Залог акций в оао

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

У организации имеется договор залога доли в уставном капитале. Стороной по договору залога является иностранное лицо (которое является участником российского юридического лица). Российское юридическое лицо, доля которого находится в залоге, будет реорганизовано в форме присоединения к другому юридическому лицу. Неизвестно, каким образом будет решен вопрос об обмене долей в уставном капитале присоединяемого общества, принадлежащих иностранной организации-залогодателю, на доли в обществе, к которому производится присоединение. Данная организация является владельцем 100% долей в уставном капитале первого общества, а также участником второго общества.
В силу того, что юридическое лицо, доля которого заложена, будет реорганизовано и прекратит свое существование, как быть с договором залога?

Прежде всего отметим, что залог доли участника общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО, общество) в уставном капитале этого общества является, по сути, залогом прав участника ООО и осуществляется по правилам, установленным ГК РФ и Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) (п. 1 ст. 358.15 ГК РФ).
Анализ норм приведенных законов показывает, что ситуация, когда общество, доля в уставном капитале которого является предметом залога, реорганизуется, в том числе путем присоединения к другому ООО, законодательством напрямую не урегулирована. Отсутствуют какие-либо прямые разъяснения на этот счет и в правоприменительной практике.
Вместе с тем, на наш взгляд, в такой ситуации необходимо учитывать, что при реорганизации ООО в форме присоединения к другому ООО погашению подлежат только те доли в уставных капиталах этих обществ, которые принадлежат либо им самим, либо другому обществу, участвующему в реорганизации (п. 3.1 ст. 53 Закона об ООО). Следовательно, доли в уставном капитале присоединяемого ООО, которые не принадлежат ему самому или ООО, к которому производится присоединение, не погашаются в результате такого присоединения.
На этом основании в судебной практике делается вывод о том, что участники (участник) присоединяемого ООО в обязательном порядке должны получить долю в уставном капитале общества, к которому производится присоединение, а если они уже являются участниками такого общества, то размер их доли может быть пересмотрен (смотрите, например, постановления АС Западно-Сибирского округа от 15.11.2017 N Ф04-3956/17 *(1), АС Дальневосточного округа от 10.11.2017 N Ф03-3700/17 *(2), Девятого ААС от 27.08.2013 N 09АП-24604/13).
В свою очередь, в соответствии с общим правилом, установленным пп. 1 п. 2 ст. 345 ГК РФ, новое имущество, которое принадлежит залогодателю и создано либо возникло в результате переработки или иного изменения заложенного имущества, считается находящимся в залоге независимо от согласия на это залогодателя или залогодержателя.
Принимая во внимание, что доля в уставном капитале ООО относится по смыслу ст. 128 ГК РФ к категории иного имущества*(3), данное правило, по нашему мнению, может быть применено и к ней. А это означает, что в том случае, когда участник присоединяемого ООО получает после завершения реорганизации определенную долю в уставном капитале общества, к которому производилось присоединение, либо размер уже принадлежавшей ему в этом обществе доли увеличивается, соответствующая доля или часть доли должны признаваться находящимися в залоге взамен доли в уставном капитале присоединенного общества.
Данный вывод получает свое косвенное подтверждение в нормах п. 5 ст. 358.17 ГК РФ, согласно которым, если иное не предусмотрено договором залога, при конвертации заложенных ценных бумаг в иные ценные бумаги или иное имущество такие ценные бумаги или такое имущество считаются находящимися в залоге у залогодержателя. Ведь указанные правила применяются, в том числе, к договору залога акций, являющихся ценными бумагами согласно ст. 2 Федерального закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». А правовая природа бездокументарных акций и долей в уставном капитале ООО, по сути, является единой*(4), что может являться основанием для применения положений п. 5 ст. 358.17 ГК РФ к ситуации обмена долей в капитале присоединяемого ООО на доли присоединяющего ООО по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ).
Вместе с тем необходимо учитывать, что законодательство не предусматривает механизма регистрации залога доли в уставном капитале общества, реорганизованного в результате присоединения, который возникает в силу того, что доля присоединяемого общества на момент реорганизации находилась в залоге. Можно лишь предполагать, что в силу п. 2 ст. 334.1, п. 5 ст. 345 ГК РФ и п. 3 ст. 22 Закона об ООО запись об этом должна вноситься в ЕГРЮЛ по заявлению залогодателя с указанием сведений о ранее заключенном договоре залога.
Более того, в силу п. 1 ст. 22 Закона об ООО передача доли ООО в залог требует положительного решения общего собрания участников реорганизованного ООО, а также может быть вообще запрещена уставом этого общества.
Наконец, следует принимать во внимание, что позиция судов относительно необходимости предоставления владельцу доли в уставном капитале присоединяемого ООО определенной доли в капитале ООО, к которому производится присоединение, не является единой. В ряде случаев суды не усматривают нарушения закона в условиях договора о присоединении, не предусматривающих приобретение участником присоединяемого общества статуса участника присоединяющего общества (смотрите, например, постановления АС Дальневосточного округа от 20.08.2015 N Ф03-3500/15, Одиннадцатого ААС от 29.03.2020 N 11АП-2518/18). К тому же в рассматриваемом случае участник присоединяемого ООО уже является участником общества, к которому производится присоединение, а отсутствие закрепленной законом обязанности увеличивать уставный капитал последнего общества при присоединении к нему другого общества может привести к тому, что размер доли названного участника вообще не изменится.
Вышеизложенное указывает на то, что в результате реорганизации у участника присоединяемого общества может не возникнуть прав на какое-либо имущество взамен утраченной им доли в уставном капитале присоединенного общества или залог такого имущества (доли в реорганизованном ООО) будет невозможен.
В этом случае, на наш взгляд, залог будет считаться прекращенным на основании пп. 3 п. 1 ст. 352 ГК РФ, то есть в связи с прекращением заложенных прав участника ООО. Напомним, что данное обстоятельство является основанием для заявления залогодержателем требования о досрочном исполнении обеспеченного залогом обязательства (пп. 2 п. 1 ст. 351 ГК РФ)*(5).
В заключение обращаем Ваше внимание на то, что в отсутствие прямого правового регулирования и правоприменительной практики все вышесказанное является лишь нашим экспертным мнением.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

