Банкротство ст.61.2

Публикации

Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов «Юков и Партнеры»

Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления.

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной «если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества» (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. «а» п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 заменяет на «оспаривающим сделку лицом доказано».

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;

— неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
— известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
— снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

Указанный пункт постановления также предусматривает, что «получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника».

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что «само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом» (п. 4 постановления № 59). Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору «должно было быть известно» о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот «само по себе» не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п. 5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника. Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

Обычная хозяйственная деятельность

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.
В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К «необычным» сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

Другие вопросы при оспаривании сделок должника

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: «например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот».

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: «при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию» (п. 10 постановления № 59).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

Подозрительные сделки и сделки с предпочтением: как разграничить составы?

Закон предусматривает несколько специальных составов сделок, совершенных должником в преддверии банкротства, которые могут быть оспорены с целью возврата выбывшего по ним имущества должника в конкурсную массу. Для каждого из таких составов в законе предусмотрен определенный набор подлежащих доказыванию обстоятельств. О том, что нужно учитывать контрагентам должника, ставшим ответчиками в споре с арбитражным управляющим или конкурсным кредитором, а также самим оспаривающим подобные сделки лицам, читайте в материале «ЭЖ-Юриста».

Одним из способов пополнения конкурсной массы при банкротстве является возврат имущества через оспаривание сделок должника. Совершенные должником сделки можно оспорить как по общим (ст. 10, 168 ГК РФ), так и по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 и 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Как указал Пленум ВАС РФ в абз. 4 п. 4 постановления от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63), наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Согласно нормам Закона о банкротстве сделки должника могут быть оспорены как подозрительные или же как совершенные с предпочтением. При этом само по себе наличие таких оснований для признания сделки недействительной не является достаточным для отказа суда во включении в реестр требований кредитора, основанных на подобной сделке. Иными словами, если сделка все же будет признана недействительной, контрагент может включить свои требования к должнику в части возврата исполнения по такой сделке в реестр. Соответственно, правом заявить о недействительности подозрительной сделки или сделки с предпочтением в рамках дела о банкротстве наделены арбитражный управляющий и конкурсные кредиторы.

Контрагенты должников, с одной стороны, и арбитражные управляющие и конкурсные кредиторы, с другой, нередко сталкиваются с рядом вопросов, касающихся разграничения подозрительных сделок и сделок с предпочтением и определением квалифицирующих признаков составов таких сделок. Необходимость четкого разграничения данных сделок и определения их квалифицирующих признаков обусловлена различиями в предмете доказывания по делу.

Отметим, однако, что, если лицо, оспаривающее сделку, неверно квалифицировало заявленные им требования (например, ссылалось на нормы ст. 61.2 Закона о банкротстве вместо ст. 61.3), арбитражный суд может самостоятельно определить характер спорного правоотношения и признать сделку недействительной на основании надлежащей правовой нормы (абз. 4 п. 9.1 постановления № 63).

Подозрительные сделки

Подозрительными могут быть признаны сделки двух категорий: совершенные с неравноценным встречным исполнением обязательств и имеющие своей целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Неравноценное встречное исполнение

Поскольку правоотношения, возникающие при банкротстве, затрагивают интересы не только сторон договора, но и иных кредиторов должника, оспаривание неравноценных сделок в деле о банкротстве позволяет отойти от общего принципа свободы договора.

Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. При этом фактическое исполнение сторонами сделки не имеет значения: даже если сделка не исполнена, суд может оценить неравноценность исходя из ее условий (абз. 2 п. 8 постановления № 63).

В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора (см. Определение ВС РФ от 11.01.2017 № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014).

Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.

Примерами таких сделок могут служить — неоправданное завышение окладов одних сотрудников перед другими, выполняющими аналогичные функции (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.06.2016 № Ф04-20327/2015 по делу № А70-8790/2014) или передача ликвидного имущества в обмен на неликвидное (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 28.07.2016 № Ф08-4997/2016 по делу № А32-28073/2014).

Неравноценность встречного предоставления арбитражные суды, как правило, признают в случае расхождения между рыночной стоимостью и ценой контракта на 30—40 % и более (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 29.07.2014 № Ф09-11083/12 по делу № А50-8797/11, АС Уральского округа от 19.11.2014 № Ф09-2243/14 по делу № А60-37238/2012, Центрального округа от 16.10.2017 № Ф10-4119/2017 по делу № А08-7446/2015).

