Судебная практика по 190 ук рф

Статья 190. Невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей

СТ 190 УК РФ.

Невозвращение в установленный срок на территорию Российской Федерации культурных
ценностей, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в
соответствии с законодательством Российской Федерации, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на
срок до восьми лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового.

Комментарий к Ст. 190 Уголовного кодекса

1. Предметом преступления выступают культурные ценности, список которых дан в ст. 6 — 8 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей».

2. Статья 9 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей» закрепляет перечень культурных ценностей, не подлежащих вывозу из Российской Федерации ни на каких условиях, а также перечень культурных ценностей, которые могут временно вывозиться.

3. Временный вывоз культурных ценностей осуществляется музеями, архивами, библиотеками, другими юридическими, а также физическими лицами для организации выставок; для осуществления реставрационных работ и научных исследований; в связи с театральной, концертной и иной артистической деятельностью; в иных необходимых случаях.

4. В ст. 190 УК ответственность установлена только за невозвращение культурных ценностей, вывезенных на законном основании, если такое возвращение является обязательным.

5. Преступление считается оконченным с момента истечения срока, на который культурные ценности вывозились за пределы России.

6. Субъектом этого преступления может быть собственник культурных ценностей, лицо, уполномоченное им для временного вывоза культурных ценностей, должностное лицо или иной представитель организации, уполномоченный ею на временный вывоз предметов достояния народов России и зарубежных стран за пределы России, которые обязаны в соответствии с законодательством возвратить культурные ценности в установленный срок.

Судебная практика по 190 ук рф

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 1 квартал 1997 г. (по уголовным делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г.)

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 1997 г.
(утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г.)

Судебная практика
По уголовным делам

Судебная практика по применению УК РФ

1. Согласно ст.9 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

В декабре 1993 года Б. незаконно распорядился деньгами акционерного общества, что в июле 1994 — июне 1995 годов причинило акционерному обществу материальный ущерб.

Приговор в части осуждения Б. по ст.148.3 УК РСФСР отменен и дело прекращено производством за отсутствием состава преступления, поскольку действия, причинившие впоследствии материальный ущерб, совершены осужденным в декабре 1993 г., а уголовная ответственность за такое деяние установлена с 1 июля 1994 г.

Определение N 19/1кп097-5

по делу Болотова

2. В соответствии с ч.3 ст.20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев в кассационном порядке в январе 1997 г. дело в отношении Б. по ч.3 ст.146 УК РСФСР, приговор отменила и дело прекратила по основаниям, предусмотренным ч.2 ст.5 УПК РСФСР в редакции Федерального закона от 21 декабря 1996 г.

Общественно опасное деяние, содержащее признаки разбоя, Б. совершил в возрасте 15 лет, и с формальной стороны данное обстоятельство давало основание для привлечения его к уголовной ответственности.

Однако, как установлено стационарной судебно-психиатрической экспертизой, у Б., хотя и нет психического заболевания, обнаруживается серьезная задержка психического развития вследствие перенесенных им при родах травмы головного мозга, асфиксии и недоношенности, по уровню общего психического развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуально-личностной незрелости, недостаточной способности к прогнозированию, контролю и выполнению критических функций на момент обследования, как и во время совершения общественно опасного деяния, не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими.

Определение N 45-096-154

по делу Бормотова

3. Кассационная инстанция, рассмотрев в январе 1997 г. дело М., осужденного в октябре 1996 г. за кражу чужого имущества — медного провода, предназначенного для контроля смены сигналов проходного светофора на железной дороге, и повреждение сооружений на путях сообщения средств сигнализации, которое могло повлечь крушение поезда и нарушение нормальной работы транспорта, угрожающее безопасности движения, приговор в части осуждения по ст.86 УК РСФСР отменила и дело производством прекратила за отсутствием в действиях М. состава преступления.

Вина М. в совершении деяния, предусмотренного ст.86 УК РСФСР, по делу установлена. Юридическая оценка его действий по данной статье, действовавшей на момент совершения преступления и постановления обвинительного приговора, дана правильно. Однако в связи с принятием УК РФ ответственность за приведение в негодность путей сообщения, предусмотренная ч.1 ст.267 УК РФ, наступает только при причинении вреда здоровью (тяжкого или средней тяжести) либо при причинении крупного ущерба. Таких последствий в данном случае не наступило, поэтому на основании ст.10 УК РФ приговор в этой части отменен и производство по делу прекращено за отсутствием состава преступления.

Определение N 6кп096-30

по делу Морозова

4. В кассационном порядке приговор в части осуждения С. по ст. 115.1 УК РСФСР отменен, и дело прекращено в связи с введением в действие с 1 января 1997 г. УК РФ, который не предусматривает уголовную ответственность за уклонение от лечения венерической болезни. В соответствии со ст.10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу.

Определение N 4кп096-148

по делу Самойловой

5. Деяние А. квалифицировано судом по ст.190 УК РСФСР как недонесение о преступлении, предусмотренном ст.102 УК РСФСР. Однако в УК РФ, введенном в действие с 1 января 1997 г., ответственность за указанные действия не предусмотрена. Поэтому в соответствии со ст.3 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» кассационная инстанция уголовное дело в отношении А. прекратила.

Определение N 45-097-2

по делу Аганина

6. Статья 325 УК РФ не предусматривает уголовной ответственности за похищение бланков. В связи с этим дело в отношении С. по ч.1 ст.195 УК РСФСР в части кражи бланков из поликлиники прекращено в соответствии со ст.3 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации».

Действия С., выразившиеся в использовании заведомо подложного рецепта, квалифицированные судом по ч.3 ст.196 УК РСФСР, переквалифицированы на ч.3 ст.327 УК РФ, предусматривающую более мягкую ответственность за те же действия.

Определение N 45-097-16

по делу Сорокиной

7. В связи с вступлением в силу УК РФ действия осужденного переквалифицированы с ч.4 ст.117 УК РСФСР на п.»в» ч.3 ст.131 УК РФ, так как санкция новой статьи не предусматривает наказания в виде смертной казни.

Определение N 59-096-34

по делу Героева

8. Крупным размером хищения признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда , установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

Президиум Верховного Суда РФ рассмотрел дело в отношении двух лиц, осужденных за хищение государственного имущества повторно, с проникновением в хранилище, по предварительному сговору между собой в период с июля 1989 по сентябрь 1990 года: Плотникова — в особо крупных размерах — на сумму 13 066 рублей, Пчелко — в крупных размерах — на сумму 7 777 рублей. Их действиям дана юридическая оценка в соответствии с законодательством, действовавшим во время совершения преступления и постановления приговора.

Вместе с тем Президиум изменил приговор в связи с принятием нового закона, который на основании ст.10 УК РФ имеет обратную силу и подлежит применению. Поскольку, согласно примечанию к ст.158 УК РФ, хищение признается совершенным в крупных размерах, если сумма похищенного пятисоткратно превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления, в действиях Плотникова и Пчелко, совершивших хищение на меньшую сумму, этот квалифицирующий признак отсутствует. Действия осужденных переквалифицированы со ст.93.1 и ч.4 ст.89 УК РСФСР на пп.»а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, наказание назначено в соответствии со ст.60 УК РФ.

Постановление N 387п96

по делу Плотникова и Пчелко

9. В связи с изменением законодательства судебные постановления в отношении К. изменены, его действия переквалифицированы со ст.93.1 УК РСФСР на пп.»б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ, с ч.3 ст.89 УК РСФСР на ч.1 ст.158 УК РФ. Наказание ему назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 60 , 63 УК РФ. Наказание по совокупности этих преступлений назначено на основании ст.40 УК РСФСР.

В отношении осужденных по ч.1 ст.189 УК РСФСР с применением ст.46.1 УК РСФСР протест не принесен и дело не рассматривалось.

Постановление N 1236п96пр

по делу Князева

10. Действия К., осужденного по ст.93.1 УК РСФСР к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества за хищение общественного имущества в особо крупных размерах, совершенные путем мошенничества, по предварительному сговору, переквалифицированы на п.»а» ч.2 ст.159 УК РФ, по которой назначено наказание с учетом требований ст.ст. 60 , 63 УК РФ — пять лет лишения свободы без конфискации имущества.

Постановление N 855п96

по делу Карпенко

11. Действия Т. и Л., осужденных по ст.93.1 УК РСФСР за совершенное в марте 1991 г. хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с проникновением в помещение, стоимостью, не превышающей пятисоткратно минимальный размер оплаты труда , установленный законодательством на момент совершения преступления, переквалифицированы на пп.»а», «б», «в» ч.2 ст.158 УК РФ.

Действия Л., осужденного также по ч.2 ст.98 УК РСФСР за умышленное уничтожение путем поджога имущества стоимостью 63 598 рублей, переквалифицированы на ч.2 ст.167 УК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 60 , 63 УК РФ.

При назначении Л. наказания по совокупности преступлений применена ст.40 УК РСФСР.

Постановление N 277п96

по делу Трояна и Лепешкина

12. В связи с тем, что ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, предусмотренная ч.1 ст.222 УК РФ, по сравнению с ч.1 ст.218 УК РСФСР более мягкая, то в соответствии со ст.10 УК РФ подлежит применению новый закон.

Определение N 66-096-69

по делу Трунева

13. Статья 63 УК РФ, вступившего в силу с 1 января 1997 г., не предусматривает такого отягчающего наказание обстоятельства, как совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, вследствие чего признание судом этого обстоятельства в качестве отягчающего ответственность исключено из приговора.

