Жиленков михаил оттович развод

Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Ранее совладелец ИК «РостИнвест» Жиленков засветился в силовом захвате здания Гипромеза и других рейдерских скандалах

«Внучатый зять» Ельцина выгнан из «Социальной инициативы»

Мария Окулова с мужем Михаилом Жиленковым

В благородном семействе Бориса Ельцина — новый скандал. И двух месяцев не прошло с момента воцарения “внучатого зятя” первого президента — мужа его любимой внучки Марии Окуловой — во главе скандально известной “Социальной инициативы”, как Михаил Жиленков вынужден уже паковать чемоданы.

На днях общим собранием участников “Социальной инициативы” руководство компании было с позором низвергнуто. Это произошло сразу после решения Арбитражного суда Москвы о начале процедуры внешнего управления.

Примечательно, что за досрочное прекращение полномочий Михаила Жиленкова собрание проголосовало единогласно. Однако скандал, связанный с участием ельцинской семьи в дурно пахнущих историях, на этом отнюдь не закончился.

О странном появлении ельцинского родственника Михаила Жиленкова в “Социальной инициативе” наша газета впервые поведала в конце сентября, в самый разгар скандала вокруг обманутых дольщиков.

Молодой бизнесмен Жиленков стал третьим по счету гендиректором КТ “Социальная инициатива” — самой крупной пирамиды последнего времени.

В самом деле, несмотря на бесконечную череду судебных исков, “Социальная инициатива” располагала неплохими активами: в ее собственности находилась 151 строительная площадка. По самым приблизительным подсчетам, они оцениваются более чем в миллиард долларов.

Конечно, если достроить дома и рассчитаться с дольщиками, особую прибыль сколотить в “Социальной инициативе” было бы трудно. Но в том-то и штука, что новое руководство с первого же дня объявило, что никаких квартир обманутые соинвесторы не получат: в лучшем случае им будут возвращены вложенные раньше средства.

Нехитрый арифметический подсчет: если среднестатистический дольщик — в Москве ли, в Нижнем Новгороде — заплатил пару лет назад по 600—800 долларов за метр, то вместо стометровой квартиры он может купить теперь лишь двадцатиметровую. Вся остальная разница — в карман Жиленкова.

“Для Жиленкова и его структур, — подтверждает внешний управляющий “Социальной инициативы” Николай Адамов (он только что назначен решением суда), — это был обычный бизнес-проект. Они собирались заработать “короткие” деньги, совершенно не думая о дольщиках”.

Адамов также не скрывает, что особой уверенности Жиленкову придавало родство с экс-президентом:

“Он постоянно намекал на свои высокие связи, недвусмысленно прикрываясь именем Ельцина”.

Но теперь это все в прошлом. В “Социальной инициативе” Жиленкова больше нет. Новое руководство свято клянется идти по другому пути: достроить все объекты и рассчитаться с дольщиками не обесценившимися деньгами, а обещанными квартирами.

. До недавнего времени 33-летний член ельцинского клана благоразумно предпочитал держаться в тени. Максимум, что сумели разузнать о нем журналисты, это лишь то, что Михаилу Жиленкову принадлежит мусороперерабатывающий завод в Подмосковье: способ заработка не самый фешенебельный, но вполне успешный.

На самом деле, как теперь выясняется, истинный бизнес г-на Жиленкова еще куда менее респектабелен. Он активно погружен в так называемые рейдерские войны и пользуется широкой известностью в узких кругах.

По имеющимся у нас данным, Жиленков является одним из владельцев инвестиционной компании “РостИнвест”, замешанной в целом ряде рейдерских скандалов.

Именно “РостИнвест” засветился при силовом захвате здания института Гипромез на проспекте Мира. (Две недели назад на заседании Торгово-промышленной палаты, где обсуждалась эта громкая история, Жиленков присутствовал лично, выступая от имени некой офшорной фирмы, купленной “РостИнвестом”.)

Известно об участии “РостИнвеста” и его структур в переделе других предприятий: Казанской табачной фабрики, Казанской макаронной фабрики, компании “Татинвест”. Все эти “сделки” оспариваются сейчас в судах, в том числе и обстоятельства перехода к Жиленкову офисного здания в двух шагах от Красной площади: еще недавно оно принадлежало одной татарстанской компании.

Как видно, у старшего поколения ельцинской династии — достойные продолжатели. Впрочем, по-другому и быть не могло: яблоко от яблони недалеко падает.

Инструменты финансирования корпоративных слияний и поглощений в РФ Жиленков Михаил Оттович

Данная диссертационная работа должна поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация, — 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Жиленков Михаил Оттович. Инструменты финансирования корпоративных слияний и поглощений в РФ : автореферат дис. . кандидата экономических наук : 08.00.10 / Жиленков Михаил Оттович; [Место защиты: С.-Петерб. ун-т экономики и финансов].- Санкт-Петербург, 2007.- 20 с.: ил.

Введение к работе

Актуальность темы исследования определяется усиливающимся влиянием процессов консолидации бизнес-структур на состояние отдельных отраслей и экономическое развитие страны в целом, а также относительной неразработанностью в нашей стране теоретических и практических подходов к организации механизмов финансирования сделок слияний и поглощений с использованием инструментов финансового рынка, в том числе в форме выкупов долговым финансированием

Степень изученности проблемы. В процессе работы для теоретического обоснования выводов исследования автор опирался на труды отечественных и зарубежных ученых В процессе анализа особенностей и мотивации волн слияний и поглощений в мировой экономике, а также в ходе изучения теоретических и эмпирических подходов к выбору средств расчетов и инструментов финансирования сделок слияний и поглощений использовались труды Дж Акерлофа, Г Андраде, М Бейкера, Ф Блэйка, П Болтона, Дж Вэнсли, Д Голдстейна, Г Груллона, М Дженсена, Г Дональдсона, М Кайла, М Клейтона, Р Коаса, Н Ламоро, Н Маджлуфа, С Майерса, К. Мартина, Дж Матсусака, С Мейера, М Н Миллера, Ф Модильяни, А П О’Брайана, М Э Портера, Л. Реннебуга, Р Ролла, С Садарсанама, М Скоулза, Г. Стиглера, Р Харриса, А Шлейфера, Б Янковича других авторов

В ходе исследования мировых тенденций развития выкупов долговым финансированием (LBO) как инструмента финансирования слияний и поглощений использованы работы Б В Амброзе, Р Г Боумана, Л Грейвса, Дж М Джонсона, Д Дж Дэниса, Дж Лернера, С Н Каплана, Р Картера, Г Д Ньюбулда, М Пиатковского, М Райта, А Смита, М Старфлея, СМ Стюарта, Р Е Чатфилда, Г Филипса, А Фишера, Дж Шевалье и др.