12 декабря 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. Для получения подробной информации об услуге обратитесь к обслуживающему Вас менеджеру.

————————————————————————
*(1) В передаче дела для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке надзора отказано определением Верховного Суда РФ от 29.01.2020 N 304-КГ17-20866.
*(2) В передаче дела для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке надзора отказано определением Верховного Суда РФ от 15.03.2020 N 303-КГ18-669.
*(3) Смотрите также постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 N 3640/14.
*(4) Смотрите, например, постановление Тринадцатого ААС от 02.06.2016 N 13АП-7558/16, постановление Одиннадцатого ААС от 23.04.2013 N 11АП-3164/13, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.08.2007 N Ф08-5133/07.
*(5) Обращаем Ваше внимание на то, что законодательство предоставляет сторонам широкий спектр возможностей сохранить залоговые отношения даже при прекращении существования заложенного имущества. Так, например, залогодатель может воспользоваться правом на замену предмета залога с согласия залогодержателя (п. 3 ст. 345 ГК РФ), либо стороны могут заключить новое соглашение о залоге в отношении другого имущества (п. 6 ст. 345 ГК РФ).

Возможности и особенности договора залога долей (акций) в ООО/АО

Залог долей (акций) в ООО и АО является мерой обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств. Например, кредитующий банк в качестве обеспечительной меры, помимо залога имущества и личного поручительства, может попросить оформить и залог долей (акций) собственников в основной компании. При этом у залога есть и еще одна важная функция — при структурировании бизнеса залог долей в обществе с ограниченной ответственностью (акций в акционерном обществе) является одним из элементов для юридической «упаковки» отношений с партнерами, фиксации договоренностей при привлечении стороннего небанковского финансирования.

