Электронный гражданский кодекс

В ГК РФ закрепят понятие «цифровых прав»

alebloshka / Depositphotos.com

Подписан федеральный закон, которым определен статус «цифровых прав». Под ними будут пониматься обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам (Федеральный закон от 18 марта 2020 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Кроме того, дистанционные сделки приравнены документом к письменной форме. Речь идет о сделках, совершенных с помощью электронных или иных аналогичных технических средств. В п. 2 ст. 940 Гражданского кодекса вносится уточнение, в соответствии с которым для договора страхования будет возможным его заключение в форме одного электронного документа, подписанного сторонами, или обмена такими документами. Вместе с тем в п. 1 ст. 1124 ГК РФ вводится прямой запрет на составление завещания с использованием электронных либо иных технических средств.

Закон вступит в силу 1 октября текущего года и будет применяться к правоотношениям, возникшим после этой даты. А по правоотношениям, возникшим до дня его вступления в силу, он будет действовать в отношении тех прав и обязанностей, которые возникнут после 1 октября этого года.

Как пояснил председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников, после принятия закона будут считаться заключенными и действительными все сделки, совершаемые дистанционно, в том числе путем заполнения формы в Интернете или отправки СМС. Помимо этого он отметил, что признание получат также электронные доверенности и заполненные в электронном виде бюллетени для голосования. Кроме того, Павел Крашенинников обратил внимание на то, что принятие закона внесет определенность в сферу использования смарт-контрактов. Ведь последние станут признаваться не отдельной сделкой, а условием об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора, которое распространено в банковской сфере и электронной торговле.

Статья 160 ГК РФ. Письменная форма сделки

Новая редакция Ст. 160 ГК РФ

1. Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пунктами 2 и 3 статьи 434 настоящего Кодекса.

Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (пункт 1 статьи 162).

2. Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

3. Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно.

При совершении доверенностей, указанных в пункте 3 статьи 185.1 настоящего Кодекса, подпись того, кто подписывает доверенность, может быть удостоверена также организацией, где работает гражданин, который не может собственноручно подписаться, или администрацией медицинской организации, в которой он находится на излечении в стационарных условиях.

Комментарий к Ст. 160 ГК РФ

Комментируемая статья определяет существо письменной формы сделки, способы и порядок ее оформления и подписи (собственноручной, аналоговой или другим лицом). Рассматриваемая норма обеспечивает максимальную достоверность письменной формы сделки, помогает более точно определить варианты материального носителя (бумага, электронный вариант, факсимильный экземпляр), а также удостовериться в подлинности воли лица, если документ подписан иным гражданином.

Являясь более сложной по сравнению с устной, письменная форма сделок обладает и рядом преимуществ: а) приучает участников гражданского оборота к порядку, точному выражению своей воли; б) лучше, чем устная, способствует подлинному содержанию воли; в) наиболее точно закрепляет содержание сделки во времени; г) позволяет ознакомиться с условиями сделки непосредственно по тексту и убедиться в ее заключении; д) позволяет проверить подлинность документа и обеспечивает осуществление контроля за законностью сделки; е) дает возможность иметь несколько идентичных экземпляров документа, в котором заключена сделка.

Другой комментарий к Ст. 160 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. При простой письменной форме сделки ее совершение осуществляется путем составления одного документа, в котором письменно излагается содержание сделки. В этом документе должны быть указаны стороны сделки; ими же или должным образом уполномоченными ими лицами документ должен быть подписан.

Примером дополнительного требования к форме сделки является требование п. 5 ст. 185 ГК о наличии печати на доверенности, выдаваемой организацией. О последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки см. ст. 162 ГК. О способах совершения сделки, приравненных к простой письменной форме, см. ст. 434 ГК.

Примером закона, устанавливающего правила использования аналогов собственноручной подписи, является Федеральный закон от 10 января 2002 г. «Об электронной цифровой подписи» (СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 127), обеспечивающий правовые условия использования электронной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в электронном документе признается равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе.