Следует иметь в виду, что оспаривая неравноценную сделку, нельзя взыскать разницу между ценой сделки и ее рыночной стоимостью — контрагенту должника придется вернуть в конкурсную массу все полученное по сделке, лишь затем он сможет включить свои требования в реестр (см. Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 303-ЭС15-11427(2) по делу № А51-17166/2012).

Читайте так же:  Правовая экспертиза детского сада

Необходимо учесть, что оспорить как неравноценные сделки, совершенные по исполнению публичных обязанностей, не получится. Налоговые и административные правоотношения не носят возмездного характера, ввиду чего не могут быть оспорены по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. Определение ВС РФ от 30.03.2017 № 304-ЭС17-2805 по делу № А27-1804/2015).

Таким образом, в отличие от других специальных оснований для оспаривания сделок, чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве, достаточно двух условий:

соответствия периоду подозрительности в один год;

неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов

Для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать причинение вреда имущественным правам кредиторов. Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В отличие от неравноценных, сделки, совершенные с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, могут быть оспорены в случае их совершения в течение более длительного периода — трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. Это обусловлено пороком сделки с субъективных позиций, поскольку другая сторона сделки знала об указанной противоправной цели должника. Однако и предмет доказывания по этой норме более сложный.

Закон о банкротстве определяет ряд презумпций, упрощающих доказывание для признания такой сделки недействительной.

Так, знание стороны о противоправной цели сделки предполагается, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве; если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (абз. 4 п. 7 постановления № 63).

Согласно второй презумпции цель причинения вреда кредиторам предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была безвозмездной или же при наличии иных условий, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Для разграничения составов п. 1 и п. 2 ст. 61.2 необходимо учесть, что:

если сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно неравноценности;

если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее, чем за три года, то необходимо доказать наличие трех обстоятельств:

1) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

2) в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов;

3) другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Следующим основанием для признания сделки недействительной по специальным нормам Закона о банкротстве является совершение сделки с предпочтением. Если подозрительные сделки, как правило, влекут полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника (Определение ВС РФ от 30.01.2017 № 305-ЭС16-12827 по делу № А40-121454/2012), то сделки с предпочтением обычно влияют на распределение конкурсной массы. Данные сделки могут быть признаны недействительными ввиду того, что влекут нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, а также нарушают принцип пропорциональности удовлетворения требований. При этом бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице (абз. 5 п. 10 постановления № 63).

По общему правилу указанная сделка может быть признана судом недействительной, если она совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Перечень условий для признания такой сделки недействительной является открытым. Сделка может быть признана недействительной, если она, к примеру, приводит к изменению очередности удовлетворения требований или же к удовлетворению требований с ненаступившим сроком исполнения. В таком случае доказыванию по делу подлежит только оказание предпочтения. Для признания такой сделки недействительной не требуется доказывать недобросовестность контрагента.

Однако п. 1 и 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве не говорят о признании судом сделки недействительной по одному лишь формальному основанию. Само по себе совершение платежей в течение определенных периодов времени не свидетельствует о недействительности указанной сделки. Правовое значение имеет именно оказание предпочтения одному из кредиторов. Суд при рассмотрении дела должен исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, важные для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании (см. Определение Конституционного суда РФ от 02.07.2013 № 1047-О).

Сделка с предпочтением может быть оспорена и в том случае, если она была совершена и в более ранний, чем один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, срок, но при этом заявителю потребуется доказать больше обстоятельств.

Так, если сделка совершена в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, для признания ее недействительной как влекущей оказание предпочтения в наличии должны иметься следующие условия:

совершение сделки, влекущей нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, или же сделки, направленной на обеспечение исполнения обязательств перед отдельным кредитором, возникших до совершения оспариваемой сделки;

совершение сделки в пользу лица, которому было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, свидетельствующих об указанных признаках.

О таком знании может свидетельствовать:

1) неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке платежа;

2) известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);

3) осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом (п. 12 постановления № 63).

Законом закреплена презумпция осведомленности заинтересованного лица (перечислены в ст. 19 Закона о банкротстве) о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. Однако указанная презумпция применяется в отношении признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, но не в отношении обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, что сужает сферу ее применения.