Как и любой другой инструмент, залог долей и акций имеет свои особенности, сильные и слабые стороны, в чем нам и предстоит разобраться.

Немного теории. Как работает залог.

Для оформления залога доли в ООО Устав общества не должен содержать положения о запрете передачи доли в залог третьему лицу (п. 1 ст. 22 ФЗ «Об ООО»). Это требование должно соблюдаться и при передачи в залог доли в Обществе с единственным участником.

Решение о согласии на передачу участником Общества своей доли в залог третьему лицу по закону принимается большинством голосов всех участников общества. При этом голос участника, намеревающегося передать свою долю в залог, при голосовании не учитывается. В обществе с одним участником решение об одобрении залога доли принимается им самим.

Договор залога доли в обществе подлежит обязательному нотариальному удостоверению, после чего сведения о нем вносятся в ЕГРЮЛ. Там виден залогодержатель, основание (дата основного договора), дата внесения сведений о залоге.

В АО передача акций в залог третьему лицу осуществляется без согласия остальных акционеров и самого Общества. Сведения об обременении акций залогом вносятся в реестр акционеров и отражаются реестродержателем по лицевому счету залогодателя на основании залогового распоряжения, подписанного залогодателем и залогодержателем. 1 Одновременно регистратор открывает в реестре лицевой счет залогодержателю. Запись об обременении акций залогом содержит следующие данные: сведения о залогодержателе, все данные, содержащиеся в залоговом распоряжении, в том числе реквизиты договора залога, условия залога (установленные ограничения, порядок распоряжения акциями и прочее).

Информация о залоге акций не отражается в ЕГРЮЛ и, соответственно, не видна третьим лицам.

Важно! Для заключения договора залога независимую оценку доли/ акций в Обществе проводить не нужно. Стороны могут оценить их по своему усмотрению. Но в любом случае она должна быть не ниже действительной стоимости доли / акций, поскольку обращение взыскания на них осуществляется по этой стоимости на момент обращения взыскания.

Если должник не исполняет обязательство, кредитор имеет право обратить взыскание на залог. Однако до этого он хочет быть уверен, что эта доля/акции, а также само общество, останутся настолько же ликвидными и финансово-состоятельными, насколько он рассчитывал, беря долю в залог.

С этой целью закон предусматривает ряд ограничений для залогодателя:

Во-первых, права участника/ акционера общества могут осуществлять залогодатель или залогодержатель.

При залоге долей в ООО, по общему правилу, корпоративные права участника переходят к залогодержателю. Это значит, что кредитор вместо участника-залогодателя принимает участие в общих собраниях участников общества. Так, залогодержатель может проголосовать за принятие решения или единолично принять решения, если в обществе один участник:

об увеличении уставного капитала за счет вклада третьего лица, в результате чего доля участника общества может быть существенно размыта;

об одобрении крупных сделок, направленных на уменьшение чистых активов общества, отчуждение недвижимого имущества, долей в дочерних обществах и прочее, что может привести общество к банкротству:

решение о смене директора Общества на иное неподконтрольное участнику третье лицо;

решения о реорганизации, в том числе выделении компании с активами на третье лицо.

Во избежание этого в договоре залога доли в ООО следует прописать, что корпоративные права участника Общества продолжает осуществлять залогодатель.

В отличие от ООО, при залоге акций в АО права акционера по закону продолжает осуществлять залогодатель, то есть акционер. Если, конечно, в договоре не закрепить иное положение вещей (п. 2 ст. 358.15 ГК РФ).

Если залогодержатель осуществляет права участника/ акционера Общества, то у директора Общества возникает обязанность уведомлять залогодержателя о проведении общего собрания участников/ акционеров в закрепленном в Уставе порядке, в частности, о месте и времени проведения общего собрания и повестке дня. Протокол подписывается залогодержателем наряду с остальными участниками/акционерами.