Под электронной цифровой подписью понимается реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе (ст. 3 Федерального закона «Об электронной цифровой подписи»).

3. Гражданин, который подписывает сделку за другого гражданина в случаях и в порядке, предусмотренных в п. 3 ст. 160, обычно называется рукоприкладчиком. Рукоприкладчик не является представителем гражданина, являющегося стороной сделки, а оказывает лишь техническое содействие в придании сделке надлежащей формы. По существу, его подпись оказывается разновидностью аналога собственноручной подписи гражданина (п. 2 ст. 160), а п. 3 ст. 160 представляет собой предусмотренный законом случай, когда использование такого аналога собственноручной подписи признается допустимым.

В Гражданском кодексе появятся цифровые права и смарт-контракты

Законопроект был впервые представлен в начале 2020 года, а участие в его разработке приняли председатель Госдумы Вячеслав Володин и глава думского комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Они предложили закрепить в Гражданском кодексе «несколько базовых положений, которые позволят регулировать рынок новых объектов экономических отношений».

Вскоре после этого законопроект прошел первое чтение, то есть депутаты одобрили общую его концепцию. Но потом к документу стали поступать замечания. Например, от президентского Совета по кодификации. Из-за этого комитет Крашенинникова ко второму чтению рекомендовал в законопроект ряд поправок. Самая заметная «потеря» инициативы – из законопроекта исключают понятие «цифровые деньги». То есть криптовалюта пока не получит своего закрепления в гражданском законодательстве.

Читайте так же:  Как платить штраф за пьяную езду

Кроме того, Крашенинников отметил, что «технологические вопросы» в ГК затрагивать не будут, потому что для этого примут другие «специальные акты». «Технология здесь в принципе не должна быть, – заявил депутат. – У нас здесь все-таки Гражданский кодекс».

Но в Гражданском кодексе все равно появится много нового.

Цифровые права: «токены» Гражданского кодекса

Законопроект вводит в Гражданский кодекс новую ст. 141.1, которая содержит понятие «цифровое право» – это совокупность электронных данных, которая удостоверяет права на такие объекты гражданских прав, как вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг и исключительные права. Оборот «цифровых прав» происходит только посредством внесения записей в информационную систему.

То, что в Гражданском кодексе предлагают назвать «цифровым правом», сейчас известно как «токен». Фактически это – токен в блокчейне, который обеспечивает права собственнику пароля.

Председатель комитета Павел Крашенинников отметил: закрепление понятия «цифровое право» в Гражданском кодексе позволит определить его место в системе объектов гражданских прав, допустить оборот такого объекта, в том числе его куплю-продажу, а также предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам с цифровыми правами.

Форма сделки: волеизъявление через кнопку

Для облегчения сделок с цифровыми правами законопроект совершенствует правила ГК о форме сделок.

К примеру, на страничке в интернете или в приложении на телефоне описаны условия для нажатия кнопки «ОК», из которых следует, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления. Кроме того, пользователь может отправить СМС – это тоже будет примером его волеизъявления. «Все эти действия сами по себе юридически значимы, но большое их количество является еще и односторонними сделками», – пояснил Крашенинников.

Согласно новым нормам ГК, дистанционное выражение лицом своей воли с помощью «электронных или других аналогичных технических средств» будет считаться простой письменной формой сделки. Но есть условия:

  • используемые при заключении такой «сделки» устройства должны позволять «воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки»;
  • нужно достоверно определить лицо, выразившее свою волю. Например, для этого можно будет использовать биометрическую идентификацию.
  • Смарт-контракты и Big Data

    Законопроект вносит изменения в сферу использования «самоисполняемых» сделок – «смарт-контрактов». Такие смарт-контракты – это не самостоятельные сделки, а лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора, будь то купля-продажа или подряд.

    Примером смарт-контракта можно назвать ситуацию, когда клиент поручает банку списание коммунальной платы в режиме «автоплатежа», пояснил Крашенинников.