Особенности разграничения составов

Таким образом, в отличие от правил ст. 61.2 Закона о банкротстве, для оспаривания сделки с предпочтением не требуется ни неравноценности встречного предоставления, ни цели причинить вред имущественным правам кредиторов. Однако здесь сложность может возникнуть с доказыванием субъективного элемента — осведомленности контрагента в случае, если сделка совершена в период от одного до шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Зачастую заявители по делу не могут доказать наличие осведомленности контрагента: в таком случае суд может использовать свои полномочия по самостоятельной правовой квалификации сделки и признать ее недействительной по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, даже в отсутствие соответствующих заявлений истца (см., например, определения ВС РФ от 26.12.2016 № 301-ЭС16-6637(2) по делу № А43-28914/2014 и от 18.11.2016 № 309-ЭС16-14163(2) по делу № А50-20422/2012).

В основном, разграничивая основания недействительности сделок по п. 2 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, суды опираются на различия в целях и последствиях совершенных сделок, зачастую используя ссылку на правовую позицию, изложенную ВАС РФ (см. постановления ФАС Уральского округа от 29.08.2013 № Ф09-7174/13 по делу № А50-15608/2011, АС Поволжского округа от 28.10.2016 № Ф06-3071/2015 по делу № А72-2183/2014, Западно-Сибирского округа от 14.05.2015 № Ф04-17111/2015 по делу № А02-712/2013). Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 № 4172/13 по делу № А43-21911/2010, в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве речь идет о сделках, совершенных с умыслом на причинение ущерба кредиторам, в то время как оспаривание по ст. 61.3 Закона о банкротстве предполагает нарушение интересов кредиторов преимущественным удовлетворением требования одного из кредиторов.

Подводя итог, стоит отметить, что при разграничении оснований для оспаривания сделок по п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.2, п. 1 и 2 ст. 61.3, п. 3 ст. 61.3 следует исходить:

из периода совершения спорной сделки;

цели совершения сделки;

последствий, которые повлекло за собой совершение оспариваемой сделки;

осведомленности контрагента о противоправности сделки.

Несмотря на трудности, с которыми сталкивается заявитель при оспаривании сделки должника-банкрота, указанный механизм является одним из наиболее действенных с точки зрения реального пополнения конкурсной массы и, как следствие, наиболее полного удовлетворения требований кредиторов. Данный институт позволяет противостоять выводу активов должника в предбанкротный период, а также способствует сокращению злоупотреблений при распределении конкурсной массы должника.

Неравноценность сделки как признак ее недействительности

Генезис

Принятые в 2009 г. изменения (Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ) в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) оказали колоссальное влияние на развитие процедур восстановления прав кредиторов и повышение эффективности оспаривания сделок должника в деле о банкротстве.

В пояснительной записке к проекту названного федерального закона, содержащего новеллы в части совершенствования положений о конкурсном оспаривании сделок должника при осуществлении процедуры банкротства (который стал гл. III.1 «Оспаривание сделок должника» Закона о банкротстве) 1 , отмечалось, что действовавшее на тот момент законодательство РФ не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства. Подобные сделки оспаривались в основном как фиктивные (мнимые) или притворные, что в судебной практике не приносило должного (положительного) результата для кредиторов и конкурсных управляющих, в особенности при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением.

В упомянутом документе указано: оспаривание подозрительной сделки возможно лишь на основании объективного критерия (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве) – неравноценность встречного исполнения. Субъективный критерий осведомленности в качестве второго факта в предмете доказывания разработчиками законопроекта отметался сразу же – поскольку, по их мнению, «…в предвидении возможности оспаривания сделок стороны могут фальсифицировать доказательства в части установления равноценной цены договора, но фактически с неравноценным исполнением. При этом доказать неравноценность встречного исполнения на основании допустимых письменных доказательств представляется затруднительным». По большому счету, в приведенной цитате разработчики кратко и, с правовой точки зрения, емко описали не только широко распространенную по состоянию на 2009 г., но и ныне, проблему «рисования» доказательств для цели защиты недобросовестно выведенных активов из имущественной массы должника.

В итоге на сегодняшний день в Законе о банкротстве действует гл. III.1, содержащая указания на такое материально-правовое основание оспаривания подозрительных (ст. 61.2 Закона о банкротстве) сделок в деле о банкротстве, как неравноценность встречного исполнения (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Субъекты и процедура рассмотрения обособленного спора об оспаривании сделки по мотиву неравноценности

Кто может обращаться с заявлением в суд о признании сделки недействительной ввиду противоречия условиям, закрепленным в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве?

Таковыми являются внешний либо конкурсный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов, иное лицо, уполномоченное решением собрания (комитета) кредиторов, а также временная администрация финансовой организации. Следовательно, и для оспаривания неравноценных сделок субъекты оспаривания будут те же.

Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% голосов на общем собрании кредиторов должника (п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Ответчиками по обособленному спору об оспаривании неравноценных сделок должника в рамках дела о банкротстве являются контрагенты должника, с которыми совершена сделка.

Оспорить неравноценную сделку должника применительно к п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве допустимо только в рамках дела о банкротстве. В случае принятия заявления об оспаривании арбитражный суд возбуждает обособленный спор в рамках дела о банкротстве должника.

Предмет доказывания

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

При этом под неравноценным встречным исполнением обязательств понимается, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 63), неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной имеет место, в частности, в случае, если цена сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Сделка признается недействительной по указанному критерию даже в случае, когда должнику на момент заключения сделки было известно, что у контрагента нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения, хотя условия сделки формально предусматривали равноценное встречное исполнение.

Читайте так же:  Агротехнические требования для посадки картофеля

Безвозмездные сделки (например, прощение долга) не оспариваются по основанию неравноценности, а оспариваются по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Помимо факта неравноценности встречного исполнения подлежит доказыванию тот факт, что сделка совершена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота).

В случае недоказанности хотя бы одного из перечисленных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию (например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 26 декабря 2017 г. № Ф05-19629/16 по делу № А40-42912/2014; от 5 апреля 2017 г. № Ф05-19577/16 по делу № А40-252160/2015; от 30 августа 2016 г. № Ф05-12971/13 по делу № А40-98294/2012).

Неравноценное встречное исполнение является объективным критерием для оспаривания подозрительной сделки, которого достаточно для признания сделки недействительной и применения реституционных последствий (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 63).

На практике встречаются следующие ситуации, являющиеся предметом рассмотрения судами при оспаривании неравноценных сделок:

  • должник передал имущество и получил плату по заниженной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно выше;
  • должник купил и оплатил имущество по завышенной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно ниже;
  • должник передал имущество по рыночной цене, однако получил от контрагента лишь частичную плату.

В первых двух случаях для установления факта равноценности или неравноценности совершенного по сделке встречного исполнения необходимо обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления. Во всех указанных случаях при наличии дополнительной к основной обеспечительной (залог, поручительство) сделки подлежать оценке на предмет неравноценности будут и условия обеспечительных сделок. В первых двух ситуациях обособленный спор такого рода не может быть разрешен без привлечения эксперта/специалиста (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 марта 2017 г. № Ф07-1859/17 по делу № А56-19568/2016).

Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

В обособленных спорах об оспаривании сделок должника следует руководствоваться следующим алгоритмом доказывания.

Во-первых – пока не представлены иные доводы (управляющим или кредитором) цена в договоре считается рыночной (ст. 421, 424 ГК РФ). В таких обстоятельствах проверка на предмет неравноценности может быть осуществлена в подавляющем большинстве случаев лишь в связи с неполной (частичной) оплатой контрагентами полученного по такой сделке от должника актива.

Во-вторых, если довод о несоответствии цены сделки заявлен оспаривающим ее лицом, то ключевое значение имеют отчет об оценке стоимости переданного актива по сделке и его процессуальный статус [кем, когда заявлен и в каком статусе (заключение эксперта или специалиста)].

Обязанность представить отчет о рыночной стоимости передаваемого по оспариваемой сделке имущества лежит на заявителе (в порядке ст. 82 АПК РФ). Другие лица, участвующие в споре, также вправе представить заключение специалиста и заявить ходатайство о проведении оценочной экспертизы для проверки достоверности и подлинности отчета оценщика.

Более того, если заявитель не представил заключение экспертов о фактической стоимости как имущества, переданного должником по сделке, так и полученного за данное имущество предоставления, заключение специалистов со стороны других участников спора играет важную роль в определении судом указанного факта (постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2017 г. № Ф05-13918/17 по делу № А40-251504/2015).

Кроме того, при принятии решения арбитражный суд в мотивировочной части должен указать в том числе на фактические и иные установленные обстоятельства дела; доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы участвующих в деле лиц (ч. 4 ст. 170 АПК РФ). Однако если не исследован вопрос о равноценности встречного исполнения, выводы о наличии либо отсутствии оснований для признания сделки недействительной по причине отсутствия равноценного встречного предоставления являются преждевременными, что может повлечь отмену решения и направление дела на новое рассмотрение (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 февраля 2020 г. № Ф09-5357/17 по делу № А07-2894/2015).