Если участники Общества не уведомят залогодержателя, осуществляющего права участника/ акционера Общества, о проводимом общем собрании и примут решение без него, то залогодержатель сможет оспорить принятое решение в судебном порядке. 2

Известны случаи, когда халатное отношение к стандартным положениям закона чуть не оборачивалось практически полной утратой контроля за компанией.

Так, например, в одном из дел, 3 как только поставщик стал залогодержателем 100-%-ой доли в Обществе, он принял решение об увеличении уставного капитала ООО за счет вклада третьего лица в размере 140 000 рублей. При номинальном размере уставного капитала в 10 000 рублей такой вклад обеспечил третьему лицу 93,33% долю и уменьшил долю собственника фактически в 10 раз — до 6,67%! Удостоверяя принятое решение у нотариуса, поставщик сослался на то, что по договору до момента прекращения залога права участника общества осуществляются залогодержателем, за исключением права избрания исполнительных органов общества, досрочного прекращения их полномочий и установления размера их вознаграждения, которые сохраняются за залогодателем.

Суд встал на сторону участника — залогодателя, признав решение поставщика-залогодержателя недействительным. Основанием для принятия такого решения послужило то, что предмет залога по договору залога был оценен сторонами в сумме 45 000 000 руб, а независимым оценщиком в 101 415 000 руб. При таких условиях вклад третьего лица в уставныи? капитал ООО в размере 140 000 рублей был очевидно несоразмерным уменьшению деи?ствительнои? стоимости доли текущего участника общества.

Еще один яркий пример 4 : банк, взяв в залог 51% в уставном капитале ООО в обеспечение выданной банковской гарантии, получил фактический корпоративный контроль над компанией и довел ее до банкротства (как именно суд умолчал, но факт констатировал). По нашему мнению, юридически действия Банка вполне законны. ГК РФ, по умолчанию, прямо устанавливает наличие корпоративных прав у залогодержателя доли. Однако в этой ситуации собственника компании «спасло» то, что суд посчитал, что права Банка до оформления залога доли уже были гарантированы иной обеспечительной мерой в полном объеме и истец был введен в заблуждение относительно наличия необходимости передачи доли в залог.

Читайте так же:  Нотариус аликово

Эти два примера наглядно демонстрируют, что при неумелом использовании залога доли можно фактически утратить контроль над бизнесом или получить несколько лет судебных разбирательств. Поэтому важно более детально прописывать все права сторон относительно осуществления прав участника ООО при заключении соглашения о залоге.

Во-вторых, по закону залогодатель не вправе отчуждать предмет залога без согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором (п.2 ст. 346 ГК РФ).

Независимо от закрепления такого положения в договоре залога доли в ООО, участник общества не сможет продать, подарить, обменять долю, выдать в отношении доли опцион на ее продажу и выйти из Общества без согласия залогодержателя, учитывая, что сведения о залоге доли отражаются в ЕГРЮЛ. При нотариальном удостоверении сделки с долей нотариус однозначно потребует предоставления ему договора ее залога, а после изучения договора письменное согласие залогодержателя.

При залоге акций все ограничения залогодателя в отношении акций прописываются в залоговом распоряжении, на основании которого регистратор вносит записи об условиях залога по лицевым счетам залогодержателя и акционера. Таким образом, регистратор также не проведет сделки по отчуждению заложенных акций без согласия залогодержателя.

В-третьих, залог доли/ акций в обществе сохраняется при переходе доли к другому лицу, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследнику, правопреемнику юридического лица) (п. 1 ст. 353 ГК РФ).

Таким образом, если заложенная доля/ акции в обществе перейдут к наследникам умершего участника/ акционера, залогодержатель не лишается возможности обратить взыскание на предмет залога при условии сохранения непогашенного основного обязательства.

Принятие основных решений участников/ акционеров общества с согласия залогодержателя

В договоре залога доли (акций) можно установить перечень вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания, решения по которым должны быть предварительно согласованы с залогодержателем. Если залогодателем выступает лишь один из участников/ акционеров Общества, то только он должен получать предварительное письменное согласие на голосование по вопросу, рассматриваемому на общем собрании участников/ акционеров.