    Чтобы такие смарт-контракты работали, в Гражданский кодекс вносится правило о том, что сделка может предусматривать исполнение ее сторонами обязательств при наступлении определенных обстоятельств путем применения информационных технологий. То есть исполнение произведет сама информационная система.

    Законопроект также решает вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе такое явление называют Big Data). Для этого в ГК вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширяется понятие базы данных – «совокупность данных и сведений». При этом закрепляется, что, согласно интересам сторон сделки, договор может предусматривать обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация рискует быть раскрыта третьим лицам.

    «Криптореформа» Гражданского кодекса: эксперты оценили новые поправки

    Павел Крашенинников сообщил, что в Гражданском кодексе предлагается закрепить несколько базовых положений, которые позволят регулировать рынок новых объектов экономических отношений, таки[ как «токены», «криптовалюты» и прочие. Это делается для того, чтобы обеспечить правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде (так называемые «смарт-контракты») и предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по таким сделкам.

    «Без закрепления базовых понятий в гражданском законодательстве будет невозможно регулировать рынок «цифровых объектов» и принимать специальные законы в сфере «цифровой экономики», развитие которой происходит очень быстрыми темпами», – отметил Крашенинников.

    Цифровое право

    О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации

    Авторы: Павел Крашенинников и Вячеслав Володин

    Дата внесения: 26 марта 2020 года

    Так, законопроект вводит в Гражданский кодекс понятие «цифровое право». Под ним предлагается совокупность электронных данных, которая удостоверяет права на такие объекты гражданских прав, как вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг и исключительные права. Оборот «цифровых прав» осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему. «Под определение «цифрового права» будет подпадать существующий на данный момент термин «токен». Изначально он обозначает устройство для идентификации, а сейчас стал использоваться в IT-лексиконе для обозначения шифров, владение которыми дает определенные возможности в сети», – говорится в пояснительной записке.

    Чтобы это понятие заработало, понадобится законодательно закрепить такой критерий, как существование этого права в информационной системе, отвечающей признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»).

    Создание цифровых прав, сфера их использования и особенности оборота будут определяться отдельными законами, разрабатываемыми с участием Центробанка, Минфина и Минэкономразвития.

    «В ГК вводятся ряд определений, в том числе «цифровое право» – права на объекты гражданских прав, установленные совокупностью электронных данных в блокчейне, к которому у лица есть уникальный доступ. То есть фактически это – токен в блокчейне, который обеспечивает какие-либо права собственнику пароля. При этом сделки с «цифровыми правами» должны осуществляться в той же форме, что и с обеспечиваемыми правами. То есть, если токен обеспечивает право на недвижимость, ее нужно регистрировать в установленном порядке», – поясняет Игорь Судец, член Экспертного совета Госдумы по цифровой экономике и блокчейн-технологиям.

    Цифровые деньги

    Законопроект также вводит понятие «цифровые деньги» (в обиходе «криптовалюта») и закрепляет главное правило: законным средством платежа они не являются. «В перспективе цифровые деньги смогут использоваться в качестве платежного средства, но только в случаях и на условиях, которые будут устанавливаться в законодательстве», – подчеркивает Крашенинников.

    Для описания того, как будет осуществляться оборот цифровых денег, правила о цифровых правах будут применяться к цифровым деньгам. Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег, и с помощью записи должен фиксироваться момент перехода цифровых денег от одного лица к другому. Однако это станет возможным лишь тогда, когда будет техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на данный момент, отмечают авторы поправок.

    «Цифровые деньги» – это фактически те же токены, созданные «майнерами», только не удостоверяющие никакое право. Сначала может показаться, что в законопроекте написано, что это не деньги. Но в нем достаточно либеральный подход. Да, это не деньги, – такой подход противоречил бы Конституции, –они не обязательны к приему, но могут использоваться как средство платежа в описанных законом случаях. Будем надеяться, что такие случаи будут перечислены в законе».

    Игорь Судец, член Экспертного совета Госдумы по цифровой экономике и блокчейн-технологиям

    Форма договора

    Для облегчения совершения сделок с цифровыми правами законопроект совершенствует правила гражданского законодательства о форме сделок, в том числе договоров.