Проиллюстрирую изложенное на практических примерах.

Если управляющий (кредитор) заявил отчет об оценке в качестве доказательства, то он будет расценен как заключение специалиста. В таком случае контрагенту должника рекомендуется представлять свой отчет об оценке, если он полагает, что рыночная цена актива соответствует договорной; при противоречии отчетов друг другу вопрос с большой долей вероятности решит экспертиза [судебная экономическая (оценочная)]; если таковой не будет, то судом могут быть приняты во внимание недочеты/нарушения, которые содержатся в отчете, представленном той или иной стороной.

При этом управляющему (кредитору) не рекомендуется представлять подготовленные специалистами «исследования», «обзоры рынка» или «письменные консультации» в отсутствие отчета об оценке. Такого рода документы могут быть не признаны заключениями специалистов с учетом норм Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности).

Если контрагент должника заявляет о приобщении отчета об оценке, который подтверждает рыночность цены сделки (актива), то пассивная позиция управляющего/кредитора уменьшает шансы на успешное оспаривание. Суд вправе рассмотреть спор только по имеющимся доказательствам и основывать свои выводы лишь на одном отчете об оценке (если другая сторона свои доказательства не представляла).

При этом каждая из сторон не лишена возможности сразу же заявить ходатайство о назначении судебной экономической экспертизы стоимости актива.

Вместе с тем следует всегда помнить, что эксперт оценивает все материалы, переданные ему судом. Среди них может быть уже приобщенное одной из сторон доказательство в виде оценочного отчета, что учитывается экспертом. Как минимум, ему, вероятно (на основании принципа мотивированности экспертного заключения), придется либо согласиться (полностью или частично) с выводами специалистов в отчете об оценке, либо аргументированно на них возразить в своем экспертном заключении.

Активная позиция стороны по обособленному спору, заключающаяся в представлении отчета об оценке, соответствующего требованиям Закона об оценочной деятельности, в котором отсутствуют недочеты, пороки или изъяны (по форме, содержанию, примененной методике), четком формулировании вопросов при назначении судебной экспертизы, внесении денег на депозит суда, даче мотивированных возражений против отчета об оценке, подготовленного по заказу другой стороны, повышает шансы на успешное оспаривание сделки или успешную защиту сделки от оспаривания.

Реституционные последствия. Спорные вопросы и «свежие» тенденции в судебной практике

Отсутствие субъективного теста (проверки наличия факта осведомленности) влечет применение реституционного последствия в виде установления права контрагента, сделка с которым успешно оспорена, на включение его образовавшегося требования к должнику, по общему правилу, в третью очередь (п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона банкротстве, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Некоторые контрагенты должников считают – даже если сделку «открутить», то только в части превышения стоимости исполнения должника над исполнением этого контрагента.

Допустим ли «зачет» таких исполнений в банкротстве при оспаривании сделок по мотиву неравноценности?

В п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве предусмотрено, что в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Правила ст. 61.6 Закона о банкротстве обеспечивают равную, а значит, наиболее справедливую защиту интересов кредиторов должника, претендующих на удовлетворение их требований за счет конкурсной массы, и исключают преимущественное удовлетворение требований кредитора, восстановившихся в результате признания соответствующей сделки должника недействительной.

Следовательно, если требования о реституции по неравноценной недействительной сделке заявляются как требования о возврате разницы между действительной стоимостью имущества и размером встречного предоставления за это имущество, то это противоречит указанным последствиям недействительности сделки должника (по смыслу гл. III.1 Закона о банкротстве). Суд, рассматривающий заявление о признании сделки недействительной по основанию неравноценности сделки, обязан независимо от формулирования этих требований в заявлении об оспаривании сделки рассматривать реституцию имущества по действительной (реальной, рыночной) стоимости.

В случае признания неравноценной сделки недействительной суды обоснованно и в точном соответствии с названными положениями взыскивают именно действительную стоимость имущества, приобретенного по недействительной сделке, и восстанавливают требования контрагентов к должнику в размере уплаченной по этой сделке денежной суммы.

Фактически произведенный зачет во взысканную действительную стоимость имущества суммы, уплаченной контрагентом за приобретение этого имущества у должника по недействительной сделке, является существенным нарушением норм законодательства о банкротстве в части последствий недействительности сделки должника, которое влияет на исход спора и является основанием для отмены судебных актов, содержащих такие выводы.