В отечественной экономической литературе исследования рынка корпоративного контроля представлены недостаточно широко, за исключением нескольких работ по общему анализу рынка (Л Д. Абрамовой, А Н Борисевич, А А Бородаевской, С А Дорохина, Р К Максутова, А Е Молотникова, Н Н Потрубача, Н Б Рудык, Е В Семенковой, Е Чирковой), а также единичных монографий по финансированию сделок М&А (С В Гвардина, ИН Чекуна) и практике корпоративных захватов (МГ Ионцева), при наличии довольно широкого перечня статей и обзоров Ю Земцовой, К Курилова, Р Леонова, А Радыгина, М Субботина, В Тутыхина, М Царева, М Цховберова и других в специализированных периодических изданиях

Одной из значимых и обязательных и, вместе с тем, сложных, сторон сделки слияния или поглощения является организация ее финансирования Отметим, что ранее данный аспект уже становился предметом диссертацион-

ных исследований отечественных ученых , однако развитие российского фондового рынка и используемых на нем финансовых инструментов привносит новые факторы и возможности для организации финансирования сделок слияний и поглощений и, тем самым, сохраняет актуальность научного исследования в данной области Кроме того, несмотря на важное значение проведенных исследований, в них до сих пор не представлен комплекс вопросов, ставших спецификой данного диссертационного исследования — анализ вопросов теоретического выбора форм финансирования и расчетов в сделках слияний и поглощений, а также возможностей и перспектив использования инструментов рынка ценных бумаг в ходе финансирования сделок, в частности, в процессе организации выкупов долговым финансированием (LBO)

Таким образом, целью исследования данной диссертационной работы является изучение особенностей источников привлечения инвестиционных средств для финансирования сделок по слияниям и поглощениям, исследование разновидностей финансовых инструментов, как используемых на российском рынке, так и перспективных, анализ проблемных вопросов, тормозящих процесс вовлечения в сферу корпоративного контроля дополнительных долговых и долевых инвестиционных ресурсов, и на этой основе разработка рекомендаций по выбору предпочтительных инструментов финансирования сделок слияний и поглощений

В соответствии с целью исследования, учитывая степень изученности отдельных вопросов исследования в отечественной и зарубежной научной практике, а также особенности формирования и функционирования рынка слияний и поглощений в РФ, в том числе в части финансирования сделок с использованием инструментов рынка ценных бумаг, диссертант сосредоточил свое внимание на решении следующих задач.

проанализировать этапы развития мирового рынка слияний и поглощений, а также проявление и формы их влияния на экономику,

предложить теоретические подходы к объяснению факторов, обуславливающих мотивацию совершения сделок по слияниям и поглощениям, и вызывающих волнообразные колебания числа и объема таких сделок,

исследовать практику формирования и развития российского рынка слияний и поглощений, одновременно выявляя ее ключевые этапы и специфику, а также факторы, их предопределяющие,

исследовать механизм организации финансирования сделок по слияниям и поглощениям, а также характерные особенности каждого из инструментов финансирования с точки зрения эффективности, изучить факторы, обуславли-

1 Горячев Д Ю Финансирование корпоративных слияний и поглощений Автореф дис канд экон наук 08 00 10 / Акад. нар хоз-ва при Правительстве РФ М , 2003, Эдонц К Э Слияние и поглощение компаний Финансовый аспект Дис канд экон наук 08 00 10 М, 2004, Пирогов А Н Финансовая стратегия слияний и поглощений российских компаний реального сектора Автореф дис канд экон наук 08 00 10 М , 2001

вающие выбор (предпочтение) того или иного механизма финансирования этих сделок на основе исследования мотивации участников рынка и сторон сделки слияния/поглощения;

изучить теоретические обоснования выбора метода финансирования и формы организации расчетов в сделках по слияниям и поглощениям;

проанализировать зарубежный опыт осуществления, особенности и этапы совершения сделок LBO, определить элементы и механизмы организации их финансирования, и выделить из них такие, которые целесообразно адаптировать к российской практике финансирования слияний и поглощений

Объектом исследования является как российский, так и иностранный рынок слияний и поглощений

Предметом исследования являются экономические отношения, связанные с привлечением и использованием финансовых ресурсов в процессе организации сделок по слияниям или поглощениям, возникающие междукомпа-нией-покупателем и компанией-целью, а также внешними инвесторами (кредиторами) и другими участниками таких сделок.

Теоретической и методологической основой диссертационной работы послужили публикации отечественных и зарубежных авторов, инструментарий общей экономической теории, системный подход к изучению процессов слияний и поглощений компаний на рынке корпоративного контроля Исследование проведено с использованием общенаучных методов — анализа и синтеза, приемов абстрагирования, классифицирования, сравнения, сочетания диалектического метода, общенаучных подходов, количественных способов анализа, анализа при работе с нормативно-правовыми актами

Информационную базу исследования составили нормативно-правовые акты РФ, ФСФР РФ, аналитические, методические и инструктивные материалы отечественных и зарубежных аналитических групп, специализирующихся на исследованиях рынка слияний и поглощений, данные отечественных специальных периодических изданий, материалы общероссийских научно-практических конференций, семинаров, посвященные вопросам организации сделок по слияниям и поглощениям, информационно-аналитических агентств, другие необходимые источники Интернета, в частности ресурсы открытого доступа к результатам научных исследований, собственные разработки, расчеты и исследования автора. Статистической базой исследования являются официальные статистические материалы Госкомстата РФ (Росстата), Министерства финансов РФ, ФСФР РФ, статистические обзоры и исследования журнала «Слияния и поглощения», аудиторских компаний PWC, K.PMG, E&Y

Научная новизна диссертации состоит в следующем

1 В работе с целью раскрытия сущностной характеристики терминологии сделок на рынке корпоративного контроля выявлены различия подходов к определению границ понятий «слияния» и «поглощения», используемых в экономической литературе, деловой среде и нормативных документах, на

этой основе сформулированы принципиальные отличия понятий «слияния» и «поглощения», аргументирована возможность обобщенного подхода к трактовке понятий «слияние» и «дружественное поглощение» в условиях согласованных действий менеджмента компании-покупателя и компании-цели, уточнено понятие недружественного поглощения применительно к особенностям и инструментарию поглощений в российской практике

Систематизированы индивидуальные и общие причины волн слияний и поглощений в мировой экономике, обоснована природа и выявлены ключевые мотивы изменения активности мирового рынка слияний и поглощений

На основе исследования законодательных основ и динамики российского рынка слияний и поглощений выявлены основные этапы его формирования, специфические особенности, текущие закономерности и тенденции развития, в том числе в конфликтном сегменте

В результате обобщения теоретических подходов к организации финансирования корпоративных поглощений уточнено понятие «финансирование корпоративных поглощений», классифицированы его источники, структурированы основные формы и особенности организации процедуры расчетов по сделкам, аргументирована мотивация выбора форм расчетов и источников финансирования поглощения компанией-покупателем

Обоснована целесообразность и определены перспективы использования долевых (IPO) и долговых (корпоративные облигации) инструментов фондового рынка в ходе финансирования сделок слияний и поглощений в РФ, дана характеристика ключевых институциональных инвесторов, представленных на российском рынке корпоративного контроля.

Представлен комплексный анализ мировых тенденций развития выкупов долговым финансированием (LBO) как инструмента финансирования слияний и поглощений, дана классификация, выявлены специфические особенности, круг участников и ключевые этапы сделок LBO, аргументирована целесообразность, определены факторы торможения и стимулирования более широкого внедрения сделок LBO в российскую практику

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Основные положении и выводы, сформулированные в работе, развивают представление о теоретических и методических основах организации финансирования сделок слияний и поглощений и могут быть использованы в будущих исследованиях, с целью активизации инвестиционных возможностей участников рынка корпоративного контроля и минимизации рисков инвестирования Проведенное исследование может стать основой для учебных курсов в рамках темы «Рынок корпоративного контроля»

Практическая значимость исследования заключается в том, что оно позволяет выработать научно обоснованный подход к выбору и структурированию инструментов финансирования слияний и поглощений Исследование может стать основой для конкретных экономических разработок по формиро-

ванию механизмов привлечения различных внешних, как долговых, так и долевых, инвестиционных ресурсов для финансирования слияний и поглощений, а также может быть полезно профессиональным участникам рынка корпоративного контроля при принятии инвестиционных решений в процессе организации таких сделок

Апробация работы. Основные выводы и результаты диссертационного исследования рассматривались в ходе проведения научных конференций (в том числе международных) в Санкт-Петербургском государственном инженерно-экономическом университете, Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов Значимость рекомендаций автора подтверждается практическим внедрением результатов исследования

Основные положения и результаты исследования отражены в 6 печатных работах автора общим объемом около 3 п л , в числе которых — 2 статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах

Структура исследования. Диссертационное исследование изложено на 175 страницах и состоит из введения, трех глав и заключения, содержит список литературы, проиллюстрировано таблицами и рисунками

Туляки засветились в базе «панамского архива»

Журналисты опубликовали базу данных владельцев панамских офшоров. По запросу Tula сайт выдает одиннадцать адресов в России.