Определение N 4кп096-154сп

по делу Разбойкина

14. Применив новый закон и переквалифицировав действия осужденного со ст.15 , ч.3 ст.89 УК РСФСР на ст.30 , пп.»а», «б» ч.2 ст.158 УК РФ, Президиум Верховного Суда РФ назначил наказание с учетом требований ч.3 ст.66 УК РФ, т.е. в пределах трех четвертей санкции ч.2 ст.158 УК РФ.

Постановление N 831п96

по делу Татарникова

15. Назначая осужденному наказание по ст.30 и п.»а» ч.3 ст.131 УК РФ и приняв во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе несовершеннолетие в момент совершения преступления и активное способствование раскрытию преступления, суд обоснованно указал в приговоре на отсутствие отягчающих обстоятельств, однако не учел при этом требования ст.62 УК РФ о том, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и» и «к» ч.1 ст.61 УК РФ, срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного санкцией статьи за данное преступление. Судом также не учтены положения ч.3 ст.66 УК РФ, согласно которым срок наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного законом за оконченное преступление. Исходя из того, что в ч.6 ст.88 УК РФ максимальный срок наказания в виде лишения свободы лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, установлен в 10 лет, кассационная инстанция смягчила назначенное осужденному наказание.

Определение N 10-097-3

по делу Задворных

16. В соответствии со ст.10 УК РФ правила ст.86 УК РФ о погашении судимости распространяются также на лиц, осужденных по Уголовному кодексу РСФСР, принятому в 1960 году.

К. был осужден в декабре 1972 г. по ст.103 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы и освобожден после отбытия срока наказания.

Согласно п.»г» ч.2 ст.86 УК РФ, в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, судимость погашается по истечении шести лет после отбытия наказания. В соответствии с ч.4 ст.15 УК РФ тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы. К данной категории относится и преступление, предусмотренное ст.103 УК РСФСР.

Поскольку срок погашения судимости исчисляется по каждой статье самостоятельно и не прерывается при совершении нового преступления (К. был осужден в 1979 году по ч.1 ст.108 и ч.3 ст.206 УК РСФСР и признан особо опасным рецидивистом в соответствии с п.4 ст.24.1 УК РСФСР, в 1992 году он осужден по ч.1 ст.211 УК РСФСР), то следует считать, что его судимость по ст.103 УК РСФСР была погашена на момент совершенного в декабре 1993 г. покушения на умышленное убийство. Поэтому действия К. не могут квалифицироваться по ст.15 , п.»и» ст.102 УК РСФСР как совершенные лицом, ранее совершившим умышленное убийство.

Президиум Верховного Суда РФ пришел к выводу, что К. был обоснованно признан особо опасным рецидивистом. Однако УК РФ не предусматривает возможности признания осужденных особо опасными рецидивистами, поэтому действия К. не могут квалифицироваться по ст.15 и п.»л» ст.102 УК РСФСР как покушение на умышленное убийство, совершенное особо опасным рецидивистом.

Действия К. переквалифицированы со ст.15 , пп.»и», «л» ст.102 УК РСФСР на ст.ст. 15 , 103 УК РСФСР. В соответствии со ст.7 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» К. должен отбывать наказание в исправительной колонии особого режима.

Постановление N 577п96

по делу Калугина

17. По смыслу ст.86 УК РФ течение срока, погашающего судимость за отбытое наказание, не прерывается, если лицо вновь совершит преступление. Таким образом, каждая судимость погашается самостоятельно, лицо считается несудимым по истечении определенного законом срока после отбытия наказания за данное преступление.

Определение N 8-098-3

по делу Гайфулина

Судебная практика по применению УК РСФСР и УПК РСФСР

1. Суд не вправе переквалифицировать действия лица с п.»з» ст.102 УК РСФСР на п.»е» ст.102 УК РСФСР, поскольку это повлечет изменение формулировки обвинения и нарушит право подсудимого на защиту.

В связи с тем, что обвинение в совершении убийства с целью сокрытия другого преступления не предъявлялось, дело обоснованно направлено на дополнительное расследование, а протест прокурора об отмене определения оставлен без удовлетворения.

Определение N 14-096-31

по делу Умарова

2. Действия лица, похитившего на своей работе два килограмма взрывчатого вещества и задержанного с похищенным по пути к дому, судом первой инстанции правильно квалифицированы по совокупности ч.1 ст.218.1 и ч.1 ст.218 УК РСФСР (ст.ст. 222 и 226 УК РФ).

Кассационное определение об отмене приговора и прекращении дела по ч.1 ст.218 УК РСФСР отменено Президиумом Верховного Суда РФ и дело передано на новое рассмотрение.

При новом кассационном рассмотрении в 1996 году приговор оставлен без изменения, поскольку ношение взрывчатого вещества создавало общественную опасность.

Постановление Президиума N 125п96

и определение судебной коллегии

N 6-096-149 по делу Якимова

3. Кассационная инстанция в соответствии с примечанием к ч.1 ст.218 УК РСФСР отменила приговор и прекратила дело производством.

После того, как органами следствия у лица, подозреваемого в совершении убийства, и его родственников был произведен обыск и огнестрельное оружие и боеприпасы не были обнаружены, лицо добровольно указало место хранения оружия, хранившегося у него без соответствующего разрешения.

При этом Судебная коллегия исходила из того, что у лица была реальная возможность его дальнейшего хранения.

Определение N 37-096-12

по делу Корватовского

Вопросы уголовного процесса

4. Сама по себе отмена определения о направлении дела для дополнительного расследования не является основанием для рассмотрения дела в ином составе судей. Частный протест прокурора в этой части оставлен без удовлетворения.

Определение N 5-087-32

5. Залог, внесенный в порядке ст.99 УПК РСФСР в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемого по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, является мерой пресечения и обращается в доход государства только в случае уклонения лица от явки в указанные органы. Обращение судом залоговых сумм в счет возмещения ущерба признано не основанным на законе, и кассационной инстанцией приговор в этой части изменен. Из него исключено указание о конфискации залоговых сумм в доход государства. Внесенные залоговые суммы постановлено возвратить законным представителям осужденных.

Определение N 44-096-121

по делу Николаева, Федотова,

Григорян и Граф

6. Повторное ознакомление обвиняемых и их адвокатов с материалами дела осуществляется, если производились дополнительные следственные действия. Составление же нового обвинительного заключения к таковым не относится.

Определение N 5-096-56

по делу Ерохина, Маркова и др.

7. Если предварительное следствие по делу производилось заместителем прокурора и им же составлено обвинительное заключение, в соответствии со ст.217 УПК РСФСР в этом случае утверждения обвинительного заключения прокурором не требуется.

В связи с этим Судебная коллегия исключила из постановления судьи о направлении дела на дополнительное расследование указание о необходимости утверждения обвинительного заключения прокурором.

Определение N 34-096-28

по делу Дагибова

8. Подсудимый за нарушение порядка в судебном заседании был удален из зала суда. При этом суд вопреки требованиям ст.263 УПК РСФСР предварительно не предупредил о возможности его удаления при повторных нарушениях.

В судебном заседании подсудимый отказался от услуг адвоката, пояснив суду, что свои интересы будет защищать сам.

При удалении подсудимого из зала суд нарушил требования ст.ст.295 , 297 УПК РСФСР, не дав ему права выступить в прениях в свою защиту и не предоставив последнее слово.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона признаны существенными, и приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Определение N 56Д96пр27

по делу Купцова

9. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила заявление осужденного, который обратился в кассационную инстанцию с просьбой не рассматривать кассационные жалобы, поданные его адвокатом. При этом коллегия указала, что в соответствии со ст.50 УПК РСФСР осужденный вправе в любой момент производства по делу отказаться от услуг защитника, а следовательно, и отозвать поданную адвокатом кассационную жалобу. Кассационное производство по делу прекращено.

Определение N 5-096-126

по делу Ленькова

10. Неподписание приговора кем-либо из судей, участвовавших в постановлении приговора, а также подписание постановления президиума Верховного суда республики (в составе Российской Федерации) не председательствующим по делу, а другим судьей являются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену этих документов.

Определение N 20-Дп96-26

по делу Насурова, Гайдарова и др.

11. Приговор суда присяжных отменен в связи с мягкостью назначенного наказания.

Обосновывая применение условного осуждения в отношении Г., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.117 УК РСФСР, суд сослался на чистосердечное раскаяние осужденного.

В частности, под чистосердечным раскаянием по смыслу ст.38 УК РСФСР следует понимать такие обстоятельства, при которых виновный по собственной инициативе в процессе предварительного следствия или в суде рассказывает обо всех обстоятельствах дела, отрицательно оценивает свои действия.

Из материалов же дела видно, что осужденный виновным себя не признал. Следовательно, вывод суда о чистосердечном раскаянии ошибочен. Кроме того, согласно вердикту присяжных заседателей, Г. не заслуживает снисхождения.

Определение N 51кп096-62сп

по делу Григорьева

Гражданский иск. Судебные издержки

12. Суд первой инстанции при осуждении по ч.2 ст.171 УК РСФСР ( ст.286 УК РФ) сотрудника МВД республики в составе Российской Федерации, признанного виновным в превышении власти и служебных полномочий, повлекшем смерть несовершеннолетнего, взыскал с МВД республики в пользу матери погибшего в счет компенсации морального вреда 40 млн. рублей, в возмещение материального ущерба — 1 054 320 рублей и в возмещение расходов, связанных с оплатой услуг адвоката, — 1 500 тыс. рублей.

Кассационная жалоба гражданского ответчика об отмене приговора в части гражданского иска ввиду совершения, по его мнению, преступления осужденным не как должностным лицом, а в результате его преступно-небрежных действий оставлена без удовлетворения. При этом судебная коллегия указала, что осужденный являлся сотрудником МВД республики и совершил преступление при исполнении своих служебных обязанностей, поэтому суд в соответствии со ст.1068 ГК РФ правильно разрешил гражданский иск.