Данная правовая позиция получила отражение в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 г. № 303-ЭС15-2858 по делу № А51-7114/2012.

Еще одна ключевая проблема последних лет – каким образом следует применять реституционное последствие, если должник частично получил исполнение от контрагента за имущество более дорогой договорной стоимости (при отсутствии оспаривания цены сделки в связи с несоответствием ее рыночному уровню)?

Согласно абз. 5 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее совершения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

По смыслу названного разъяснения могут оспариваться в качестве неравноценных в том числе сделки, стороны которых заведомо рассматривали условие о размере стоимости предоставления контрагента должника как фиктивное, заранее осознавая, что оно не будет исполнено в полном объеме. По сути, такое условие соглашения о полном размере стоимости прикрывает (п. 2 ст. 170 ГК РФ) собой условие о фактической (меньшей) стоимости предоставления контрагента, и содержание прикрываемого условия охватывается волей обеих сторон сделки.

Этот подход выработан Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ (Определение от 7 августа 2017 г. № 310-ЭС17-4012 по делу № А64-8376/2014).

Таким образом, в этом случае необходимо также доказать еще один факт – то, что должник в силу аффилированности с контрагентом заведомо знал о невозможности исполнить сделку на договорном условии о цене, соответствующей рыночному уровню. Практически кредитору или управляющему для этого нужно доказать сам факт аффилированности, определяемой по правилам ст. 19 Закона о банкротстве.

1 Выписка из протокола заседания Совета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 4 декабря 2008 г. № 70.

Комментарий к статье 61.2 закона о банкротстве. Судебная практика: Оспаривание подозрительных сделок должника

В статье регламентировано оспаривание подозрительных сделок должника. Как отмечалось авторами проекта Закона 2009 г. N 73-ФЗ, оспаривание подозрительной сделки возможно на основании объективного критерия (п. 1 статьи) — неравноценность встречного исполнения, и субъективного критерия (п. 2 статьи) — намерение должника причинить вред кредиторам в их возможности получить удовлетворение своих требований за счет имущества должника.

Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка). Согласно разъяснению, данному в п. 5 Постановления Пленума ВАС России от 23 декабря 2010 г. N 63, в силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом п. 7 данного Постановления); в случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Там же указано, что при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абз. 32 ст. 2 Закона под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В пункте 6 Постановления Пленума ВАС России от 23 декабря 2010 г. N 63 разъяснено, что согласно абз. 2 — 5 п. 2 комментируемой статьи цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2 — 5 п. 2 комментируемой статьи; при определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах 33 и 34 ст. 2 Закона.

Пункт 7 Постановления Пленума ВАС России от 23 декабря 2010 г. N 63 содержит следующие разъяснения:

в силу абзаца 1 п. 2 комментируемой статьи предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника;

при решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств;

согласно абзацу 2 п. 3 ст. 28 Закона сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей;

Читайте так же:  Звонят коллекторы после решения суда

в связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании п. 2 комментируемой статьи сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.

В пункте 8 Постановления Пленума ВАС России от 23 декабря 2010 г. N 63 разъяснено следующее:

пункт 1 комментируемой статьи предусматривает возможность признания недействительной сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки;

для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки;

в соответствии с абз. 1 п. 1 комментируемой статьи неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки;

при сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота;

на основании п. 1 комментируемой статьи может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения;

судам необходимо учитывать, что по правилам упомянутой нормы могут оспариваться только сделки, в принципе или обычно предусматривающие встречное исполнение; сделки же, в предмет которых в принципе не входит встречное исполнение (например, договор дарения) или обычно его не предусматривающие (например, договор поручительства или залога), не могут оспариваться на основании п. 1 комментируемой статьи, но могут оспариваться на основании п. 2 данной статьи.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС России от 23 декабря 2010 г. N 63 при определении соотношения п. п. 1 и 2 комментируемой статьи судам предписано исходить из следующего:

если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 комментируемой статьи, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется;

если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 комментируемой статьи при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом п. 6 данного Постановления);

судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как п. 1, так и п. 2 комментируемой статьи.

Специальные сроки и вывод активов: как оспорить сделки банкрота

В судебной практике наметилась тенденция к сохранению стабильности гражданского оборота, и из-за этого сделки признают недействительными лишь в исключительных случаях, говорит Елена Норкина, старший юрист ЮФ Волга Лигал Волга Лигал Региональный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 7 место По размеру выручки 44-48 место По количеству юристов Профайл компании ? . Исключением из этого являются оспаривания сделок по так называемым банкротным основаниям, отмечает она: «Участившееся число подобных разбирательств очевидно связано с нынешними экономическими реалиями».