Напомним, международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) опубликовал базу данных «панамского архива», в которой содержится информация более чем о 200 000 офшорных компаниях. Из них 11 000 связаны с шестью тысячами физических и юрлиц из России.

Владелец одного офшора зарегистрирован в Туле на ул.Демонстрации, д. 31. В документах указаны следующие имена: мистер ZHAMBAL Балин и г-н ZHAMBAL Балин. Если верить google карте, по данному адресу нет административных помещений, и это проезжая часть.

Сам мистер ZHAMBAL Балин является акционером PROMEX INTERNATIONAL GROUP LIMITED, расположенной на Британских Виргинских островах. В 2009 году в компании произошел дефолт. В графе положение дел указано: дефолт.

Также акционером данной компании является Сергей Barymov, он зарегистрирован на ул. Демонстрации, д. 39 в Туле. Данного адреса также нет на картах.

СЕРГЕЙ BARYMOV и JAMBAL BALINE также зарегистрированы на ул.Фридриха Энгельса, д.141/2 в Туле. Оба являются акционерами TRUE CORP, зарегистрированной на Багамах. В графе положение дел указано: растворенный.

По данным kartoteka.ru, в Туле по адресу ул.Фридриха Энгельса, д.141/2 зарегистрировано ООО «НОРДИС», занимающееся рекламной деятельностью, учредителем является Анатолий Михеев.

Еще один владелец офшор зарегистрирован в Туле на ул.Металлургов, д.47б (жилой дом). В «панамском архиве» указано имя Михаила Жиленкова. Он является акционером Sarty S.A. Компания зарегистрирована на Сейшельских островах, статус: дефолт.

Ранее Михаил Оттович Жиленков числился одним из основных учредителей ООО «ИК «РОСТИНВЕСТ» (основной вид деятельности — сдача внаем собственного нежилого имущества). На сегодняшний день SATOZAN FINANCIAL LTD (Британские острова) и VIMES CONSULTING (Сейшельские острова), INC. COMPANY являются основными акционерами «РОСТИНВЕСТА», зарегистрированной в Москве и имеющей капитал в 9 млн рублей.

Также, по данным kartoteka.ru, ранее Михаил Жиленков занимал пост генерального директора КТ «Социальная инициатива и компания», ее уставной капитал исчислялся в 450 млн рублей.

Данный пост Михаил Жиленков покинул еще в 2006 году, об этом писал «Московский комсомолец»:

«Молодой бизнесмен Жиленков стал третьим по счету гендиректором КТ «Социальная инициатива» — самой крупной пирамиды последнего времени.

К тому времени, когда он возглавил ее, общее число пострадавших семей превысило 20 тысяч. Недостроенные объекты “Социальной инициативы” — памятники людской доверчивости — стояли в 61 регионе.

С самого начала мы не сомневались, что приход Жиленкова обусловлен лишь одной-единственной целью: воспользовавшись сложившимся коллапсом, нажиться на людском горе.

В самом деле, несмотря на бесконечную череду судебных исков, «Социальная инициатива» располагала неплохими активами: в ее собственности находилась 151 строительная площадка. По самым приблизительным подсчетам, они оцениваются более чем в миллиард долларов».

Также на Сейшельских островах зарегистрирована фирма Makala ENTERPRISES SA с Sarty S.A. Ее связывает компания-посредник HAUSHEER & PARTNER.

Статус Makala ENTERPRISES SA описан в документах как «инактивированный». Акционером данной компании является Валерий Жиленков, который зарегистрирован в Туле по адресу ул.Металлургов, д.27 «В».

Владелец еще одного офшора Олег Золотых зарегистрирован в Туле на ул.Пузакова, д.5 (жилой дом, в нем располагается магазин сантехники и одежды). Он является акционером Luxoft Holding, Inc (Ex-СевероВосточный Software, Inc.), положение дел в компании: активный, располагается она на Британских Виргинских островах.

Еще один владелец офшор Андрей Гольтяев зарегистрирован на ул. Вересаева, д.11 (жилой дом). Он является бенефициантом компании Positive Estates Limited, которая стоит на учете на Британских Виргинских островах. Статус: активный. Акционером компании является Markom Nominees Ltd, которая зарегистрирована в Лондоне.

Тут можно отойти в сторону и вспомнить о новостройках в «Петровском квартале». Застройщиком, согласно проектной декларации, является ООО «АЛЬЯНС-СТРОЙ». 50% акций в данной компании владеет Андрей Гольтяев.

Как сообщает kartoteka.ru, он зарегистрирован как индивидуальный предприниматель в п. Шварцевский в Киреевском районе Тульской области. Вместе с депутатом Тульской областной Думы Егором Атановым владеет долей в ООО «Супермаркет-ЕгорьЕвский».

Последний офшор оформлен на Олега Пономарева, который зарегистрирован в Новомосковске на улице Донской, д.16. Он является акционером и директором BORK Германия, Ltd. Посредническую связь данная компания имеет с UNITRUST Corporate Services Ltd., которая расположилась в Лондоне.

Напомним, 3 апреля 2016 года были опубликованы материалы расследования «Международного консорциума журналистов-расследователей». Эта и последующие публикации о «тайных» средствах политиков, чиновников, представителей бизнеса основаны на утечке информации из панамской компании Mossack Fonseca, которая оказывает юридическую поддержку в регистрации компаний в офшорах. Всего в списке 209 государств.

Офшор (от англ. offshore — «вне берега») — страна или территория с особыми условиями ведения бизнеса для иностранных компаний. Среди них низкие или нулевые налоги, возможность скрыть настоящих владельцев бизнеса. В связи с этим офшоры часто используют для преступлений: «отмывания» криминальных денег, государственной коррупции, мошеннических операций. Офшорами пользуются звезды кино и спорта, чтобы делать крупные приобретения анонимно.

Пятый день продолжается голодовка вкладчиков “Социальной инициативы” — печально известной строительной пирамиды.

На втором этаже недостроенного особняка на Цветном бульваре — одном из бесчисленных объектов “Социнициативы” — лежат вповалку съехавшиеся со всей России люди: их ровно 50 человек, и они отчаялись уже ждать, что получат когда-нибудь свои квартиры, за которые выложили последние, собранные по крупицам деньги.

Но 50 голодающих — лишь верхушка айсберга. За каждым из них стоят тысячи других пострадавших. По самым скромным прикидкам, число обманутых “Социальной инициативой” людей подходит к 20 тысячам. После “МММ” это, пожалуй, наиболее крупная пирамида. И уж точно — самая беспрецедентная.