    Так, выражение лицом своей воли с помощью электронных или других аналогичных технических средств будет приравнено к простой письменной форме сделки. Это закладывает основу для заключения того, что в обиходе называют «смарт-контрактом», но также позволит упростить совершение целого ряда односторонних сделок, уверены законотворцы. Игорь Судец подчеркивает, что возможность соблюдения простой письменной формы сделки в блокчейне «дает ряд свобод для его дальнейшего внедрения».

    Читайте так же:  Приказ минтруда рф 155н 28.03.2020

    «Это изменение будет отвечать не только вызовам цифровой эпохи, но и чаяниям большого количества участников гражданского оборота», – говорится в пояснительной записке.

    Оспаривание сделки

    Для целей исполнения сделок с цифровыми правами вводится правило, что факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается. Это будет действовать во всех случаях, за исключением вмешательства в действие программы.

    Так, после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть. Лицо, покупающее то или иное цифровое право, получит его автоматически при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств.

    «К примеру, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя. В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена «автоматически» – у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя», – пояснил Крашенинников.

    Легализация Big Data

    Законопроект также решает вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе «big data»). Для этого в ГК вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширяется понятие базы данных – «совокупность данных и сведений». При этом закрепляется, что согласно интересам сторон сделки договором может предусматриваться обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам.

    Принятие законопроекта позволит закрепить базовые нормы для регулирования оборота цифровых прав и цифровых денег, для совершения и исполнения сделок с ними, а также позволит решить целый ряд других задач. Так, будет обеспечена судебная защита прав граждан и юридических лиц, возникающих в отношениях цифровой экономики. Кроме того, будут устранены существующие сегодня риски для использования цифровых объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду для легализации доходов, полученных преступным путем, или для увода из-под обращения взыскания при банкротстве, либо для финансирования терроризма, уверены авторы инициативы.

    Несомненно, закрепляя базовые понятия в сфере цифровой экономики, законопроект закладывает правовую основу для нового этапа развития нашего государства.

    Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству

    Володин и Крашенинников подчеркивают – предлагаемые ими поправки в случае принятия не будут иметь обратной силы.

    «Законопроект не решает всех поставленных Президентом в перечне поручений задач, однако он создает базовые условия для дальнейшего регулирования отрасли», – отмечает Судец. Он ожидает, что проект Федерального закона «О цифровых финансовых активах», внесенный депутатом Анатолием Аксаковым на прошлой неделе, будет доработан ко второму чтению с учетом инициативы Крашенинникова и Володина.

    «Законопроект наводит лексический порядок в фундаментальной статье 128 ГК, консолидируя бездокументарные ценные бумаги, безналичные деньги и цифровые права в единую категорию имущественных прав», – отмечает Михаил Успенский из Taxology. Он похвалил авторов инициативы, которые устранили главную, на его взгляд, проблему: некорректное понимание сущности токена в законопроекте Аксакова. «Токен должен удостоверять право на уже существующие объекты гражданского оборота. Однако авторы не спешат, поэтому предлагают устанавливать такие случаи непосредственно в законе», – пояснил эксперт.

    Абсолютно правильным и корректным представляется подход к определению понятия «блокчейн». Требования к децентрализованной информационной системе («распределенный реестр») должны определяться в отдельном акте, а не в Гражданском кодексе. Возможно, даже не требуется их закрепление в федеральном законе, достаточно будет соответствующего приказа Минсвязи.

    Михаил Успенский, партнер Taxology

    Успенский также выразил надежду, что разработчикам двух противопоставленных друг другу законопроектах удастся найти «компромиссное решение», несмотря на то, что подход к некоторым вопросам в них существенно различается, оба они содержат уникальные положения. Так, законопроект «О цифровых финансовых активах» содержит способ борьбы с ICO-мошенниками, а инициатива Крашенинникова и Володина «с юридической точки зрения прописана более умело и в большей степени соответствует традициям отечественной цивилистики».