Читайте так же:  Наследование область права

Определение N 31-096-75

по делу Кучерова

13. При осуждении работников железной дороги — источника повышенной опасности — по ст.85 УК РСФСР ( ст.263 УК РФ) обязанность компенсации морального вреда потерпевшему в сумме 35 млн. рублей в соответствии со ст.1079 ГК РФ возложена на ее владельца.

Кассационная жалоба гражданского ответчика (железной дороги) об отмене приговора в этой части оставлена без удовлетворения, поскольку судом установлена прямая причинная связь между действиями работников железной дороги и наступившими последствиями.

Определение N 50-096-32

по делу Чабанова и Тришина

14. По приговору в отношении работника милиции, осужденного по ч.2 ст.171 и ч.1 ст.108 УК РСФСР (ст.ст. 286 и 111 УК РФ), суд взыскал с УВД края в счет компенсации морального вреда 10 млн. рублей, частично удовлетворив ходатайство потерпевшего (он просил взыскать 15 млн. рублей). Президиум Верховного Суда РФ по протесту решение суда в этой части отменил и дело направил на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст. 310 и 314 УПК РСФСР суд при разрешении вопроса о гражданском иске в описательной части приговора должен привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска, либо отказ в нем, указать размеры удовлетворенного требования истца, а также закон, на основании которого разрешен гражданский иск. Однако суд этого не выполнил и, помимо этого, нарушил права гражданского ответчика, предусмотренные ст.55 УПК. Более того, на момент совершения преступления — 18 апреля 1992 г. ст.131 Основ гражданского законодательства, предусматривавшая компенсацию морального вреда, не действовала (она применяется к правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г.).

Постановление N 1031

по делу Романовского

15. Приговор в части взыскания 10 млн. рублей в счет возмещения морального вреда с законного представителя осужденного несовершеннолетнего отменен как противоречащий ст.1074 ГК РФ, и дело в этой части передано на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В соответствии со ст.1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. В случае когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Обязанность родителей возместить вред, причиненный несовершеннолетними, прекращается по достижении причинившими вред совершеннолетия.

Определение N 29-096-25

по делу Саранова

16. Возвращая дело о контрабанде цветных металлов на дополнительное расследование, суд предложил устранить недостатки следствия, в частности определить стоимость перемещенных товаров не в долларах США и не в мировых ценах, как это сделано органами следствия, а в рублях, исходя из стоимости металла, установленной заводом-изготовителем или иным предприятием, осуществляющим его продажу.

Определение N 77-096-19

по делу Мхитаряна, Саюрова и др.

17. Если по делу признаны виновными несколько лиц, судебные издержки, согласно ст.107 УПК РСФСР, возлагаются на осужденных в долевом порядке с учетом степени вины и имущественного положения каждого из них.

Областной суд взыскал с двух лиц, признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.102 УК РСФСР, судебные издержки за проезд свидетелей в сумме 589 800 рублей солидарно. Поскольку осужденные совершили преступление совместно, являются супругами, они должны возместить судебные издержки в равных долях. Кассационная инстанция изменила в этой части приговор и взыскала с каждого по 294 900 рублей.

Определение N 46ск96-6

по делу Калдымова и Калдымовой

18. Возмещение судебных издержек не может быть возложено на лиц, по делу в отношении которых проводилась экспертиза, но обвинение не подтвердилось и дело в этой части прекращено (или вынесен оправдательный приговор). В этом случае расходы принимаются на счет государства ( ст.107 УПК РСФСР).

Определение N 15-096-20

по делу Фролова и Макушкиной

19. Возложение материальной ответственности в связи с незаконным привлечением лица к уголовной ответственности на орган местного самоуправления противоречит закону.

Постановлением судьи на финансовый отдел администрации района возложена обязанность возместить ущерб двум гражданам в связи с незаконным привлечением их к уголовной ответственности.

Судебная коллегия, отменяя это постановление судьи по протесту, указала следующее.

В соответствии со ст.53 Конституции Российской Федерации и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении вреда, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» вред, причиненный гражданину незаконным привлечением к уголовной ответственности, возмещается государством.

В силу ст.12 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

В ст.1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

При новом рассмотрении дела следует выяснить, на какой орган федерального казначейства должно быть возложено возмещение причиненного заявителям вреда.

Кроме того, суд определил сумму подоходного налога и исключил ее из суммы, подлежащей выдаче реабилитированным.

Однако решение данного вопроса в компетенцию суда не входит, так как вопросы, связанные с начислением подоходного налога и его взиманием, действующим законодательством возложены на соответствующие финансовые органы и органы налоговой службы.

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового.

Комментарий к ст. 190 УК РФ

Объект преступления — установленный порядок вывоза из Российской Федерации и возвращения на ее территорию предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран.

В целях сохранения культурного наследия народов Российской Федерации и зарубежных стран действующим законодательством предусмотрен особый порядок вывоза и ввоза культурных ценностей независимо от их формы собственности.

Под культурными ценностями понимаются движимые предметы материального мира, находящиеся на территории Российской Федерации, а именно: созданные гражданами Российской Федерации или иностранными гражданами и лицами без гражданства, проживающими здесь; имеющие важное значение для Российской Федерации; обнаруженные на территории Российской Федерации; приобретенные археологическими, этнологическими и естественнонаучными экспедициями либо в результате добровольных обменов; полученные в качестве дара или законно приобретенные с согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности.

Предмет преступления — культурные ценности художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран.

В ст. 7 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей» предусмотрены следующие категории предметов, подпадающих под его действие:

а) исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства);

б) предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок;

в) художественные ценности, в том числе: картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов; оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы; оригинальные художественные композиции и монтажи из любых материалов; художественно оформленные предметы культового назначения, в частности иконы; гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы; произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов; изделия традиционных народных художественных промыслов и т.д.

Указанные предметы делятся на три категории: 1) подлежащие вывозу из Российской Федерации; 2) подлежащие временному вывозу из Российской Федерации; 3) не подлежащие вывозу из Российской Федерации .

Не подлежат вывозу культурные ценности, относящиеся к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации независимо от времени их создания (абз. 2 п. 1 ст. 9 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей»). См. также: Федеральный закон от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // РГ. 2002. 29 июня; Указ Президента РФ от 30 ноября 1992 г. N 1487 «Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. N 23. Ст. 1961.

Предметом преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, являются именно ценности, которые подлежат временному вывозу из Российской Федерации.

Временный вывоз культурных ценностей — это их перемещение через таможенную границу России с обязательством их обратного ввоза в оговоренный срок.

Согласно абз. 3 — 5 п. 1 ст. 9 и абз. 6 ст. 27 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» к таким предметам относятся: движимые предметы, независимо от времени их создания охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей Российской Федерации; культурные ценности, созданные более ста лет назад.

Временный вывоз с территории Российской Федерации культурных ценностей осуществляется для организации выставок, реставрационных работ и научных исследований, в связи с театральной, концертной и иной артистической деятельностью и в других необходимых случаях.

Порядок и условия временного вывоза культурных ценностей регламентирован действующим законодательством, в частности ст. ст. 27 — 35 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей».

Решение о возможности временного вывоза культурных ценностей принимается соответствующими государственными органами после обязательной их экспертизы и заключения между этими органами и лицом, вывозящим ценности, договора о возврате временно вывозимых культурных ценностей. При принятии данного решения выдается свидетельство на право временного вывоза культурных ценностей, в котором, так же как и в указанном договоре, устанавливается срок обязательного возврата ценностей на территорию страны.

Объективная сторона преступления выражается в бездействии — невозвращении указанных ценностей в установленный срок на территорию Российской Федерации, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Под невозвращением понимается невыполнение лицом обязанности возвратить на территорию России культурные ценности в срок, установленный в соответствующем договоре и свидетельстве на право их временного вывоза.

Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно не имеет реальной возможности возвратить культурные ценности (например, ценности утрачены в результате стихийного бедствия, военных действий).

Деяние является оконченным после истечения срока, установленного для возвращения культурных ценностей на территорию Российской Федерации. Состав преступления формальный.

Невозвращение вывезенных ценностей из-за границы необходимо отличать от их хищения, совершенного лицом, не являющимся собственником этих предметов. В последнем случае лицо изначально не собиралось возвращать эти ценности в Россию, имея корыстную цель их присвоения. Данные действия необходимо квалифицировать по статьям главы 21 УК РФ (например, ст. ст. 160, 164).

Рассматриваемое преступление необходимо разграничивать с контрабандой (ч. 2 ст. 188 УК РФ), уголовная ответственность за которую наступает в случае, если предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран перемещаются через таможенную границу России незаконно.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что не возвращает в установленный срок на территорию Российской Федерации предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы, и желает этого.

Субъект преступления специальный — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет, на которое возложена обязанность возвратить в установленный срок на территорию России культурные ценности (например, собственник ценностей, руководитель музея или библиотеки, организатор выставки).

Судебная практика по статье 190 УК РФ

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 31 марта 2017 года удовлетворено ходатайство Генеральной прокуратуры Республики Казахстан о выдаче Курбанова Н.З. для привлечения его к уголовной ответственности за совершение в июле 2013 года, августе и сентябре 2014 года путем обмана и злоупотребления доверием хищений денежных средств в крупном и особо крупном размере, т.е. преступлений, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 190 и п. 2 ч. 4 ст. 190 УК Республики Казахстан.