Со сменой руководства “Социальной инициативы” и арестом ее гендиректора Карасева накал страстей не только не утих, но и, напротив, разгорается с новой силой. Особую пикантность скандалу придает то, что новый гендиректор товарищества Михаил Жиленков находится в непосредственном родстве с экс-президентом Ельциным: он женат на его внучке Марии.

Дедушка с внучкой

Обманутые дольщики почти уверены: Жиленков пришел в “Социальную инициативу” для того, чтобы увеличить капиталы “семьи”…

История восхождения ельцинского родственника на верхушку строительной пирамиды покрыта тайной. Михаил Жиленков, женившийся 3 года назад на Марии и подаривший совсем недавно экс-президенту правнука, появился в “Социальной инициативе” две недели назад.

Он стал третьим по счету гендиректором компании: самый первый, Николай Карасев, томится в неволе уже который месяц.

От переговоров с инициативными группами обманутых дольщиков Михаил Жиленков старательно уклоняется: известно лишь об одной его подобной встрече, которая закончилась скандалом.

“Жиленков и не скрывал, что пришел в “Социнициативу”, чтобы заработать, — рассказывает участник той встречи, руководитель инициативной группы Светлана Дроздова. — Он заявил, что оставшиеся площадки будут достраиваться по коммерческим расценкам, а соинвесторам компания просто вернет вложенные раньше деньги; кто хочет получить квартиры — пусть доплачивает разницу. Но это недопустимо! За такие суммы сегодня просто невозможно что-либо купить”.

Тот факт, что “внучатый зять” Ельцина воспринимает “Социальную инициативу” как коммерческий проект, косвенно подтвердил мне и председатель совета директоров компании Андрей Поскребов. В разговоре он сказал, что Жиленков — это “стратегический инвестор”, заметив, правда, что состояние тот заработал еще до вхождения в “семью”.

В самом деле при грамотном подходе “Социальная инициатива” — настоящее золотое дно. Несмотря на череду скандалов, компания располагает огромными активами: 151 строительная площадка в 61 регионе. Этих объемов достаточно, чтобы рассчитаться с обманутыми дольщиками и самому не остаться в убытке.

До последнего времени, однако, руководство “Социнициативы” двигалось по другому пути: пользуясь прорехами в законах, оно выводило активы, перепродавая их за гроши. (Для примера: купленная за 30 миллионов долларов гостиница “Москва” во Владикавказе ушла на сторону за… 7 миллионов.) Дело в том, что формально объекты в регионах принадлежат не самой “Социальной инициативе”, а ее филиалам, то есть юридически самостоятельным структурам. Все же попытки начать процедуру внешнего управления с переходом в банкротство наталкиваются на стену сопротивления.

Теперь к власти в “Социнициативе” пришли новые люди. Вопрос лишь: зачем?

“Пока с их стороны мы не видим никаких жестов доброй воли, — свидетельствует Светлана Дроздова. — Напротив, противостояние только нарастает. “Социнициатива” по-прежнему не желает садиться за стол переговоров”.

Я не знаю, советовался ли Михаил Жиленков со своими новыми родственниками, прежде чем влезать в эту скандальную, дурно пахнущую историю. Вполне возможно, никакого благословения “семьи” он и не получал. Но даже если и так, Жиленков не мог не понимать, что волей-неволей он втягивает экс-президентский клан в скандал национального масштаба.

Ко всем бесчисленным обвинениям в адрес “семьи” теперь добавляется еще одно: обман дольщиков. Для полного счастья Ельцину не хватало только этого…

…Пока еще на плакатах и транспарантах, выставленных в окнах недостроенного дома на Цветном бульваре — форпосте голодающих, — нет фамилии Ельцина. Но я почти уверен, что очень скоро она там появится. И не только там: забастовки и митинги обманутых дольщиков бушуют по всей России.

И тогда у экс-президента останется один-единственный выход: выйти из спячки и проявить социальную инициативу. Рассчитаться с должниками (уж на это денег у “семьи” точно хватит). А уже потом, вместе с новым родственником Жиленковым, вспомнив строительную молодость, достроить брошенные объекты: дело-то, что говорить, прибыльное.

Грешным делом, после того как с коллегой, депутатом Валерием Рязанским, мы повстречались с голодающими, именно такой вариант я и предложил председателю совета директоров “Социнициативы” Андрею Поскребову. Тот лишь отшутился в ответ.

Боюсь, если дело так пойдет и дальше, станет уже не до смеха…

Жиленков михаил оттович развод

Каждый полк Русской армии имел своё, зачастую отличное от других, лицо, свои обычаи и традиции. Особенно это было заметно в полках императорской гвардии. Автору, признаться, больше всего импонирует традиция полка номер два гвардии, Семёновского, девизом которого было: «Высший шик в отсутствие самого шика». Настоящая аристократия, в отличие от выскочек-нуворишей (увы, бич современной России), не нуждается в показной демонстрации своего превосходства.

Общая атмосфера полка – в службе, в повседневной жизни, в общении между собой офицеров, невзирая на звания и должности — представляла собой барское достоинство, соединённое с большой простотой. Семёновский офицер не гнул спину ни перед кем. Даже в царском дворце при разговоре с самим государем и особами императорской фамилии семёновский офицер, оставаясь безукоризненно воспитанным, вежливым, не проявлял при этом ни малейшего раболепства.

С другой стороны, у семёновцев не было и тени заносчивости перед младшими. Выразить презрение к солдату, к нижнему чину для настоящего семёновского офицера было невозможно. Точно также семёновские офицеры относились к своим денщикам и к прислуживающим в офицерском собрании лакеям. Настоящий офицер, по понятиям неписанного семёновского кодекса, не мог накричать или устроить разнос служащему собрания; равным образом, были немыслимы оскорбительные обращения-выкрики, бытовавшие в те годы в трактирах вроде «лакусь» или «лакедрон».

В 80-е гг. ХIХ века в обычное время в офицерском собрании Семёновского полка кроме поваров служили четыре человека: буфетчик и три лакея. Буфетчик обычно стоял за конторкой, отдавал распоряжения и заказы лакеям, в горячие минуты сам подавал господам офицерам, а главное — записывал всякий бутерброд, всякую рюмку, папиросу, поданную офицеру. По этим записям в конце месяца производились вычеты из офицерского жалованья. То есть должность буфетчика требовала безукоризненной честности, и, судя по отсутствию недоразумений и скандалов с этими записями, буфетчики этой честностью обладали.

Лакеи в собрании были как вольнонаёмными, так и из проходящих службу солдат (условием было то, что солдат не мог быть из молодых – требовалось прежде отслужить и стать солдатом в полном смысле этого слова).

Рядовой Лиговет, будучи рядовым 9-й роты полка, попав служителем в собрание, по увольнении в запас остался на всю жизнь в полку. Высокого роста, красивый, статный. Был совершенно честен, молчалив и служил бессменно 26 лет. Последние 10 лет Лиговет пил, но офицеры его не увольняли, превыше ценя его честность. Он так и умер, состоя на службе в собрании, в Семеновском военном госпитале от тяжелой болезни почек.

Произошло это осенью 1908 года.

В газете «Новое время» было размещено траурное объявление: «Общество офицеров лейб-гвардейского Семёновского полка объявляет, что такого-то числа в Семёновском военном госпитале от продолжительной и тяжёлой болезни скончался (имярек) Лиговет, честно и верно прослуживший в качестве слуги офицерского собрания лейб-гвардейского Семёновского полка в течение 26 лет». Вынос тела в полковую церковь тогда-то. Похороны тогда-то.