К решениям общего собрания участников/ акционеров общества, принимаемым согласованно с залогодержателем, можно отнести следующие:

об одобрении крупных сделок, в том числе договоров займа (кредитных договоров), поручительства, сделок по отчуждению, залогу недвижимого имущества, долей в дочерних компаниях и иного ценного имущества независимо от суммы сделок;

о досрочном снятии полномочий и назначении нового директора;

о реорганизации/ ликвидации общества;

об увеличении уставного капитал, изменении устава Общества.

Важно! Если участник в ООО проголосует на собрании без получения предварительного письменного согласия залогодержателя в нарушение договора залога, то у последнего мало шансов оспорить решение общего собрания, принятое без учета его мнения, в том числе по основанию злоупотребления залогодателем-участником своими корпоративными правами со ссылкой на п.1 ст.10 ГК РФ. 5 Это связано с тем, что закон «Об ООО» наделяет правами обжаловать принятые общим собранием решения только участников, не принимавших участия в голосовании или голосовавших против оспариваемого решения и таким решением нарушены их права и законные интересы (п. 3 ст. 181.4 ГК РФ, п. 1 ст. 43 ФЗ «Об ООО» и п. 7 ст. 49 ФЗ «Об АО»). Суды в таком случае указывают на то, что нарушение договора залога дает право потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, но не признание действий залогодателя недействительными. Отмечаем, что в данном случае имеются ввиду ситуации, когда к залогодержателю не переходят права участника.

Такая же ситуация может быть и при принятии решения единственным акционером АО, поскольку его решения никем не удостоверяются, а в п. 7 ст. 49 ФЗ «Об АО» устанавливаются аналогичные правила оспаривания решений акционеров. Однако в АО с несколькими акционерами ситуация принятия решения на общем собрании акционеров без получения предварительного согласия залогодержателя невозможна, так как теперь регистратор, осуществляя функции счетной комиссии, следит за соблюдением процедуры и не заверит протокол без предъявления ему залогодателем письменного согласия залогодержателя. То же самое касается ООО, в котором участники не поменяли нотариальный порядок удостоверения решений на иной вариант заверения протокола.

Прекращение залога и снятие обременения

Полного погашения обеспеченного залогом обязательства недостаточно для снятия залога (ст. 352 ГК РФ).

Запись в ЕГРЮЛ об обременении доли залогом погашается только на основании заявления залогодержателя по форме № Р14001 или на основании вступившего в законную силу решения суда. 6 Заявление по форме № Р14001 подписывается залогодержателем, подлинность подписи которого удостоверяется в нотариальном порядке. Таким образом, сведения о залоге доли не могут быть исключены из ЕГРЮЛ без ведома залогодержателя.

При этом закон не устанавливает срок для подачи такого заявления в налоговую после погашения основного обязательства. Однако стороны могут установить данный срок в договоре залога. Кроме того, залогодатель вправе в судебном порядке принудить залогодержателя к подаче заявления после полного погашения основного обязательства.

Применительно к АО внесение в реестр акционеров записи о погашении залога акций осуществляется регистратором на основании распоряжения о прекращении залога акций, подписываемого залогодержателем либо совместно залогодателем и залогодержателем.

Обращение взыскания на заложенные доли / акции в обществе

В случае неисполнения должником обеспеченного залогом обязательства, залогодержатель вправе обратить взыскание на заложенную(ые) долю (акции) (п. 1 ст. 348 ГК РФ).

По общему правилу, обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется по решению суда. При этом в договоре залога можно предусмотреть внесудебный порядок обращения взыскания на заложенную долю в Обществе, однако на практике он связан с множеством административных процедур, поэтому за ориентир следует брать судебный порядок взыскания.