«1.1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 части первой настоящей статьи, не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частями первой — четвертой статьи 159, статьями 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также частями пятой — седьмой статьи 159, статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4, 190 — 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации.»;

После составления этих протоколов указанные лица, включая осужденного Рогова И.П., в присутствии защитников были ознакомлены с их содержанием, подписали каждую страницу протоколов, им было предоставлено право сделать соответствующие замечания. Поэтому содержащиеся в апелляционной жалобе адвоката Пилеевой О.В. доводы о том, что записи в протоколах допроса Рогова И.П. не соответствуют буквальному тексту ст. 190 УК РФ, не могут быть приняты во внимание. О том, что протоколы были прочитаны и лично обвиняемым Роговым И.П., свидетельствуют соответствующие записи в этих протоколах.

в Республике Казахстан Дюсекешов А.С. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. 1 ч. 3 ст. 190 Уголовного кодекса Республики Казахстан, а именно в совершении мошенничества в крупном размере.
Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Карапетян С.А. 1 декабря 2017 года принял решение о выдаче Дюсекешова А.С. правоохранительным органам Республики Казахстан для привлечения к уголовной ответственности.

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 15 февраля 2020 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Молдова о выдаче Чудина А.А. правоохранительным органам Республики Молдова для привлечения к уголовной ответственности по ч. 5 ст. 190 УК Республики Молдова.
Данное постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Чудиным А.А. было обжаловано в Московский городской суд, который постановлением от 15 марта 2020 года жалобу оставил без удовлетворения.

Постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 02 апреля 2020 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Казахстан о выдаче Арутюновой А.Ю. для привлечения к уголовной ответственности за мошенничество по п. 2 ч. 4 ст. 190 Уголовного кодекса Республики Казахстан.

правоохранительным органам Республики Казахстан для привлечения к уголовной ответственности за мошенничество по п. 1 ч. 2 ст. 190, п. п. 1, 2 ч. 2 ст. 190 (15 преступлений), п. 2 ч. 2 ст. 190, п. 1 ч. 3 ст. 190 (27 преступлений) Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Приговором Симферопольского районного суда Автономной Республики Крым от 9 декабря 2013 года Асанов оправдан по ч. 3 ст. 15, ч. 3 ст. 146 УК Украины и по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 28, п. п. 6, 9, 12, 13 ч. 2 ст. 115, ч. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 28, п. п. 3, 6, 9, 12, 13 ч. 2 ст. 115, ч. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 146, ч. 3 ст. 15, ч. 3 ст. 27, ч. 2 ст. 146, ч. 3 ст. 27, ч. 3 ст. 146, ч. 3 ст. 146, ч. 5 ст. 185, ч. 1 ст. 14, ч. 4 ст. 187, ч. 4 ст. 187, ч. 3 ст. 27, ч. 4 ст. 187, ч. 3 ст. 27, ч. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 190, ч. 4 ст. 190, ч. 3 ст. 15, ч. 4 ст. 190, ч. 3 ст. 28, ч. 2 ст. 15, ч. 3 ст. 357, ч. 3 ст. 27, ч. 3 ст. 357, ч. 3 ст. 28, ч. 3 ст. 357, ч. 3 ст. 27, ч. 3 ст. 358, ч. 3 ст. 28, ч. 1 ст. 358, ч. 3 ст. 28, ч. 3 ст. 358, ч. 3 ст. 27, ч. 4 ст. 358, ч. 3 ст. 28, ч. 4 ст. 358 УК Украины осужден к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества, на основании ч. 2 ст. 71 УК Украины по совокупности с приговором от 4 августа 2005 года — к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества.

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 3 апреля 2020 г. Усольцев А.А. выдан правоохранительным органам Республики Казахстан для привлечения к уголовной ответственности по п. 2 ч. 4 ст. 190 УК Республики Казахстан.
Выражая несогласие с данным решением, Усольцев А.А. и адвокат Захарова Е.А. обратились в Псковский областной суд с жалобами, в удовлетворении которых было отказано.

Постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации 04.05.2020 удовлетворен запрос о выдаче Суванова Х.У. правоохранительным органам Республики Казахстан для привлечения к уголовной ответственности по п. 2 ч. 4 ст. 190 УК Республики Казахстан.
Данное решение обжаловано в Краснодарский краевой суд адвокатом Фурсовым А.В. в защиту Суванова Х.У.

Статья 190 УК РФ. Невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей

Невозвращение в установленный срок на территорию Российской Федерации культурных ценностей, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, —

Комментарии к ст. 190 УК РФ

1. Установление уголовной ответственности за невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран имеет целью сохранение культурного достояния России. Порядок вывоза и ввоза культурных ценностей определяется главным образом Законом РФ от 15.04.93 N 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей». Незаконный вывоз из России и ввоз в нее культурных ценностей с нарушением установленного порядка перемещения таможенной границы преследуется законодательством об ответственности за контрабанду. В ст. 190 ответственность установлена только за невозвращение в Россию названных культурных ценностей, вывезенных на законном основании, если такое возвращение в установленный срок является обязательным.

2. В ст. 9 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» установлено, что вывозу из Российской Федерации не подлежат следующие категории культурных ценностей: а) движимые предметы, представляющие историческую, художественную, научную или культурную ценность и отнесенные в соответствии с законодательством к особо охраняемым объектам культурного наследия народов РФ, независимо от времени их создания; б) движимые предметы, независимо от времени их создания, охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством РФ; в) культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей РФ. По решению уполномоченных государственных органов это правило может быть распространено на иные музеи, архивы, библиотеки; г) культурные ценности, созданные более ста лет назад. Очевидно, именно перечисленные культурные ценности следует рассматривать как предметы художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран.

Временный вывоз из России допускается только в отношении культурных ценностей, указанных в п. п. «б», «в», «г» приведенного выше перечня. Он осуществляется музеями, архивами, библиотеками, другими юридическими, а также физическими лицами для организации выставок; осуществления реставрационных работ и научных исследований; в связи с театральной, концертной и иной артистической деятельностью; в иных необходимых случаях (ст. 27 Закона).

3. Решение о возможности временного вывоза культурных ценностей принимается Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. При положительном решении выдается свидетельство на право вывоза культурных ценностей. При временном вывозе в свидетельстве указывается цель и сроки вывоза культурных ценностей, которые должны соблюдаться во время их нахождения за пределами России (Положение о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей, утв. Постановлением Правительства РФ от 27.04.2001 N 322 ).

СЗ РФ. 2001. N 19. Ст. 1938.

4. Преступление считается оконченным после того, как истечет срок, на который культурные ценности вывозились за пределы России, если отсутствуют объективные обстоятельства, препятствующие возвращению этих ценностей (военные действия, стихийное бедствие, болезнь уполномоченного лица и т.п.), и иные уважительные причины.

5. Преступление совершается умышленно. Виновный осознает, что соответствующие культурные ценности являются предметами художественного, исторического или археологического достояния народов РФ и зарубежных стран, вывезены за пределы страны на определенный срок и подлежат возврату, срок, установленный для возврата этих ценностей, наступил, но тем не менее по различным мотивам он не желает возвращать данные предметы в Россию.

6. Ответственным за преступление может быть собственник культурных ценностей, лицо, уполномоченное им для временного вывоза культурных ценностей, либо должностное лицо или другой представитель организации, уполномоченный ею на временный вывоз предметов достояния народов РФ и зарубежных стран за пределы России, обязанные возвратить культурные ценности в установленный срок.

7. Если должностные лица и другие представители государственных и негосударственных музеев, архивов, библиотек, иных государственных хранилищ культурных ценностей и им подобных организаций, уполномоченные на временный вывоз культурных ценностей, а также уполномоченные физического лица — собственника вывезенных ценностей, находясь за рубежом, противоправно и безвозмездно с корыстной целью обращают эти ценности в свою пользу или в пользу третьих лиц, они несут ответственность и за невозвращение предметов художественного, исторического и археологического достояния (как таможенное преступление), и за хищение чужого имущества (хищение предметов, имеющих особую ценность).

Читайте так же:  Договор на выполнение работ с физическим лицом 2020

Постановление № 44У-10/2016 4У-52/2016 от 27 апреля 2016 г. по делу № 44У-10/2016

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

суда кассационной инстанции

г. Севастополь 27 апреля 2016 года

Президиум Севастопольского городского суда в составе

председательствующего Золотых В.В.,

членов президиума Колбиной Т.П., Решетняк В.И., Володиной Л.В.,

при секретаре Лашкевич Н.А.,

рассмотрел материал по кассационной жалобе осужденного Бочкова В.В. на постановление Нахимовского районного суда г.Севастополя от 4 июля 2014 года, которым в отношении

Бочкова ФИО12, родившегося в ДД.ММ.ГГГГ, ранее судимого,

осужденного 5 декабря 2013 года Нахимовским районным судом г.Севастополя

Постановлением Апелляционного суда г.Севастополя от 16 сентября 2014 года указанное постановление оставлено без изменения.

Постановлением судьи Севастопольского городского суда от 2 июня 2015 года отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации кассационная жалоба осужденного Бочкова В.В. передана для рассмотрения в судебном заседании президиума Севастопольского городского суда.