В назначенный день в полковой церкви собрались почти все действующие офицеры полка и, что самое интересное, множество давно вышедших из полка, прочитавших объявление и поспешивших приехать в полковой храм воздать последний долг усопшему.

По окончании отпевания большой белый глазетовый гроб, заказанный на средства офицеров, вынесли на руках вместе офицеры и собранская прислуга.

Процессия двинулась к Преображенской часовне, что на Николаевском вокзале, и из всех рот высыпали солдатики посмотреть, как господа офицеры хоронят простого служителя. И замполита с Ленинской комнатой не надо — наглядная агитация! Наверное, не зря именно Семёновский полк в декабре 1905 года всего за 4 дня подавил вооружённое восстание в Москве, поставив фактически точку на первой революции и подарив России тем самым еще 12 лет спокойной жизни.

В Советское время слово «слуга» приобрело негативный оттенок, а зря. Ведь оно от слова «служить», а служить на Руси всегда было почетно: служит и офицер, и солдат, и священник в полковой церкви, и повар в солдатской столовой. Служит и лакей в собрании – полк большой и сложный организм, и в нём нет должностей ненужных и, тем более, позорных.

Олигархи Украины. Настоящее и будущее Руины. Стрим с блогером из Питера — Александром Каминским

Тема стрима — украинские олигархи и будущее Украины. Вторая часть — ответы на вопросы.

Проводит стрим социолог Сергей Задумов.

Подписывайтесь на канал РИ на Ютубе. Готовьте ваши вопросы.

История русин

Великая Моравия во времена Ростислава и Святополка.
Этнически русины происходят от восточнославянских племён тиверцев, уличей и белых хорват, которые населяли территорию Восточных Карпат в VI—VII веках нашей эры[32]:91. Существует также точка зрения, что к предкам русинов следует относить чёрных хорват[32]:91.
Русины известны также под именами: «руснаки», «руськи», «руски», «угрорусины», «угрорусы», «карпатороссы»(так себя называли[33] русины русофильской направлённости), «рутены», «русские». На заре становления государственности западных славян — Великой Моравии, земли современных русин населяли славяне: белые и черные хорваты. Белые хорваты населяли восточную Галицию (Западная Украина), а черные хорваты населяли центральные и западные территории Великой Моравии (Чехия и Словакия) и южную часть Польши. Венгерский король Соломон, внук великого Киевского князя Ярослава Мудрого, который был сыном старшей дочери великого князя Киевского — Анастасии Ярославны, королевы Венгерской, в 1068 году дает своему двоюродному брату Ламперту земли в современном Закарпатье. Ламперт основывает город Берегово. Поскольку его первыми жителями были колонисты из Саксонии (сасы), то и город назвали в честь князя и своей исторической родины «Лампертсас», или «Лупрехтсас». Первые документальные сведения о Лампертсасе фиксируются в латинском тексте в 1247 г. В 1284 году впервые фиксируется славянское название «Берегсас» (от славянского «берек» — небольшой лес, гай). В середине XII века пo приглашению венгерского короля Гезы II в Закарпатье прибыли переселенцы из Саксонии — лужичане, которые на Прикарпатье стали известны под названием «саксы»[34][35][36].

В X—XIV веках часть Закарпатья периодически входила в состав Киевской Руси и Галицко-Волынского княжества. Первым документально подтвержденным фактом службы у древнерусского князя был приход в 1236 году отряда рыцарей под предводительством князя Гуйда из Марамароша на помощь дружине великого галицко-волынского князя Даниила Галицкого. За военные заслуги воевода Гуйд получил большой земельный удел на Руси и женился впоследствии на Рамуне[37], вдове великого князя литовского — Шварно, дочери Миндовга и сестре Войшелка. Выходцы из Закарпатья неоднократно фиксируются в «галицко-волынской летописи», а русины из Галицко-Волынского государства — в актовых документах королевства Венгрия. С тех пор восточные славяне Западной Руси и, в частности, переселенцы из Галичины в Воеводину и Паннонию практически беспрерывно использовали и используют свой этноним «русин \ русины», несмотря на все перипетии истории. В Польше в XVI—XVIII веках использовали латинский этноним «рутены» (лат. rutheni, rhuteni) производное от «Русь» либо для идентификации украинцев и белорусов в противовес русским (лат. russen) из Российского царства (империи), либо в отношении только украинцев для отделения их от православных Великого Княжества Литовского (литвинов).[38] Юридическое включение Закарпатья в состав Венгерского королевства произошло в XIII—XIV веках в процессе династических браков и войн за галицко-волынский престол. Грамоты, выданные русо-волошским воеводам герба Сас, зафиксировали обширную категорию восточнославянских названий поселений, говорящих о проживании там в рассматриваемое время славян[39].
К тому времени Киевская Русь уже перестала существовать, а большинство удельных древнерусских княжеств пребывало в вассальной зависимости от Золотой Орды. Свою независимость ещё несколько столетий сохраняло Галицко-Волынское государство, королевство Руси. Вследствие угасания династии Романовичей и войн за галицко-волынское наследство оно прекратило своё существование в конце XIV века и было поделено между представителями родственных монархий: Пястами — королевство Польское, Гедиминовичами — Великое княжество Литовское в том числе их ветвью Ягеллонами, и Анжуйской династией — Венгерское королевство. В 1372—1387 гг. практически все славянские земли Галицко-Волынского государства входили в состав королевства Венгрия. Закарпатье до начала XX века оставалась в составе Венгерского королевства.
Земли современной Белоруссии и большая часть земель современной Украины вошли в состав Великого Княжества Литовского и Русского. Червоная Русь вошла в состав Польского королевства. Владимиро-Суздальское княжество оказалось под властью Золотой Орды.
В дальнейшем Великое Княжество Литовское объединилось с Королевством Польским в двуединую федерацию — Речь Посполитую («Общее Дело») Обоих Народов. Позднее южная часть Великого Княжества Литовского была передана под управление Польского королевства, а земли будущей Белоруссии вместе с собственно литовскими землями остались под управлением Вильны, что и послужило толчком к разделению западноруских земель и обособлению белорусского и украинского народов.

Русины родственны русским.Их история. Руснаки это и есть русины и часть русского народа

Я Русинъ былъ, есмь, и буду

Я родился Русиномъ,

Честный мой родъ не забуду,

Останусь его сыномъ;

Русинъ былъ мой отецъ, мати,

Русская вся родина,

Русины сестры, и браты

И широка дружина;

Великій мой родъ, и главный,

Міру есть современнiй,

Духомъ и силою славный,

Вс?мъ народамъ пріемный.

Я св?тъ узр?лъ подъ Бескидомъ,

Первый воздухъ русскій ссалъ,

И кормился русскимъ хл?бомъ,

Русинъ мене колысалъ.

Коль первый разъ отворилъ ротъ,

Русское слово прорекъ,

На аз-буц? первый мой потъ

Съ молодого чела текъ.

Русскимъ потомъ я питанъ былъ,

Русскимъ ишолъ росходомъ

Въ широкій св?тъ; но не забылъ

Съ своимъ знатися родомъ. —

И теперь, кто питаетъ мя?

Кто кормитъ, кто мя держитъ?

Самое русское племя

Мою годность содержитъ!