Важно! Обращение взыскания на заложенную (ые) долю/ акции в Обществе не гарантирует залогодержателю переход доли/ акций к нему в собственность, поскольку:

1) в ООО с двумя и более участниками Общество или остальные участники по единогласно принятому решению могут выплатить залогодержателю действительную стоимость доли или части доли пропорционально сумме долга в течение 3-х месяцев с момента обращения взыскания на долю (п. 2 и п.3 ст. 25 ФЗ «Об ООО»). Аналогичных правил в Законе об АО не предусмотрено.

2) Обращение взыскания на долю/ акции осуществляется путем продажи их с (публичных) торгов. Чтобы получить долю/ акции, залогодержателю нужно участвовать в торгах и выиграть их.

В договоре залога доли/ акций можно также закрепить один из двух механизмов реализации заложенной доли / акций — посредством:

поступления доли в обществе в собственность залогодержателя по цене, определенной в договоре, но не ниже рыночной;

продажи предмета залога залогодержателем другому лицу по цене не ниже рыночной с удержанием из вырученных денег суммы обеспеченного залогом долга.

НО! эти способы возможны, если залогодателем выступает юридическое лицо или индивидуальный предприниматель (ст. 350.1. ГК РФ). Залогодержателем при этом может быть и физическое лицо, не имеющее статуса индивидуального предпринимателя.

Также отмечаем, если на момент передачи заложенной доли в собственность залогодержателя ее действительная стоимость будет превышать размер невыплаченного долга, то залогодержатель должен будет выплатить разницу залогодателю (п. 2 ст. 350.1. ГК РФ).

Кроме того, следует иметь ввиду, что взыскание на долю/ акции не может быть обращено, если одновременно соблюдаются два условия (пп. 1 и пп. 2 п. 2 ст. 348 ГК РФ):

период просрочки составляет менее трех месяцев.

размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенной доли/ акций. Это имеет место тогда, когда сумма неисполненного обязательства составляет менее 5 % от размера доказанной залогодателем рыночной стоимости заложенной доли/ акций 7 , то есть текущей действительной стоимости доли (акций), определенной на основании бухгалтерского баланса организации на последнюю отчетную дату, или рыночной стоимости, указанной в отчете независимого оценщика.

Например, если на дату обращения взыскания на долю/ акции их действительная стоимость более 2 млн. руб., а размер непогашенного долга составляет всего 100 тыс. руб., то скорее всего залогодержателю откажут в обращении взыскания на долю/ акции.

Итак, залог доли/ акций в обществах является надежной гарантией для кредитора (залогодержателя) в том, что его долг надежно обеспечен. В тоже время закон дает простор для урегулирования особенностей отношений сторон, конкретного распределения правомочий в пользу залогодателя или залогодержателя. Нарушение баланса интересов может стать предпосылкой для злоупотреблений той или иной стороны, в связи с чем обойтись простой констатацией «заключим договор залога доли/акций» вряд ли получится.

1. п. 6 Приказа ФСФР России от 28.06.2012 г. № 12-52/пз-н «Об утверждении Порядка учета в реестре владельцев ценных бумаг залога эмиссионных ценных бумаг и внесения в реестр изменений, касающихся перехода прав на заложенные именные эмиссионные ценные бумаги»

2. постановление Арбитражного суда Северо-западного округа по делу № А56-22247/2016 от 05.04.2017 г.

3. постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А36-5304/2016 от 31.03.2017 г.

4. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № А40-216102/15 от 26.10.2016 г.

5. решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, оставленное без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А56-71/2010 от 28.12.2010 г.; Решение Арбитражного суда Кировской области по делу № от 22.01.2016 г.;

6. п. 3 ст. 22 ФЗ «Об ООО»; Письмо от 11.01.2016 № ГД-4-14/[email protected] О некоторых вопросах, связанных с применением Федеральных законов от 30 марта 2015 года № 67-ФЗ, от 29 июня 2015 года № 209-ФЗ и от 29 декабря 2015 года № 391-ФЗ;

7. абз. 3 п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»; постановление Одиннадцатого ААС от 16.08.2016 г. по делу № А55-1661/2016.