Заслушав доклад судьи Севастопольского городского суда Землюкова Д.С., мнение заместителя прокурора г.Севастополя Левченко В.М., об изменении судебных решений, выступления осужденного Бочкова В.В., посредством видеоконференц-связи и его адвоката Ягупова С.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, президиум

В кассационной жалобе осужденный выражает несогласие с судебными постановлениями и указывает, что суд при назначении наказания не учел требования, предусмотренные ч.2 ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений’ target=’_blank’>69 УК РФ, о невозможности превышения назначенного по совокупности преступлений окончательного наказания в виде лишения свободы более чем на половину от максимального срока наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое преступление. Считает, что окончательное наказание не может превышать более 2 лет лишения свободы. Обращает внимание, что суд, указав на наличие в его действиях рецидива преступлений, в нарушение требований п.«в» ч.1 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 21. Преступления против собственности > Статья 158. Кража’ target=’_blank’>158 УК РФ, определил ему для отбывания наказания исправительную колонию общего режима. Ссылается на нарушение положений ст. Часть 1. Общие положения > Раздел II. Участники уголовного судопроизводства > Глава 9. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве > Статья 63. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела’ target=’_blank’>63 УПК РФ.

Изучив материал, рассмотрев доводы кассационной жалобы осужденного, президиум приходит к следующим выводам.

Вместе с тем судами допущены нарушения уголовного закона, которые в соответствии с пп.1,2 ч.1 ст.38918, п. 1 ст. 40115 УПК РФ являются основанием для изменения судебных решений в кассационном порядке.

Согласно ч.1 ст. Общая часть > Раздел I. Уголовный закон > Глава 2. Действие уголовного закона во времени и в пространстве > Статья 10. Обратная сила уголовного закона’ target=’_blank’>10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Содержащиеся в ст. Общая часть > Раздел I. Уголовный закон > Глава 2. Действие уголовного закона во времени и в пространстве > Статья 10. Обратная сила уголовного закона’ target=’_blank’>10 УК РФ предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, в силу которых в такого рода случае смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм УК РФ – не только Особенной его части, но и Общей.

При этом, квалифицируя действия осужденного в редакции закона Российской Федерации, улучшающего положение осужденного, суд назначил ему максимальное наказание, предусмотренное санкцией ч.2 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 21. Преступления против собственности > Статья 159. Мошенничество’ target=’_blank’>159 УК РФ, не принял во внимание, что согласно приговору Нахимовского районного суда г.Севастополя от 5 декабря 2013 года обстоятельствами, смягчающими наказание суд признал искреннее раскаяние, признание вины, активное способствование расследованию совершенных преступлений.

Кроме того, как следует из приговора, отягчающим наказание обстоятельством суд признал наличие в действиях Бочкова В.В. рецидива преступлений.

Приводя приговор в соответствие с законодательством Российской Федерации, суд не учел положения п.«а» ч.4 ст. Общая часть > Раздел II. Преступление > Глава 3. Понятие преступления и виды преступлений > Статья 18. Рецидив преступлений’ target=’_blank’>18 УК РФ, согласно которой при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

При таких обстоятельствах указание на наличие отягчающего наказание обстоятельства – рецидив преступлений подлежит исключению из судебных решений, а назначенное Бочкову В.В. наказание подлежит снижению, с учетом требований ч.1 ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств’ target=’_blank’>62 УК РФ.

Помимо этого в описательно-мотивировочной части постановления Апелляционного суда г.Севастополя от 16 сентября 2014 года указано, что такое отягчающее наказание обстоятельство, как совершение преступления в отношении лица преклонного возраста, не предусмотрено ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание’ target=’_blank’>63 УК РФ, а поэтому следует исключить указание на наличие данного обстоятельства.

Однако в резолютивной части своего решения суд апелляционной инстанции не указал на исключение данного отягчающего обстоятельства.

Постановление Нахимовского районного суда г.Севастополя от 4 июля 2014 года и постановление Апелляционного суда г.Севастополя от 16 сентября 2014 года в отношении Бочкова ФИО13 изменить:

исключить указание на наличие отягчающих наказание обстоятельств — совершение преступления в отношении лица преклонного возраста и наличие рецидива преступлений;

На основании ч.2 ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений’ target=’_blank’>69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим назначить 3 года 4 месяца лишения свободы.

В остальной части судебные решения оставить без изменений.

Председательствующий: В.В. Золотых

Подсудимые:

Судьи дела:

Землюков Данил Сергеевич (судья) (подробнее)

Возвращение уголовного дела по статье 190 УК РФ

Постановлением суда уголовное дело по обвинению К.Е.В. по обвинительном ч. 3 ст. 35, ст. 190 УК РФ возвращено прокурору в связи с тем, что в обвинительном заключении отсутствует указание на обстоятельства, подтверждающие законный характер вывоза культурных ценностей, при наличии существенных противоречий между описанием преступного деяния и его квалификацией, а суд лишен возможности постановить на основании такого обвинительного заключения приговор.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О возвращении уголовного дела прокурору

г. Москва 11 декабря 2017 года

Пресненский районный суд города Москвы в составе председательствующего В.Т.М., при секретаре А.А.М.,

с участием государственных обвинителей – помощника Пресненского межрайонного прокурора г. Москвы П.А.В., ст. помощника Пресненского межрайонного прокурора Г.О.Э.

защитника – адвоката, представившего удостоверение адвоката и ордер № *** Московской коллегии адвокатов,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

К.Е.В., родившейся … года в …, гражданки РФ, зарегистрированной по адресу: г. …, фактически проживающей по адресу: …, с высшим образованием, не состоящей в официальном браке, не работающей, не военнообязанной, не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 35, ст. 190 УК РФ,

Органами предварительного расследования К.Е.В. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.35, ч.3 ст.190 УК РФ, а именно в том, что она в составе организованной группы совершила невозвращение на территорию РФ культурных ценностей, то есть невозвращение в установленный срок на территорию РФ культурных ценностей, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством РФ.

Суд, рассмотрев настоящее уголовное дело по существу, исследовав совокупность доказательств, представленных как стороной защиты, так и стороной обвинения, приходит к выводу о невозможности постановления приговора на основе представленного стороной обвинения обвинительного заключения по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

В соответствии с ч.1 ст.171 УПК РФ при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. В соответствии с п.п. 4, 5 ч.2 ст.171 УПК РФ в постановлении должны быть указаны среди прочего описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п.п.1-4 ч.1 ст.73 УПК РФ, а также пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающее ответственность за данное преступление.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны, в том числе, существо обвинения, место и время совершения преступления, способ его совершения, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значения для данного уголовного дела, которые во взаимосвязи с положениями ч.1 ст.73 УК РФ подлежат доказыванию в обязательном порядке. В соответствии с п.4 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление.

Обвинительное заключение в отношении К.Е.В. составлено в нарушение вышеуказанных требований ст.220 УПК РФ, действующей во взаимосвязи с положениями ст.ст. 73 и 171 УПК РФ.

Так, согласно обвинительному заключению организатор данного преступления, в качестве которого орган предварительного следствия называет ……., не имел законных оснований на право постоянного и временного вывоза за пределы РФ культурных ценностей. Именно по этой причине, как это следует из обвинительного заключения, в связи с невозможностью постоянного и временного вывоза ……. культурных ценностей за пределы РФ им и была создана организованная группа. В качестве цели преступной деятельности органом предварительного расследования названо совершение тяжкого преступления, а именно невозвращение на территорию РФ культурных ценностей.

Согласно обвинительному заключению, разработанный ……. и реализуемый К.Е.В. преступный план предусматривал, среди прочего, следующие этапы: создание частного некоммерческого учреждения, приискание помещения на территории г. Москвы под видом осуществления музейной деятельности; приискание культурных ценностей, получение в государственных органах свидетельств на право временного вывоза культурных ценностей, получение в органах исполнительной власти разрешений о продлении сроков временного вывоза культурных ценностей, невозвращение на территорию РФ в установленный срок ранее вывезенных культурных ценностей.

Также, согласно обвинительному заключению для достижения общего преступного плана в целях невозвращения на территорию РФ в установленный срок ранее вывезенных культурных ценностей «якобы в целях осуществления музейной деятельности» было создано частное некоммерческое учреждение «***», директором которого ……. назначил активного участника организованной группы – К.Е.В. В этих же целях … «при неустановленных следствием обстоятельствах приискал 16 православных икон, являющихся культурными ценностями и достоянием народов России». Данные 16 икон «якобы происходили из частной коллекции и были предназначены для экспонирования при проведении выставки, именуемой «Из России с любовью», проходящей на территории США». В период до 15 июля 2011 года ……. передал указанные 16 икон, якобы из частной коллекции частному учреждению «***» в лице директора К.Е.В. по временное пользование, якобы из частной коллекции, приисканные при неустановленных следствием обстоятельствах, якобы предназначенных для экспонирования при проведении выставки. Он же представил в распоряжение К.Е.В. необходимую документацию, предназначенную для представления в Министерство культуры РФ и иные государственные органы, в целях получения разрешения на право временного вывоза культурных ценностей с территории РФ под предлогом проведения выставки под названием «Из России с любовью» и последующего продления его сроков.

К.Е.В. во исполнение общего преступного умысла среди прочего выполняла следующие действия: оформление комплекта необходимых документов и получение в Министерстве культуры РФ свидетельств на право временного вывоза культурных ценностей с территории РФ под предлогом проведения на территории США выставки «Из России с любовью».

Таким образом, исходя из описания преступного деяния, по мнению органа предварительного следствия, частное некоммерческое учреждение «Музей русских икон» изначально создавалось без намерения осуществлять реальную музейную либо какую-либо иную уставную деятельность. Приискание 16 икон, являющихся культурными ценностями, произошло неустановленным следствием путем и было совершено в рамках существующего у членов организованной группы умысла на совершение преступления. Принадлежность данных 16 икон …у фактически поставлена органом предварительного следствия под сомнение, что выражается в использовании в обвинительном заключении таких оборотов как «якобы из частной коллекции», «приисканные при неустановленных следствием обстоятельствах». Цель вывоза за пределы РФ 16 икон, а именно экспонирование при проведении выставки «Из России с любовью», также рассматривается органом предварительного следствия как искусственно надуманная, заявленная для прикрытия действительных намерений, что выражается в использовании в обвинительном заключении таких оборотов как «якобы предназначенных для экспонирования», «под предлогом проведения на территории США выставки».