Прото теб?, роде мой,

Кленуся живымъ Богомъ,

За печальный потъ и трудъ твой

И отдамъ ти колько могу:

Прійми той щирый дарокъ,

Прійми вотъ маленьку книгу,

И сей писменный рядокъ.

Прочее же не забуду

Сердца моего скруху

Пожертвовати; — я твой буду,

Твоимъ другомъ и умру.

1850 год. Александр Духнович

Александр Духнович встал у истоков национального возрождения Подкарпатской Руси. Он проникся идеями просвещения крестьян путём распространения русского литературного языка, который он считал общим достоянием всего русского народа, как в Российской империи, так и в «Подъяремной Руси». Литературная деятельность Духновича началась в период его руководства приходом в Беловеже. Там он начал изучать церковнославянский и русский языки, собирать народные песни. В 1847 году он издал свою первую книгу — карпаторусский букварь под названием «Книжица читалная для начинающих».

Итак, по мнению ученых историков, родиной всех славян и, в частности, русинов, принято считать Карпатский ареал. В некоторых своих статьях я уже упоминал имя великого русского историка Василия Осиповича Ключевского. Сегодня снова сошлюсь на его авторитетное мнение. Вот, что он писал: «Карпаты были общеславянским гнездом, из которого впоследствии славяне разошлись в разные стороны». «Восточные славяне, – пишет В.Ключевский, — пришли сюда не прямо съ Дуная, совершивъ непрерывную перекочевку: это была медленная передвижка съ остановкой на Карпатахъ, длившейся со II до VII в. Авары дали толчокъ дальнъйшему движенiю карпатскихъ славянъ въ разныя стороны»

Историк Ф.И.Свистун в своей книге «Прикарпатская Русь под владением Австрии», ссылаясь в приложении на книгу «Наша Родина» (1896г.) буковинского историка Григория Купчанко, пишет, что «нерусские историки, а именно греческие, римские, готские и немецкие упоминают о Русских еще в истории до Рождества Христового, называючи в той истории Русских: то Роксоланами, то Россоланами, то Роксами, то Россами, то Руссами». Так вот, эти Роксоланы, Россы, Руссы-славяне или славные люди имели свои корни, свое изначальное гнездо, как правильно указывают ученые Подкарпатской Руси Г. Таркович, И.Поп, Д. Поп, и знаменитые историки России Н. Карамзин и В. Ключевский, в Карпатах.

А вот как пишет о начальном исходе древних карпатских славян в своей книге «Истинная Исторiя Карпато-Россов или Угорских Русинов» уже упоминавшийся мною А. Духнович. Основываясь на имеющихся в то время источниках (1850-е годы), А. Духнович говорит «что Русскiй так, как и болгарскiй, сербскiй, власкiй, и славянскiй народ от древнъйших времен, и едва что не от самого потопа, как и во времена владънiя римского край сей наполнял, и по тому как грекам, так и римлянам, под различными именами знаком был; — и далее пишет, — что как велико, так и мало-россы быв отрывом Славян, из Карпата произошли, т.е. из плодоносныя Паннонiи, или от Дуная и Тисы. И во самом дълъ чтобы иное Нестора, и Карамзина Новгородскiе и Кiевскiе Славяне были, как не Панноно, или Карпато Россiяне – что самое слъдующiе однаго Угро-Росiяна стихи явным творять:

Карпат Славянам есть истинной Отець, Мати,

Но Россiяны дъти то не ищуть знати».

Под именем одного «Угро-Россiяна» Духнович имеет в виду священника, доктора богословия русина Григория Тарковича.

В подтверждение сказанного можно привести и слова историка профессора Федор Федоровича Аристова, утверждавшего ещё в начале прошлого века, что именно на территории Подкарпатской Руси славяне угро-руссы жили испокон веков, и именно отсюда славяне разошлись, разъехались, разбрелись в разных направлениях по Дунайской низменности и другим местам в поисках земли, пригодной для жизни.

Итак, выяснив этот исторический факт, мне хочется сказать отдельно о некоторых таких угрорусах, по-современному русинах, покинувших свое родное гнездо и искавших применение своим знаниям в других странах, а именно, в Российской империи.

Одним из первых известных нам первооткрывателей России, оставивших доброе имя свое в истории, был русин Иван Алексеевич Зейкан (1670 — 1739), уроженец села Имстичева Иршавского района Подкарпатской Руси. Зейкан, умнейший человек своего времени: педагог, просветитель, стал дипломатом при Петре I. Именно его фамилия стала началом, первой связующей ниточкой между Русью Петровской и Русью Подкарпатской. Он отлично знал философию, в совершенстве владел латынью, немецким, венгерским и славянскими языками. Образование получил в Праге и Вене.

И. Зейкан работал при дворе российских царей, выполняя различные дипломатические поручения. Позже И.Зейкан был наставником двоюродных братьев царя Петра I — Александра и Ивана Нарышкиных, а затем и внука государя. В 1722 году Петр I лично обратился к Зейкану с просьбой стать наставником внука: «Господин Зейкан! Понеже время приспело учить внука нашего, того ради, ведая ваше искусство в таком деле и добрую вашу совесть, определяем вас к тому, которое дело начни с Богом по осени. »

В июле 1727 года, спустя два года после смерти Петра I, И.А. Зейкан отбыл на родину в Подкарпатскую Русь, Венгрия, ныне Украина.

Вторым в этом списке является земляк И.Зейкана, Иван Семенович Орлай (1771-1829). Весной 1791 года, после окончания Ужгородской гимназии, он приехал в Петроград учиться в Медико-Хирургическом училище. Блестяще окончив училище, а затем и медицинский факультет в Венском университете, И.С.Орлай, вернувшись в столицу России, последовательно, по ступенькам карьерной лестницы поднимается вверх от больничного врача до гоф-медика царского двора. Став доктором медицины, И.С.Орлай работал по совместительству ученым секретарем Медико-хирургической Академии России. Он — автор медицинских сочинений и организатор медицинского дела в России, издатель первого в России медицинского журнала «Всеобщий журнал врачебной науки».

Именно по его рекомендации, в 1803 году из Австрийской монархии была приглашена целая плеяда молодых ученых русинов для преподавания в открывавшихся учебных заведениях России.

Князь А.Голицын, министр просвещения, докладывал Царю, что «Единственный народ, у которого мы можем взять ученых – венгерские рутены (русины – авт.), которые разговаривают тем же языком, что и мы, и сохранили христианскую веру наших отцов».

Среди приглашенных ученых людей главенствующее место, бесспорно, занимает Михаил Андреевич Балугъянский (Балудянский) (26.09.1769 – 03.04.1847), сын священника, выпускник юридического факультета Венского университета, доктор права, ученый в области юриспруденции и политической экономии. Ему было суждено в 1819 году стать первым ректором С.Петербургского университета.

Украинизация южной и западной Руси

Свободное Слово — ежемесячный карпато-русский журнал. март.-апр. 1961г.

. Таким образом русская Буковина была украинизирована насильственно аппаратом, во главе которого стоял румын — Николай фон Вассилко.

Заслуживает внимания и то, что в соседней Галицкой Руси во главе украинского движения стоял поляк, граф Шептыцкий, который в течение своего сорокалетнего владычества в роли униатского митрополита во Львове сделал больше для украинизации Галицкой Руси, чем все остальные украинские дiячи, вместе взятые.