    Ознакомиться с текстом законопроекта № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» можно здесь.

    Путин ввел в ГК новые виды сделок

    Президент РФ Владимир Путин 18 марта подписал поправки в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса РФ, направленные на закрепление понятия «цифровые права» и регламентацию гражданского оборота, осуществляемого в сети «Интернет» и других информационных сетях.

    В соответствии с новой статьей 141.1 ГК РФ под цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам, при этом осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

    Новым законом вносятся изменения в статью 128 ГК РФ, в соответствии с которыми цифровые права отнесены к имущественным правам.

    Положениями, устанавливающими, при каких условиях соблюдена письменная форма сделки при ее совершении с помощью электронных или аналогичных технических средств, дополняется пункт 1 статьи 160 ГК РФ. Корреспондирующие изменения, касающиеся письменной формы договора, вносятся в пункт 2 статьи 434 ГК РФ.

    В статье 181.2 ГК РФ уточняется, что решение собрания посредством заочного голосования может приниматься, в том числе, путем голосования с помощью электронных и других технических средств.

    В статью 309 ГК РФ вносятся положения, регламентирующие возможность исполнения сделки путем автоматизированного исполнения обязательств.

    Устанавливается, что в отношении купли-продажи цифровых прав применяются положения § 1 «Общие положения о купле-продаже» главы 30 «Купля-продажа» части второй ГК РФ.

    В результате вносимого в статью 493 ГК РФ изменения договор розничной купли-продажи будет считаться заключенным в надлежащей форме также с момента выдачи продавцом покупателю электронного документа, подтверждающего оплату.

    В целях признания публичной офертой выставление товаров в сети «Интернет» дополняются положения пункта 3 статьи 493 ГК РФ.

    Новой статьей 783.1 ГК РФ устанавливаются особенности договора об оказании услуг по предоставлению информации, в соответствии с которыми в договоре может быть предусмотрена обязанность сторон договора не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.

    Устанавливается возможность заключения договора номинального счета и договора страхования в электронном виде или путем обмена электронными документами, для чего вносятся изменения в пункт 1 статьи 860.2 и пункт 2 статьи 940 ГК РФ.

    Пункт 1 статьи 1124 части третьей ГК РФ дополняется положением, которым запрещается составление завещания с использованием электронных или иных технических средств.

    Подписанный закон вступает в силу с 1 октября 2020 года.

    Госдума узаконила новые виды сделок

    Фото: пресс-служба Госдумы

    Государственная дума 12 марта приняла в итоговом третьем чтении поправки в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса РФ, которыми вводится несколько базовых положений о новых цифровых объектах экономических отношений.

    Новым законом закрепляется базовое определение «цифровое право» (юридический аналог термина «токен»). Для этого вводится новая статья 141.1 ГК РФ «Цифровые права». Под цифровыми правами понимаются особые «обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам”. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

    Читайте так же:  Временная проживание в эстонии

    Для облегчения совершения сделок с цифровыми правами законом совершенствуются правила гражданского законодательства о форме сделок, в том числе договоров. В частности, к простой письменной форме сделки приравнивается выражение лицом своей воли с помощью электронных или других аналогичных технических средств. Например, на странице в сети “Интернет”, в приложении на смартфоне описаны условия для нажатия клавиши “ОК”, из которых следует, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления. В результате будут считаться заключенными и действительными все сделки, совершаемые дистанционно, в том числе путем заполнения формы в сети “Интернет” или путем отправки СМС. Получат признание также «электронные» доверенности и заполненные в электронном виде бюллетени для голосования.

    Новым законом дополняются правила ГК РФ о заочных собраниях – можно будет заочно голосовать с помощью электронных или других технических средств на собраниях гражданско-правовых сообществ. Также дополняются правила о форме договоров – для договора номинального счета и для договора страхования вводится возможность заключения не только в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, но и путем заключения или обмена электронными документами. Отдельно указывается запрет на составление завещания с использованием электронных или других технических средств.