Сроки и специальный субъект

Заявители объективно ограничены в возможности доказать основания недействительности обжалуемых соглашений, объясняет Полина Стрельцова, юрист по банкротным проектам ЮФ Vegas Lex VEGAS LEX Федеральный рейтинг I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Банкротство III группа ТМТ 4 место По размеру выручки 5 место По размеру выручки на юриста 3 место По количеству юристов Профайл компании ? : «Истцы не имеют доступа ко всей документации и сведениям, относящимся к оспариваемой сделке». Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в подобных спорах. Истцам достаточно подтвердить существенность сомнений в реальности сделки и ее действительной цели, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

– Арбитражный управляющий (может обратиться с таким заявлением по собственной инициативе или по решению собрания кредиторов).

– Мажоритарные кредиторы (10% требований в реестре кредиторов).

– Миноритарные кредиторы (получили право на оспаривание: 1) обжаловав бездействия управляющего; 2) объединившись с другими кредиторами).

Полина Стрельцова, юрист Vegas Lex.

Самое общее обстоятельство в таком оспаривании – злоупотребление правом при заключении сделки. Но чем более специальным будет основание, тем эффективнее признать соглашение недействительным, говорит Анастасия Муратова, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Банкротство 21 место По размеру выручки на юриста 35 место По размеру выручки 29-31 место По количеству юристов ? .

Но в таких случаях и сложнее собрать доказательства, правильно их квалифицировать, сформировать правовую позицию, добавляет она. Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация».

– Подозрительные сделки: 1) с целью причинить вред имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве); 2) с неравноценным встречным предоставлением (п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве).

– Преференциальные сделки (ст. 61.3 закона о банкротстве), которые совершены с предпочтением в отношении одного из кредиторов.

Вячеслав Голенев, адвокат МКА «Железников и партнеры».

В обсуждаемых спорах, по сравнению с обычным оспариванием, есть специальный субъект –это управляющий должника, обращает внимание Голенев. Но не на каждом этапе банкротства арбитражный управляющий наделен возможностью оспорить сделки, предупреждает Муратова. В процедуре наблюдения он таким правом не обладает. В споре о банкротстве ООО «НГЦ МЖК» (дело № А43-19799/2015) арбитражный управляющий Анна Кириллова оспаривала сделку несостоятельной организации по уступке долга, когда уже шло конкурсное производство. Но параллельно с этим суды постановили отменить решение о банкротстве предприятия и вернули фирму в процедуру наблюдения. Ссылаясь на это обстоятельство, три инстанции посчитали правильным не рассматривать требование Кирилловой о признании сделки недействительной, пока компания не войдет в конкурсный этап. Производство по заявлению управляющего приостановили. Суды указали на то, что по закону временный управляющий в процедуре наблюдения не может оспаривать соглашения банкротящейся фирмы.

Трудности возникают и при определении правильных сроков в этой теме. По общему правилу годичный срок для оспаривания подозрительной сделки считается с даты открытия конкурсного производства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража ART DE LEX Art de Lex Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство ? . Хотя управляющий или кредиторы могут доказать, что они узнали о спорной операции значительно позже. Так, в деле № А46-6454/2015 управляющий оспорил сделки банкрота через два года после принятия судом решения о несостоятельности предприятия. Тем не менее три инстанции признали столь позднее обращение законным, сославшись на то, что заявитель не получал первичные документы по спорным соглашениям и вообще узнал о них случайно, участвуя в другом разбирательстве.

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

Срок для оспаривания Основание для оспаривания
1 месяц до принятия заявления о признании банкротом.
6 месяцев до принятия заявления. Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.
6 месяцев до принятия заявления. Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.
1 год до принятия заявления. Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.
3 года до принятия заявления. Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели.

Вывод активов и банкротство банков

Но главные проблемы в банкротстве возникают, когда бенефициары должника пытаются спасти имущество. Для этого они используют различные схемы, одна из таких – вывести активы из несостоятельной компании путем заключения нескольких последовательных сделок между контрагентами, которые формально не связаны между собой. Зачастую в этой ситуации одно или несколько промежуточных звеньев в дальнейшем ликвидируются, объясняет Зурабян. Ранее подобные хитрости помогали не возвращать имущество в конкурсную массу, даже если сделки успешно оспаривались, говорит эксперт. Но сейчас судебная практика защищает добросовестных участников оборота, отмечает юрист. Теперь в таких делах суды не оценивают аффилированность банкрота с его контрагентами лишь по юридическим признакам (участие в уставном капитале общества, наличие полномочий на принятие решений от имени обществ), предупреждает Стрельцова. Суды стали смотреть на признаки фактической аффилированности между участниками спорного соглашения.