ЗАЛОГ АКЦИЙ — ДЕЛО ПЕРСПЕКТИВНОЕ

Е. ХАБАРОВ
Залог акций представляется весьма перспективным делом по следующим причинам:
— во-первых, в России интенсивно формируется фондовый рынок со всеми вытекающими отсюда последствиями;
— во-вторых, оформление залога акций требует низких затрат и занимает немного времени (данные факторы на практике имеют очень большое значение);
— в-третьих, акции многих компаний — часто достаточно ликвидное имущество, в случае необходимости его можно быстро реализовать. Кроме того, акции — это имущество движимое, и для его реализации не обязательно решение суда (п. 2 ст. 349 ГК РФ).
В силу вышесказанного можно прогнозировать развитие данного вида залога, и поэтому важно обозначить правовые проблемы, которые с большой вероятностью могут возникнуть на практике.
Статья 128 ГК РФ гласит: «К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. «.
Определение ценной бумаги содержится в ст. 142 ГК РФ, устанавливающей, что ценной бумагой является документ, удостоверяющий. имущественные права. При сопоставлении двух указанных норм обнаруживаем их определенное несоответствие: ст. 128 ГК РФ относит ценные бумаги к вещам, в то время как ст. 142 ГК РФ определяет ценные бумаги как документ, фиксирующий содержащиеся в нем имущественные права, но не вещь. По своей сути ценная бумага представляет собой односторонний контракт, заключенный в единственном экземпляре, в котором одна из сторон может быть изменена без согласия другой стороны. Здесь стоит особо отметить, что данный контракт — сугубо односторонний, причем эмитент всегда выдает обязательство, а «держатель» в таком контракте — всегда «кредитор». Акция, если подходить к ней в таком аспекте, представляет собой документ, оформляющий контракт объединения неких капиталов после покупки определенным акционером денег и в котором одна сторона контракта — акционер — вправе изменяться без согласия другой стороны — эмитента акций.
Проблема залога акций состоит в том, что ГК РФ не содержит четкого законодательного разделения таких прав, как:
1) обязательство — совокупность прав требований, выраженных в ценной бумаге;
2) вещное право на носитель права требования.
Совершенно очевидно, что стоимость носителя требования (акции, например, как материальной вещи) гораздо меньше выраженной на этом носителе стоимости права требования (обязательства).
Таким образом, под термином «ценная бумага» вообще и «акция» в частности следует подразумевать совокупность неких прав требования — как свободно выраженное обязательство, выраженное на каком-либо носителе.
Природа акции
Несмотря на то, что акция как разновидность ценной бумаги наиболее часто упоминается в ГК РФ (ст. 143, ч. 7 ст. 66, ч. 2 ст. 68, ч. 1 ст. 96, ч. ч. 1, 2 ст. 97, ч. ч. 1, 3, 6 ст. 98, ч. ч. 1 — 3, 5 ст. 99, ч. ч. 1, 3 ст. 100, ч. ч . 1, 2 ст. 101, ч. 1 ст. 102, ч. ч. 1, 2 ст. 106, ч. 3 ст. 109), четкого определения этого понятия Кодекс все же не дает. Законодательное определение содержится в Основах гражданского законодательства СССР и в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ (в ред. от 7 августа 2001 г.).
Согласно ст. 36 Основ акцией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении делами акционерного общества и на часть имущества, оставшегося после ликвидации. В соответствии же со ст. 2 Закона N 39-ФЗ «акция — эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее акционера на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после ликвидации».
Таким образом, акция представляет собой документ со строго определенными формальными признаками, удостоверяющий триаду прав два из которых имущественные (право на получение части прибыли и право на часть имущества после ликвидации общества) и одно право неимущественное (право на участие в управлении обществом). Привилегированные акции не предоставляют права на управление обществом, и это следует иметь в виду в дальнейшем.