Д-р А. Геровский. Украинизация Буковины

Наши читатели уже знают из прошлых статей, что русское население Буковины считало себя русским и не имело никакого понятия о том, что существует какая то украинская нация и что они должны превратиться в “украинцев” и больше не называть ни себя, ни своего языка русскими. Когда, в конце прошлого столетия, пришлые галичане начали пропагандироватъ в Буковине идею сепаратизма, они в начале, в течение нескольких десятилетий, не смели называть ни себя, ни свой новый “литературный” язык украинским, но называли себя и свой язык руским (через одно “с”). Все русские буковинцы сочли это польской интригой. В этом сознается даже “Українська Енцикльопедiя”. Во главе этой пропаганды стояли, как наши читатели, вероятно, помнят, два “украинских великана”: профессор черновского университета Стефан Смаль-Стоцкий, человек без какой либо научной квалификации, получивший место профессора на основании письменного обязательства, хранившегося в архиве черновского австрийского губернатора, что он обязуется в случае своего назначения профессором “рутенского языка”, пропагандировать “научную точку зрения”, что рутенский язык — самостоятельный язык, а не наречие русского языка. Только через несколько лет после своего назначения он написал при помощи профессора романских языков, Гартнера, мизерную грамматику, заглавие которой было “Руска грамматика”. Впоследствии, незадолго до первой мировой войны, он попал под суд за растрату нескольких миллионов крон, которую он совершил, будучи председателем “Селянской Касcы”. Только мировая война спасла его от тюрьмы. Другим украинским “великаном” в Буковине был Николай фон Вассилко, отец которого был румын, а мать румынская армянка. Николай фон Вассилко не знал ни слова ни по русски, ни по “украински”, но это не помешало ему сделаться вождем буковинской Украины и быть “избранным” в австрийский парламент и буковинский сойм в чисто русском путиловском округе. Вассилко воспитывался в Терезиануме вместе с австрийскими аристократами и членами габсбургской династии. Благодаря этому у него были большие связи. К тому же он был сын богатых родителей. Имение его отца оценивалось в несколько миллионов крон. Он был единственный сын, родители его умерли рано. Когда ему стукнуло двадцать четыре года, он унаследовал имение отца и прокутил его в течение нескольких лет в Вене вместе со своими высокопоставленными приятелями. Оставшись без гроша, он решил заняться политикой. Сперва он предложил услугу своим румынам, но они, зная Вассилка, их не приняли. Затем он предложил свои услуги русскому консулу в Черновцах, обещая за плату в пятьдесят тысяч не то крон, не то рублей, работать в пользу России. Но и там он получил отказ. В конце концов он решил превратиться в украинца и в конечном итоге он вместе со Смаль-Стоцким составил “дуумвират”, который, по словам украинской энциклопедии, руководил всем украинским движением в Буковине. Как выяснило судебное следствие, Вассилко был тоже причастен к растрате миллионов “Селянской Кассы”. В это дело были замешаны, по словам украинской энциклопедии, тоже “почти все украинские интеллигенты в Буковине” (Українська Енцикльопедiя том III стр. 678).

В дуумвирате решающее значение имел фон Вассилко вследствие своих связей в высочайших сферах Вены. Что Стоцкий был весьма недоволен своей второстепенной ролью в дуумвирате, было общеизвестной тайной. Но он волей-неволей должен был подчиняться.

Итак, как в Галичине, так и в Буковине, во главе украинского движения не были украинцы. В Галичине главой был поляк, граф Шептыцкий, а в Буковине — румын фон Вассилко.

Как же случилось, что накануне первой мировой войны уже было много интеллигентов и полуинтеллигентов самостийников, хотя их родители все еще называли себя русскими. Вот как это произошло.

В последних десятилетиях прошлого столетия буковинская русская интеллигенция состояла главным образом из православных священников. Униатов в Буковине было очень мало и то только по городам. Но и униаты в то время считали себя русскими. В главном городе, Черновцах, униатская церковь всеми называлась просто русской церковью, а улица, на которой эта церковь находилась, даже официально называлась по немецки Руссiше Гассе (официальный язык в Буковине был немецкий). На всех углах этой улицы были надписи на трех языках: Руссiше Гассе, Руска улица, Страда Русяска. А на фасаде городского дома красовались три огромных мраморных доски, в ознаменование двадцатипятилетия, сорокалетия и пятидесятилетия царствования Франца Иосифа. Надписи на таблицах были составлены на немецком, румынском и русском языках. На первых двух таблицах русский текст был составлен на чистом литературном русском языке. Франц Иосиф на них величался “Его Императорское Величество”. Только на третьей таблице (1898-го года) текст был составлен на украинской мове, и Франц Иосиф из Императорского Величества превратился в “Найяснiйшого Пана”.

Я попал в конце прошлого столетия из Инсбрука в Черновцы. Гимназия там была немецкая, так же как и в Инсбруке. Когда в первый день занятий классный наставник читал список учеников, я жадно прислушивался к их фамилиям.

Значительно больше половины учеников были евреи с немецкими фамилиями, говорившие между собою на еврейском жаргоне. Было несколько сыновей немецких колонистов и чиновников, два поляка, а остальные были румыны и русские. По фамилиям не всегда можно было угадать национальность ученика. Оказалось, что Григорович, Литвинюк и Волчинский были румыны, а Тотоеску, Тевтул и Падура — русские. Но были русские и с русскими фамилиями в моем классе: Василович, Григорий, Клим, Залозецкий. Кроме меня, в гимназии были еще мои два брата, старший Роман и младший Георгий. И у них были среди их товарищей русские. Большинство из них были сыновья крестьян. Было несколько сыновей русских священников и очень мало сыновей русских интеллигентов-мирян. В моем классе кроме меня, только Залозецкий был сын русского интеллигента, врача. С нашими русскими товарищами мы быстро подружились и они часто к нам заходили. Мои родители были очень гостеприимны, и наш дом был всегда открыт для них. Когда они заходили к нам, во время обеда или во время ужина, они всегда обедали или ужинали с нами, а в остальное время на стол всегда ставился большой самовар и было вдоволь белого хлеба, масла, сыра и другой еды. Делалось это у нас безо всякой предвзятой мысли. После чисто немецкого Инсбрука, где во всем городе, да и во всем крае не было кроме нашей семьи ни одного русского человека, нам было всем приятно проводить время с русскими. Но не так на это смотрели австрийские власти. Когда после трех лет нас исключили из гимназии и не только из черновской гимназии, но согласно решению министерства народного просвещения в Вене, из всех среднеучебных заведений Буковины и Галичины, то есть, из тех австрийских провинций, в которых имелось русское население, то в своем постановлении австрийское правительство не постеснялось поставить нам в вину то обстоятельство, что в нашем доме “всегда кипел большой самовар” и что мы кормили наших товарищей очевидно с целью их обработки в “руссофильском” духе. Другое преступление, которое было поставлено нам в вину, было то, что после смерти православного русского законоучителя Ивановича, по городу были расклеены, по тогдашнему обычаю, посмертные объявления от имени его учеников, которые были составлены на русском литературном языке. Кроме того, мы обвинялись в том, что русские ученики, посещавшие уроки русского языка, которые давались для них два раза в неделю, отказывались писать “фонетикой”, только что введенной, и настаивали на старом правописании. В этом императорско-королевское министерство народного просвещения тоже увидело что то вроде государственной измены.

Мы были принуждены продолжать наше образование частным образом и затем держать ежегодно экзамены в других гимназиях. Но продолжали мы жить в Черновцах, и наше знакомство с бывшими товарищами не прекращалось.