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.190 УК РФ заключается в невыполнении возложенных на определенное лицо обязанностей по возвращению в установленный срок на территорию РФ культурных ценностей, вывезенных за ее пределы, когда такое возвращение является обязательным. То есть, объективная сторона преступления представляет собой бездействие в отношении культурных ценностей, ранее вывезенных за пределы РФ законным способом и возвращение которых является обязательным. Обстоятельства, подтверждающие законный характер вывоза культурных ценностей, являются обстоятельствами, подлежащими обязательному доказыванию по смыслу ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ст.190 УК РФ.

В свою очередь, незаконные действия по перемещению культурных ценностей через таможенную границу, совершенные с недостоверным декларированием либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, входят в объективную сторону иного преступления, предусмотренного ст.188 УК РФ, действующей на соответствующий момент, которое рассматривалось как оконченное преступление с момента представления таможенному органу таможенной декларации либо иного документа, допускающего ввоз на таможенную территорию Союза или вывоз с этой территории товаров или иных предметов.

Таким образом, орган предварительного следствия в обвинительном заключении, описав действия по созданию частного учреждения «Музей русских икон» без намерения осуществления деятельности в соответствии с Уставом, по получению свидетельств на временный вывоз культурных ценностей и по непосредственному вывозу 16 икон за пределы РФ без намерения выставлять данные иконы на выставке, а только под «предлогом проведения на территории США выставки», фактически указал на сообщение заведомо ложных сведений органу, принимающему решение о разрешении на вывоз культурных ценностей, а также на вывоз этих культурных ценностей с использованием документов, полученных на основании ложных сведений, касающихся цели вывоза культурных ценностей. Однако при этом, орган предварительного следствия квалифицирует данные действия по статье УК РФ, которая не предусматривает ответственность за них.

Таким образом, с учетом противоречия между описанием преступного деяния и его квалификацией в обвинительном заключении, суд лишен возможности постановить на основании данного обвинительного заключения приговор.

Кроме того, согласно обвинительному заключению при описании конкретной преступной деятельности К.Е.В. органом предварительного следствия указывается, что К.Е.В. на основании представленных документов было выдано свидетельство серии МК № 00077792 от 22.06.2010 года на право вывоза культурных ценностей с территории РФ в отношении одиннадцати икон, и свидетельство серии МК *** от 20.09.2011 года на право временно вывоза культурных ценностей с территории РФ в отношении пяти икон. Орган предварительного следствия в обвинительном заключении перечисляет те конкретные шестнадцать икон, в отношении которых якобы было получено разрешение на их вывоз. При этом, характеристики перечисленных в обвинительном заключении икон частично не совпадают с характеристиками икон, на которые Министерством культуры выдавались разрешения на их временный вывоз, продлялись сроки вывоза, которые помещались таможенными органами под процедуру «временного вывоза». Ни Министерством культуры РФ, ни таможенными органами РФ никогда не принималось никаких решений в отношении икон с такими характеристиками, которые перечислены в обвинительном заключении. То обстоятельство, что на стадии предварительного следствия были проведены искусствоведческие экспертизы, согласно выводам которых иконы, возвращенные из США, являются иконами, ранее вывезенными за пределы РФ, не устраняет неполноты в обвинительном заключении, в котором должно содержаться полное описание преступного деяния, с указанием в том числе тех характеристик икон, которые были использованы при получении разрешения на вывоз культурных ценностей и при непосредственном вывозе этих культурных ценностей.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что в обвинительном заключении фактически отсутствует надлежащее описание обстоятельств совершенного преступления и не содержится указания на все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, так как индивидуализирующие характеристики икон, на которые Министерством культуры РФ выдавались разрешения на вывоз, не соответствуют характеристикам икон, перечисленных в обвинительном заключении. Равным образом, в обвинительном заключении отсутствует информация о принятии таможенными органами РФ решений о помещении под режим «временный вывоз» тех икон, которые, согласно их характеристикам (признакам) того же обвинительного заключения, описаны как не возвращенные в установленном порядке.

Кроме того, в соответствии со ст.5 Закона РФ от 15.04.1993 года (в редакции от 07.07.2009 года) «О вывозе и ввозе культурных ценностей» временный вывоз культурных ценностей — это перемещение любыми лицами в любых целях через таможенную границу РФ культурных ценностей, находящихся на территории РФ с обязательством из обратного ввоза в оговоренный срок.

Законность вывоза культурных ценностей с территории РФ подразумевает под собой отсутствие какого-либо умысла на совершение преступления при создании частного некоммерческого учреждения «Музей Русских икон», при приискании культурных ценностей, при оформлении документов на временный вывоз культурных ценностей как в Министерстве Культуры РФ, так и в таможенных органах, в том числе при сообщении цели вывоза культурных ценностей.

Как уже указывалось выше, обстоятельства, подтверждающие законный характер вывоза культурных ценностей, являются обстоятельствами, подлежащими обязательному доказыванию по смыслу ст.73 УПК РФ при производстве по настоящему уголовному делу. Вопреки требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства обстоятельства, подтверждающие законный характер вывоза культурных ценностей, не доказывались по настоящему уголовному делу и не приведены в установленном законом порядке при описании существа преступного деяния.

Так, в ходе судебного следствия среди прочих доказательств были исследованы представленные стороной обвинения два заключения искусствоведческих экспертиз (т.10 л.д. 65-73, 159-162), согласно выводам которых представленные на экспертизу иконы соответствуют иконам, вывезенным за пределы РФ частным некоммерческим учреждение «Музей Русских икон».

В результате сравнения данных экспертных исследований с заключениями экспертиз, датированных 2009 и 2011 гг. и представленных суду в качестве экспертных заключений, которые явились основаниями для принятия Министерством культуры РФ решений о разрешении временного вывоза икон, судом было установлено, что даты создания части икон, которые были возвращены из США, не совпадают с датами создания икон, которые были вывезены в США. Также предложения по оценке икон, вывезенных в США и возвращенных из США, существенно отличаются друг от друга.

Так, в результате сравнения заключений экспертов было установлено:

— по заключению эксперта от 2009 года икона «Святой Николай» была создана в 17 веке (предложения по оценке 240 000 рублей); по заключению же экспертов на следствии представленная им на исследование икона была создана в середине 16 века (предложение по оценке 2 500 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Сошествие в ад» была создана в конце 16 — начале 17 века (предложение по оценке 200 000 рублей); по заключению экспертов на следствии представленная им на исследование икона была создана в 20 веке (предложение по оценке 50 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Евангелист Марк» была создана в 17 веке (предложение по оценке 50 000 рублей); по заключению экспертов на следствии, представленная им на исследование икона была создана во второй половине 16 века (предложение по оценке 3 500 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Евангелист Матфей» была создана в 19 веке (предложение по оценке 40 000 рублей); по заключению экспертов на следствии икона, представленная им на исследование, была создана в первой половине 16 века (предложение по оценке 3 500 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Образ иконостас» была создана в 18 веке (предложение по оценке 210 000 рублей); по заключению экспертов на следствии икона, представленная им на исследование, была создана в середине 17 века (предложение по оценке 5 000 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Воскресение Христово» с окладом была создана во второй половине 19 века (предложение по оценке 5 000 рублей); по заключению экспертов на следствии икона, представленная им на исследование, была создана в начале 21 века (предложение по оценке 50 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Параскева Пятница» была создана в конце 19 века (предложение по оценке 9 000 рублей); по заключению экспертов на следствии икона, представленная им на исследование, была создана в середине 17 века (предложение по оценке 500 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Параскева Пятница с житием» была создана в конце 17 – начале 18 века (предложение по оценке 15 000 рублей); по заключению экспертов на следствии, представленная им на исследование икона была создана в середине 17 века (предложение по оценке 1 000 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Рождество Богородицы» была создана в 18 веке (предложения по оценке 9 000 рублей); по заключению экспертов на следствии, представленная им на исследование икона была создана в середине 17 века (предложение по оценке 500 000 рублей);

Читайте так же:  Экспертиза зданий екатеринбург

— по заключению экспертов от 2009 года икона «Зосима и Савватий с житием на фоне» была создана в начале 19 века (предложение по оценке 12 000 рублей); по заключению экспертов на следствии, представленная им на исследование икона была создана в последней трети 18 века (предложение по оценке 400 000 рублей);

— по заключению экспертов от 2011 года икона «Богоматерь деисусная» была создана в первой четверти 18 века (предложение по оценке 18 000 рублей); по заключению экспертов на следствии, представленная им на исследование икона была создана в середине – третьей четверти 17 века (предложение по оценке 900 000 рублей).

— по заключению экспертов от 2009 года предложение по оценке иконы «Спас Нерукотворный» 300 000 рублей; по заключению экспертов на следствии предложение по оценке представленной им на исследование иконы 8 000 000 рублей;

— по заключению экспертов от 2009 года предложение по оценке иконы «Богоматерь Донская» с окладом 16 000 рублей; по заключению экспертов на следствии предложения по оценке иконы, представленной им на исследование, 500 000 рублей.

Вышеприведенные обстоятельства могут свидетельствовать как о том, что из США были возвращены и представлены на исследование органу предварительного следствия иные иконы, то есть не те, которые были ранее вывезены частным некоммерческим учреждением «Музей русских икон», так и о том, что основанием для принятия решения о вывозе икон явились не соответствующие действительности заключения экспертов в 2009 и 2011 годах, а также о каких-либо иных обстоятельствах.