    Закон вносит определенность в сферу использования «самоисполняемых» сделок (смарт-контракты). Смарт-контракт не является отдельной сделкой, это всего лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора (договора купли-продажи, аренды, подряда и пр.). В настоящее время такие условия договоров распространены в банковской сфере (например, клиент может поручить банку списание коммунальной платы в режиме «автоплатеж»). Также они востребованы и в электронной торговле. В результате лицо, покупающее тот или иной виртуальный объект, получит его автоматически при наступлении указанных в соглашении обстоятельств, то есть исполнение произведет сама информационная система. У продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, объясняют в Госдуме.

    Новым законом решается вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе – big data). Для этого в новой статье 783.1 ГК РФ вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации. При этом закрепляется, что договором может предусматриваться обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам.

    Поправки должны вступить в силу с 1 октября 2020 года.

    Изменение Гражданского кодекса РФ с 1 октября 2020 года

    Редакцию Гражданского кодекса РФ с 1 октября 2020 года изменил Федеральный закон от 18.03.2020 N 34-ФЗ, который отнес к объектам гражданских прав в Российской Федерации цифровые права. Определены новые правила заключения сделок и договоров, а также составления завещаний.

    Новый вид гражданских прав в России

    В соответствии с новой статьей 141.1 ГК РФ цифровыми правами признаются обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Установлено, что:

    Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

    Также определено, что обладателем цифрового права признается лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность распоряжаться этим правом. В случаях и по основаниям, которые предусмотрены законом, обладателем цифрового права признается иное лицо. При этом переход цифрового права на основании сделки не требует согласия лица, обязанного по такому цифровому праву.

    Понятие цифрового права добавлено в статью 128 ГК РФ «Объекты гражданских прав». Ее нормами установлено, что к объектам гражданских прав, в том числе, относятся:

    • вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги),
    • иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права).
    • Договоры и сделки

      Статьей 160 ГК РФ предусмотрены новые условия соблюдения письменной формы сделки, совершенной с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки. В частности, статья дополнена абзацем следующего содержания:

      Письменная форма сделки считается соблюденной также в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон может быть предусмотрен специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю.

      Нормами статьи 309 ГК РФ предусмотрено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. При этом, условиями сделки может быть предусмотрено исполнение ее сторонами возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки.

      Новая редакция статьи 434 ГК РФ предусматривает возможность заключение договора в письменной форме путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами. Также договор может быть заключен путем обмена:

    • письмами,
    • телеграммами,
    • электронными документами;
    • иными данными в соответствии с правилами абзаца второго пункта 1 статьи 160 ГК РФ .

    Новой редакцией статьи 454 ГК РФ установлено, что договор розничной купли-продажи может быть, в том числе применен к продаже имущественных, в том числе цифровых, прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. Нормы статьи 493 ГК РФ предусматривают, что договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю в том числе электронного документа, подтверждающего оплату товара. Нормами статьи 494 ГК РФ определено, что выставление товаров на реализацию в интернете признается публичной офертой независимо от того, указаны ли цена и другие существенные условия договора розничной купли-продажи.

    Новой статьей 783.1 ГК РФ определены особенности договора об оказании услуг по предоставлению информации. В частности:

    Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику (договор об оказании услуг по предоставлению информации), может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.

    Нормами статьи 860.2 ГК РФ предусматривается, что договор номинального счета может быть также заключен путем составления одного электронного документа, подписанного сторонами, или обмена электронными документами. Статьей 940 ГК РФ аналогичные условия предусмотрены для составления договора страхования.

    Особенности составления завещания

    Новой редакции статьи 1124 ГК РФ установлен запрет составления завещания с использованием электронных либо иных технических средств.

    Управление и контроль

    Нормами новой редакции статьи 67.1 ГК РФ определено, что принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения возможно, в том числе, посредством очного голосования. По нормам новой редакции статьи 181.2 ГК РФ :

    Решение собрания может приниматься посредством заочного голосования, в том числе голосования с помощью электронных или иных технических средств (абзац второй пункта 1 статьи 160 Гражданского кодекса).