Как я уже упомянул, большинство русских учеников черновской гимназии были сыновья крестьян. Крестьяне эти были чрезвычайно бедны. Их дети, наши товарищи, жили в подвалах или полуподвалах, которые никогда не отапливались, хотя зимы в Буковине были чрезвычайно суровые и долгие. Снег иногда лежал, не тая, около шести месяцев, причем температура понижалась нередко до 30 градусов ниже нуля, по Цельсию. Денег у них не было никаких. Еду им привозили родители не чаще, чем два раза в неделю, а обыкновенно только один раз, и эта еда состояла из холодной мамалыги (кукурузной каши), кислого молока и вареного картофеля. Согреть эту еду было негде. Ее всегда ели холодной.

Обрабатывать этих крестьянских сыновей в “руссофильском духе” было нечего. Все они не только были русские и называли себя русскими, но они все прекрасно сознавали, что это значит. Русская граница была тут же, под боком, от города Черновцов всего только в двадцати километрах, т.е. в 12-ти американских милях. Почти в каждом селе были люди, которые побывали в России на работах или сплавляли лес по Пруту в Россию. О них упоминает даже Максим Горький в одном из своих рассказов. Поэтому все буковинские крестьяне знали, на каком языке говорят в России, не только простонародие, но и представители власти, пограничные стражники и другие государственные служащие, с которым им приходилось встречаться. Язык этот они, конечно, не называли литературным русским языком, ибо они слова “литературный” не знали, но они считали литературный русский язык настоящим русским языком, выражая эту мысль словами “там говорят твердо по-русски”.

Во всей восьмиклассной гимназии в Черновцах среди русских учеников было только двое, считавших себя не такими русскими как “москали”. Это были два галичанина: Бачинский и Ярошинский. Бачинский был известен своими доносами на своих русских товарищей, и его все избегали. Ярошинский был сыном народного учителя, который почему-то переселился из Галичины в Буковину и продолжал учительствовать там. Когда я попал в черновскую гимназию, Ярошинский был уже в восьмом классе и скоро исчез с горизонта. Но не лишним будет отметить здесь факт, что когда за несколько лет до этого правительство решило упразднить в школах старое общерусское правописание и заменить его фонетическим, то оно встретило единодушное сопротивление со стороны всех учителей начальных школ. Правительство устроило что-то в роде плебисцита учителей, который дал совершенно неожиданный результат для их начальства. За “фонетику” высказались только два учителя, оба “зайды”, т.е. пришлые галичане. Один из них был Ярошинский. Не взирая на это, было приказано ввести фонетику. Но название языка было оставлено русским (через одно с). Однако лет двадцать спустя уже почти все народные учителя были самостийники, как и значительная часть интеллигенции новых поколений. Среди православных священников в конце прошлого столетия был только один единственный самостийник, по фамилии Козарищук.

Итак, среди православных священников все, кроме одного, считали себя русскими, и были сознательными русскими людьми. Лет через двадцать, среди новой генерации духовенства уже было немало самостийников. Случилось это очень просто. Были учреждены на казенный счет “бурсы”, т.е. бесплатные общежития для гимназистов, в которых их воспитывали в самостийно-украинском духе. Затем было приказано православному митрополиту представлять ежегодно список кандидатов, желающих поступить на богословский факультет, губернатору, который вычеркивал всех неблагонадежных, то есть, не желающих отречься от своего русского имени и превратиться в самостийных украинцев. Студенты богословского факультета жили в общежитии в здании митрополии, на всем готовом. Все это делалось за счет православной церкви, которая в Буковине была чрезвычайно богата и не нуждалась и не получала от правительства никаких пособий в то время, как все римо-католическое духовенство, а также и униатское оплачивалось из казенных фондов. Имущество православной церкви состояло из богатейших земельных угодий, но ими управляло австрийское министерство земледелия, которое получало в свои руки все доходы с этих земель и выдавало православной церкви ежегодно столько, сколько по его усмотрению было необходимо для покрытия нужд церкви. Таким образом в начале этого столетия доступ в православное духовенство был закрыт для русских.

Русскую мирскую интеллигенцию австрийское правительство постепенно превращало в самостийную украинскую через посредство “бурс”, бесплатных общежитий для гимназистов, в которых их воспитывали в самостийно-украинском духе и в ненависти ко всему русскому. В этих общежитиях были сотни гимназистов, в то время как в русских общежитиях, которые содержались на частные средства, были только десятки. При этом русские общежития были, конечно, гораздо беднее казенных.

Тоже самое происходило и в учительской семинарии с той только разницей, что там русскому ученику делать было нечего, ибо все знали, что русский, не желающий отречься от своей русскости, по окончании семинарии ни в коем случае не получит места учителя.

При всем этом необходимо иметь в виду, как мы уже упомянули, что подавляющее большинство учеников как гимназии, так и учительской семинарии были сыновья крестьян, которым вне общежития приходилось вести полуголодное существование. Казенное общежитие представлялось им настоящим раем. Мне часто приходилось разговаривать с родителями этих бурсаков, воспитываемых в украинском духе. Не раз мне жаловался тот или другой отец, что его сын, возвращаясь летом домой на каникулы, называет его, отца дураком за то, что тот считает себя русским. “Подумайте только, что сделали из моего сына в бурсе”, сетовал отец. “Он меня, своего отца, называет дураком и уверяет меня, что мы не русские, а какие-то украинцы”. И когда я спрашивал такого отца, почему он все же посылает своего сына в эту бурсу, он мне отвечал: “Потому, что он там не голодает и не живет в холодном подвале, и еще потому, что он оттуда выйдет в люди и будет паном”. И при этом такой отец утешал себя мыслью что когда его сын выростет, он поумнеет, и что вся эта “украинская дурь” вылетит у него из головы. Такие случаи, конечно, бывали, но очень редко ибо, окончив гимназию, а затем и университет, надо было подумать о дальнейшей карьере, а всякая карьера зависела в той или иной степени от всемогущего императорско-королевского правительства, которое “москвофилам” не только не давало ходу, но и сажало их в тюрьму за государственную измену.

Австрийское правительство не довольствовалось тем, что оно воспитывало в своих бурсах сотни и тысячи самостийников. Восьмого мая, 1910 года, буковинский губернатор в один и тот же день закрыл все русские общества и организации: русскую бурсу для мальчиков, русскую бурсу для девушек, общество русских студентов “Карпат” и общество русских женщин, которое содержало школу кройки и шитья. При этом правительство конфисковало все имущество организаций, в том числе и библиотеку общества русских студентов. А гимназистов и гимназисток полиция выбросила из общежитий на улицу, не заботясь о том, куда они денутся.

Не будет лишним отметить, что точно так же поступил в Карпатской Руси в 1939-м году украинский монсиньор Волошин, назначенный чехами по приказу Гитлера карпаторусским диктатором. Воцарившись, он сразу же издал приказ о закрытии всех русских политических организаций, культурных учреждений, студенческих организаций, спортивных обществ, русского скаута и т.д.

Таким образом русская Буковина была украинизирована насильственно аппаратом, во главе которого стоял румын — Николай фон Вассилко.

Заслуживает внимания и то, что в соседней Галицкой Руси во главе украинского движения стоял поляк, граф Шептыцкий, который в течение своего сорокалетнего владычества в роли униатского митрополита во Львове сделал больше для украинизации Галицкой Руси, чем все остальные украинские “дiячи”, вместе взятые.

Свободное Слово — ежемесячный карпато-русский ж

Читайте так же:  Земельный налог уплата декларация