В подобных ситуациях получится применить и последствия недействительности сделки в отношении последнего приобретателя выведенных активов. Так, в деле № А40-33328/16 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам. Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Вообще, когда оспариваются банковские операции, совершенные перед банкротством кредитной организации, доказательства недобросовестности второго участника сделки порой не выдерживают никакой критики, возмущается Норкина. По ее словам, иногда кажется, что суду достаточно одного лишь заявления АСВ, чтобы признать такие сделки недействительными. Она замечает, что аналогичные ситуации возникают и с банками, которые не стали несостоятельными, а лишь переживают финансовые трудности. Так, в деле № А40-183445/2016 на втором круге рассмотрения АСГМ отказался взыскивать с санируемого банка «Уралсиб» возмещения по банковским гарантиям на $20 млн. Суд пришел к выводу, что сделки по выпуску гарантий наносят ущерб банку и другим его кредиторам. А бенефициар по спорным соглашениям является недобросовестным лицом, так как принял гарантии от «проблемной» кредитной организации, заключил суд.

Участниками подобных разбирательств при банкротстве кредитных организаций становятся и их заёмщики. Клиент Волжского социального банка внес очередной платеж по кредиту за месяц до того, как у банка отозвали лицензию. Если учитывать временной период, в который прошла эта операция, то временная администрация банка в лице АСВ добилась признания этой сделки недействительной (дело № А55-28168/2013). Заявитель указал, что клиент, перечисляя деньги ВСБ, знал о плачевном финансовом состоянии своего кредитора. Вместе с тем Норкина считает, что такие сделки надо оспаривать лишь в тех случаях, когда есть весомые доказательства осведомленности заемщика о проблемах банка, деньги клиента для погашения займа хранятся в этой же кредитной организации, а корреспондентский счет банка уже заблокирован.

Если говорить о еще одном основании («неравноценном встречном предоставлении»), то по нему получится оспорить сделки предбанкротного периода, когда ликвидное имущество должника продали по цене существенно ниже рыночной, приводит пример Евгений Пугачев из ЮФ Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Федеральный рейтинг IV группа Интеллектуальная собственность 4 место По размеру выручки на юриста 42 место По размеру выручки ? : «Или когда покупатель так и не заплатил деньги за приобретенный актив». Кроме того, по специальным банкротным основаниям можно оспорить не только договоры или соглашения, но и платежи должника, говорит юрист: «Например, банковский безналичный перевод, который в судебной практике расценивается как сделка».

В обсуждаемых спорах нередко приходится доказывать и осведомленность контрагента о неплатёжеспособности фирмы в ее предбанкротный период, чтобы признать сделку недействительной, замечает Муратова. Но подтвердить такой факт сложно, поэтому суды чаще всего принимают решение не в пользу заявителя. В деле № А40-16677/16 о банкротстве «Р-Холдинга» 9-й ААС разъяснил, что знание о наличии у предприятия многочисленных кредиторов еще нельзя приравнивать к осведомленности о неплатежеспособности компании.

Недостатки и сложности

Оспаривание сделок в банкротстве – это сложный комплексный процесс, который требует учесть финансово-экономическое состояние должника за период, предшествующий спорной операции, говорит Роман Речкин, старший партнер Интеллект-С INTELLECT Региональный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Арбитражное судопроизводство I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство Профайл компании ? . Кроме того, такое оспаривание, как правило, происходит не один месяц – за это время ответчик успевает вывести все свои активы, рассказывает Муратова. Поэтому даже успех в подобном деле вовсе не гарантирует, что удастся реально пополнить конкурсную массу должника, резюмирует Муратова.

Главной особенностью банкротства является то, что оспаривание сделки происходит в состоянии несостоятельности должника, когда имеющихся у него активов недостаточно для расчетов с кредиторами. С одной стороны, это упрощает оспаривание, поскольку, как правило, не нужно доказывать негативные последствия конкретной сделки. С другой стороны, в таких спорах приходится анализировать финансово-экономическое состояние должника за три года до открытия дела о банкротстве.