Выводы экспертов на стадии предварительного следствия об идентичности икон, которые были вывезены за переделы РФ в 2010 и 2011 годах иконам, которые были представлены экспертам на стадии предварительного следствия, с учетом отсутствия указания в заключениях экспертов на какие-либо индивидуальные признаки ранее вывезенных икон, позволяющих экспертам сделать бесспорный вывод об идентичности исследованных и вывезенных икон, с учетом имеющихся существенных противоречий во времени создания данных икон, не могут расцениваться как бесспорно свидетельствующие об идентичности икон, исследованных экспертами, и тех икон, что были вывезены за пределы РФ в 2009 и 2011 годах.

Какое из обстоятельств является верным: не соответствие исследованных икон ранее вывезенным иконам, вывоз икон по несоответствующим действительности документам, или какие-либо иные обстоятельства, в обвинительном заключении не указывается, несмотря на то, что, как это уже указывалось выше, обстоятельства, подтверждающие или опровергающие законный характер вывоза конкретных икон за пределы РФ, являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию по настоящему уголовному делу.

Кроме того, суд также обращает внимание на то, что в соответствии с п.35 ст.333.33 Налогового Кодекса РФ государственная пошлина за право временного вывоза культурных ценностей составляла 0,01% страховой стоимости временно вывозимых культурных ценностей, в то время как в соответствии с п.34 ст.333.33 НК РФ государственная пошлина за право вывоза культурных ценностей, созданных более 50 лет назад – составлял 10% от стоимости вывозимых культурных ценностей. Таким образом, указание декларантом икон временный характер вывоза культурных ценностей является основанием для неуплаты им государственной пошлины в размере 10 % от их стоимости.

Помимо этого, согласно распоряжению федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия от 18.06.2010 года за № 176-В/06-4, срок временного вывоза 11 икон был установлен с 15.10.2010 года по 15.10.2012 года (т.5 л.д. 111). Аналогичный срок содержится и в контрольном экземпляре свидетельства серии МК 00077792 на право вывоза культурных ценностей (т.1 л.д. 110).

Однако, в экземпляре свидетельства МК №00077792, представленного в таможню, имеются исправления даты, и срок вывоза указан с 15.09.2010 года по 15.11.2012 года (т.1 л.д. 89-90). При этом, какого-либо дополнительного распоряжения об изменении срока вывоза в деле не имеется. 30.09.2010 года товар был помещен под таможенную процедуру временный вывоз по заявлению № 10129010/300910/3001399, при этом срок временного вывоза был установлен до 15.11.2012 года несмотря на то, что согласно распоряжению Министерства культуры Российской Федерации, данный срок был определен до 15.10.2012 года (т.1 л.д. 59). Данное обстоятельство — соблюдение сроков, в течение которых было осуществлено таможенное оформление культурных ценностей, в свою очередь является существенным для решения вопроса о законности вывоза культурных ценностей.

Кроме того, в период оформления частным некоммерческим учреждением «Музей Русских икон» документов на вывоз икон правоотношения по вывозу культурных ценностей регламентировались Законом РФ № 4804-1 (в редакции от 17.07.2009 года) «О вывозе и ввозе культурных ценностей», а также Решением межгосударственного совета евразийского экономического сообщества за № 19 от 27.11.2009 года «О едином нетарифном регулировании таможенного союза республики Беларусь, Республики Казахстан и РФ», которым был утвержден Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами – участниками таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами и Положения о применении ограничений (далее Единый перечень товаров).

Культурные ценности, ограниченные к перемещению через таможенную границу таможенного союза при вывозе (в редакции решения Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 года № 372), были перечислены в п.2.20 Единого перечня товаров.

Этим же решением № 19 от 27.11.2009 года было утверждено Положение к п. 2.20 о порядке ввоза на таможенную территорию государств – участников таможенного союза и вывоза с таможенной территории государств – участников таможенного союза культурных ценностей, документов национальных архивных фондов и оригиналов архивных документов.

В соответствии с п. 3 данного Положения к п.2.20 вывоз культурных ценностей осуществляется на основании лицензий, выдаваемых уполномоченным государственным органом государства – члена таможенного союза, на территории которого зарегистрирован заявитель.

В соответствии с п. 4 данного Положения не требуется получение лицензии на вывоз культурных ценностей при наличии разрешительного документа, выдаваемого государственным органом государства – члена таможенного союза, осуществляющего контроль за вывозом культурных ценностей в соответствии с законодательством государства – члена таможенного союза: на временный вывоз культурных ценностей для организации выставок, презентаций с третьих странах, на вывоз культурных ценностей физическими лицами для личного пользования (в некоммерческих целях).

В соответствии со ст.13 Закона РФ от 15.04.1993 года № 4804-1 (в редакции от 17.07.2009 года) «О вывозе и ввозе культурных ценностей», специально уполномоченным органом государственного контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей является федеральная служба по сохранению культурных ценностей. Функции и полномочия федеральной службы по сохранению культурных ценностей осуществляет Министерство культуры РФ. При принятии решения о возможности вывоза культурных ценностей Департаментом по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ выдается свидетельство на право вывоза культурных ценностей, которое является основанием для пропуска указанных ценностей через таможенную и государственную границы РФ.

В соответствии со ст.15 Закона РФ от 15.04.1993 года № 4804-1 (в редакции от 17.07.2009 года) «О вывозе и ввозе культурных ценностей», Федеральная служба по сохранению культурных ценностей:

— принимает решение о возможности вывоза, временного вывоза культурных ценностей;

— обеспечивает экспертизу культурных ценностей, заявленных к вывозу, временному вывозу, а также при их возврате после временного вывоза;

— выдает свидетельства на право вывоза, временного вывоза культурных ценностей; взимает специальный сбор на право вывоза, временного вывоза культурных ценностей;

Таким образом, документом, который являлся основанием для пропуска культурных ценностей за пределы РФ, являлось свидетельство. Данное свидетельство выдавалось при отсутствии оснований для отказа в вывозе культурных ценностей.

В соответствии со ст.36 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (в редакции от 17.07.2009 года) вывоз культурных ценностей может осуществляться только законным собственником предметов либо лицом, уполномоченным на то собственником в установленном законодательством порядке.

При вывозе культурных ценностей юридическими лицами необходимо документальное подтверждение их права собственности на вывозимые предметы.

Не допускается передача собственниками культурных ценностей правомочий по владению, пользованию и распоряжению указанными ценностями, а также продажа культурных ценностей, если эти действия могут способствовать незаконному вывозу и ввозу культурных ценностей.

В обвинительном заключении отсутствует какое-либо указание на то, кому на праве собственности принадлежали вывозимые иконы. Согласно обвинительному заключению ……. «приискал при неустановленных следствием обстоятельствах 16 православных икон»; «передал для осуществления вышеуказанной преступной деятельности, в период до 15 июля 2011 года частному учреждению «Музей Русских икон» в лице директора Князевой Е.В. во временные пользования, якобы из частной коллекции, приисканные им ранее при неустановленных следствием обстоятельствах 16 православных икон».

В свою очередь данное обстоятельство — право собственности на вывозимые иконы, как обстоятельство, необходимое для принятия законного решения о разрешении вывоза икон, подлежит обязательному доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ.

Кроме того, в соответствии со ст.18 Закона РФ от 15.04.1993 года № 4804-1 (в редакции от 17.07.2009 года) «О вывозе и ввозе культурных ценностей», культурные ценности, заявленные к вывозу, подлежат обязательной экспертизе. Отказ лица, ходатайствующего о вывозе культурных ценностей, представить на экспертизу заявленные к вывозу предметы, рассматривается как отказ заявителя от их вывоза. В случае, если результаты экспертизы дают основание для внесения заявленного к вывозу предмета в государственные охранные списки или реестры, материалы экспертизы передаются в соответствующие государственные органы независимо от согласия лица, ходатайствующего о вывозе этого предмета.

Порядок проведения экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей с территории РФ, заявленных к вывозу или временному вывозу с территории РФ, регулировался Положением о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей», утвержденном Постановлением Правительства РФ от 27 апреля 2001 года № 322. Согласно п. 2 настоящего Положения заявленные к вывозу или временному вывозу с территории РФ, а также возвращенные после временного вывоза культурные ценности подлежат обязательной экспертизе. В соответствии с п. 4 Положения результаты данной экспертизы являлись основанием для принятия Министерством культуры РФ или его территориальными органами решения о возможности или невозможности вывоза или временного вывоза культурных ценностей с территории РФ.

В соответствии с п.7 Положения о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 27 апреля 2001 года № 322, экспертиза культурных ценностей, заявленных к вывозу или временному вывозу с территории РФ, осуществляется по заявлению собственника культурных ценностей либо уполномоченного им лица, представляемому в Министерство культуры или его территориальные органы.

В соответствии с п.8 данного Положения заявление должно содержать информацию о собственнике культурных ценностей, об основании возникновения у него права собственности на заявляемые к вывозу или временному вывозу с территории РФ культурные ценности, а также их описание. При временном вывозе культурных ценностей с территории РФ в заявлении также указываются цель, условия и сроки их нахождения за пределами территории РФ.

В соответствии с п.9 настоящего Положения к заявлению среди прочего прилагаются копии документов, подтверждающих право собственности юридического лица на вывозимые с территории РФ культурные ценности с представлением оригиналов; в случае временного вывоза культурных ценностей с территории РФ – документы, предусмотренные ст. 30 Закона РФ «О вывозе культурных ценностей».

В соответствии с п.11 настоящего Положения выявление в процессе рассмотрения Министерством культуры РФ или его территориальными органами документов, представленных заявителем, обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у заявителя правомочий, позволяющих осуществить вывоз или временный вывоз культурных ценностей с территории РФ, является основанием для отказа заявителю в их вывозе или временном вывозе. В случае выявления обстоятельств, свидетельствующих о незаконности владением заявленной к вывозу или временному вывозу культурной ценности, Министерство культуры РФ или его территориальные органы информируют об указанных обстоятельствах соответствующие правоохранительные органы.

Согласно обвинению, свидетельство серии МК № 00077792 от 22.06.2010 года на право вывоза культурных ценностей с территории РФ выдавалось Министерством культуры Российской Федерации частному учреждению «Музей Русских икон» и по заявлению этой организации в лице директора Князевой Е.В. Свидетельство МК № 00077792 от 22.06.2010 года предоставляло право на вывоз 11 икон. Исходя из доказательств, представленных стороной обвинения, при оформлении указанного свидетельства (МК № 00077792 от 22.06.2010 г.) года использовалось экспертное заключение отдела государственного контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей (на исх. 341/06-4 от 02.07.2009) (т.5 л.д. 114-117).

В то же время из представленных стороной обвинения доказательств следует, что поименованное экспертное заключение отдела государственного контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей (на исх. 341/06-4 от 02.07.2009) было составлено в связи с иными обстоятельствами.

Так, 29.09.2009 года в Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия от … поступило заявление о временном вывозе 11 икон заявляемой стоимостью 1 085 000 рублей в срок с 01.10.2009 года по 28.10.2014 года для экспонирования. Согласно договору страхования от 28.09.2009 года, заключенном между …… и ОАО «Альфа Страхование», объектом страхования являлись 11 произведений искусства, которые определялись согласно прилагаемому списку Росохранкультуры и экспертному заключению № 341/06-4 от 02.07.2009 года «Иконы, предъявленные на экспертизу …». Период страхового покрытия по этому договору начинается с момента, когда предмет страхования изымается с места постоянного хранения в Москве для целей упаковки и дальнейшей транспортировки, но не ранее 00 часов 00 минут 29 сентября 2009 года, и включает экспонирование в Музее Русской иконы по адресу: 203 Union Street, Clinton, MA 01510 с 29 октября 2009 года по 28 октября 2014 года (т.5 л.д. 138-142). Таким образом, экспертное заключение отдела государственного контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей (на исх. 341/06-4 от 02.07.2009) было составлено в связи с намерением …, выезжающего в США, вывезти 14-ти икон в период с 01.10.2009 года по 28.10.2014 года.

Таким образом, из обвинительного заключения и материалов дела следует, что в 2009 году … принимал меры для вывоза с территории Российской Федерации в США как минимум 14 икон. В то же время, в материалах дела отсутствует информация относительно получения …… решений уполномоченных органов о разрешении на вывоз этих икон либо об отказе в вывозе данных икон.

Однако суд не может сделать выводов об относимости экспертного заключения, имеющего реквизиты «на исх. 341/06-4 от 02.07.2009» и составленного в отношении 14-ти икон, вывозимых …, к оформлению Министерством культуры Российской Федерации частному учреждению «Музей Русских икон» свидетельства МК № 00077792 от 22.06.2010 г. на право вывоза 11-ти икон. Фактически из обвинительного заключения и представленных в суд доказательств следует, что часть документов, оформлявшихся для вывоза икон ……, была использована для оформления разрешений на вывоз икон частным некоммерческим учреждением «Музей Русских икон». Информации о правомерности использования таких документов для вывоза икон частным некоммерческим учреждением «Музей Русских икон», об идентичности икон, оформляемых для вывоза ……, иконам, разрешение на вывоз которых получило учреждение «Музей Русских икон», обвинением не изложено.

Данные же обстоятельства, а именно наличие правомерно проведенных и достоверных экспертных заключений по конкретным 16-ти иконам, разрешение на временный вывоз которых Министерство культуры РФ предоставило частному некоммерческому учреждения «Музей Русских икон», а также реальный вывоз именно тех икон, в отношении которых были составлены соответствующие экспертные заключения, являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию по настоящему уголовному делу.

Кроме того, в соответствии с п.16 Положения о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 27 апреля 2001 года № 322, экспертное заключение должно содержать обоснованные выводы относительно возможности или невозможности вывоза или временного вывоза представленных культурных ценностей с территории РФ и предложения по их оценке, основанные на их рыночной стоимости.

В соответствии с п.18 Министерство культуры или его территориальные органы осуществляют проверку культурных ценностей, заявленных к вывозу или временному вывозу с территории РФ по государственным охранными спискам или реестрам. В случае, если результаты экспертизы дают основание для внесения их в государственные охранные списки или реестры, материалы экспертизы передаются Министерством культуры РФ в соответствующие государственные органы независимо от согласия лица, ходатайствующего об их вывозе.

Таким образом, действующее на момент вывоза икон законодательство предусматривало возможность временного вывоза культурных ценностей при наличии заключения экспертизы, которая содержала обоснованные выводы относительно возможности или невозможности вывоза, или временного вывоза культурных ценностей, предложения, по их оценке, основанные на их рыночной стоимости. При этом, в случае установления оснований для внесения этих культурных ценностей в государственные охранные списки и реестры, материалы должны быть переданы в соответствующие государственные органы независимо от согласия лица, которое ходатайствовало об их вывозе.

В соответствии с п.5 Положения к п. 2.20 Перечня товаров не подлежали вывозу с территории таможенного союза без обязательства их обратного ввоза культурные ценности:

— представляющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность и отнесенные в соответствии с действующими законодательствами государств – участников таможенного союза к особо ценным объектам культурного и документального наследия народов Республики Беларусь, Республики Казахстан и РФ, независимо от времени их создания;

— охраняемые государствами – участниками таможенного союза и внесенные ими в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательствами государств – членов таможенного союза, независимо от времени их создания;

В заключении экспертизы, обозначенной как «на исх. 341/06-4 от 02.07.2009» (т.5 л.д. 114) не содержится никаких выводов относительно возможности или невозможности вывоза культурных ценностей.

Информация о том, имелись ли основания для отнесения вывозимых икон к особо ценным объектам культурного и документального наследия народов Республики Беларусь, Республики Казахстан и РФ, либо к внесенным в охранные списки и реестры, либо подлежащим к внесению в такого рода списки и реестры, в обвинительном заключении не содержится.

Кроме того, в соответствии с ч.2 ст.30 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (в редакции от 17.07.2009 года) при временном вывозе культурных ценностей к заявлению о временном вывозе культурных ценностей прилагаются среди прочего документально подтвержденные гарантии принимающей стороны и гарантии государственных органов страны назначения в отношении сохранности и возврата культурных ценностей.

В материалах дела отсутствует ряд оригиналов гарантий; в решении о представлении гарантий от 01.09.2011 года (т.5 л.д. 249-250) перевод не соответствует полностью тексту на английском языке, а именно в переводе отсутствует указание на дату проведения выставки с 15.10.2011 года по 15.10.2013 года. Аналогичная ситуация и в гарантии от 14.11.2014 года (т.5 л.д. 259-260). Помимо этого, в гарантии, датированной 14.10.2014 года обращает на себя внимание факт указания срока гарантии до 15.11.2015 года, шрифт которого в английской версии отличается от шрифта всей гарантии. При этом также обращает на себя внимание, что в английской версии данного документа, несмотря на указание срока выставки с 15.10.2011 года по 15.10.2013 года, а также ссылки на соглашение № 2, которое также предусматривало срок выставки с 15.10.2011 года по 15.10.2013 года, по неустановленной причине гарантии выдают до 15.11.2015 года, на основании чего срок вывоза культурных ценностей продляется до этой даты.

Таким образом, с учетом того, что в настоящем обвинительном заключении отсутствует указание на обстоятельства, подтверждающие законный характер вывоза культурных ценностей, при наличии существенных противоречий между описанием преступного деяния и его квалификацией, суд лишен возможности постановить на основании такого обвинительного заключения приговор.

Кроме того, в соответствии с п.5 ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает перечень доказательств, подтверждающих обвинение и краткое изложение их содержания. В нарушение данных требований действующего законодательства в обвинительном заключении приведены в качестве доказательств многочисленные документы, содержание которых не указано в обвинительном заключении, то есть орган предварительного расследования перечисляет реквизиты и наименования многочисленных документов, которые по мнению органа предварительного следствия являются доказательствами по делу, но никоим образом не описывает их краткого содержания.

Помимо этого, судом также было исследование постановление о создании следственной группы (т.1 л.д. 25-29). Согласно вводной части данного постановления данный документ (постановление) составил следователь …, в то же время само постановление подписано от имени заместителя начальника 8 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве …. Кроме того, данное уголовное дело было принято 22.04.2016 года к производству следователем …. (т.1 л.д. 30). По неустановленной судом причине состав следственной группы был объявлен Князевой Е.В. 22 апреля 2014 года.

Все вышеуказанные недостатки касаются обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию в соответствии с ч.1 ст.73 УК РФ, а также подлежащих изложению их в обвинительном заключении в соответствии с п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ и лишают суд возможности постановления на основании такого обвинительного заключения приговора или вынесения иного решения, в связи с чем суд возвращает настоящее уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, суд

На основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, суд

Уголовное дело по обвинению К.Е.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.35, ст.190 УК РФ, вернуть прокурору г. Москвы для устранения препятствий в его рассмотрении судом.

Меру пресечения в отношении К.Е.В. в виде подписки о невыезде оставить без изменения.

Постановление может быть обжаловано в Московский городской суд через Пресненский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня провозглашения.