Несмотря на то, что в ГК РФ существует отдельная норма, указывающая на обязательность соблюдения формальных реквизитов ценной бумаги (ст. 144 ГК РФ), ст. 149 ГК РФ допускает возможность параллельного существования бездокументарных ценных бумаг. Причем анализ упомянутой нормы позволяет рассматривать ценную бумагу практически исключительно как способ фиксации прав, на что в статье прямо и указано: «В случаях, определенных законом, или в установленном им порядке лицо, получившее лицензию, может производить фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной бумагой, в том числе и в бездокументарной форме. «.
Вместе с тем некоторые авторы (например, Белов В.А.) предлагают рассматривать ценную бумагу (в т.ч. и акцию) не только как документ с информацией о правах (основание и доказательство возникновения и существования названных в бумаге правоотношений), но и как особый объект гражданских правоотношений. Этот же автор оперирует такими понятиями, как «право на бумагу» и «право из бумаги», обрисовывая следующую взаимосвязь: право собственности или иное вещное право на документ, претендующий на статус ценной бумаги (право на бумагу), должно быть таким образом связано с правом, инкорпорированным в нем (право из бумаги), что без него оно не может быть ни осуществлено, ни передано, т.е. «право из бумаги следует за правом на бумагу» (Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М.: ЮрИнфоР, 1996).
Подводя итог сказанному выше, следует отметить, что действующее законодательство двояко определяет акцию: с одной стороны, как объект гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), с другой — как сугубо формализированный способ фиксации определенных прав (ст. 2 Закона N 39-ФЗ, ст. 36 Основ). Столь разноуровневый законодательный подход к ценной бумаге ставит нас перед вопросом: что есть залог акций — залог имущества либо залог имущественных
прав?
Основная проблема залога акций
Гражданский кодекс РФ допускает залог имущественных прав. Согласно ст. 336 «предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования). «.
Косвенный ответ на вопрос «что есть залог акций?» содержится в п. 4 ст. 338 ГК РФ: «При залоге имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, она передается залогодержателю либо в депозит нотариуса, если договором не предусмотрено иное».
Содержание данной нормы позволяет утверждать, что залог акций — это прежде всего залог содержащейся в них совокупности прав, но не самих акций как имущества. Однако и такое утверждение требует обоснования материальными нормами права.
Рассмотрим пример первый, когда под залогом акций понимается некоторое обременение. В этом случае залогодатель не вправе производить отчуждение (передачу) либо иное распоряжение акциями без согласия залогодержателя, но может использовать всю совокупность прав, предоставленных ему данными ценными бумагами. Получает дивиденды, управляет акционерным обществом и при ликвидации этого общества получает часть имущества. При таком подходе к залогу залогодатель может быть ограничен, по существу, только в своем стремлении к смене собственника акций. По сути в юридическом положении залогодателя как акционера не меняется ничего, поскольку акции в таком случае заложены как бумажный носитель закрепленных на них прав. При такой позиции неурегулированным остается и залог акций бездокументарных, поскольку при отсутствии бумажного носителя (и залоге акций в бездокументарной форме) заложены могут быть только имущественные права, но никак не имущество.
Кроме того, при залоге акций интересы залогодержателя способен удовлетворить только крупный пакет акций, имеющих к тому же рыночную котировку. Не исключено, что залогодатель (как акционер), используя, например, одно либо несколько из своих прав — право на управление обществом и право на получение дивидендов, способен путем принятия соответствующих решений (и такие случаи происходят на практике) совершить невыгодные для общества сделки (различными способами, как-то: отчуждение основных средств предприятия, смена руководящего состава и пр.), в результате чего рыночная стоимость акций может весьма значительно уменьшиться, что приведет к ущемлению интересов залогодержателя.
Пример второй. В этом случае при залоге акций закладывается прежде всего не их бумажный носитель, но зафиксированные на этом носителе имущественные и неимущественные права. Каков статус залогодателя как акционера в этом случае? В арбитражной практике и в юридической литературе не содержится прямого ответа на данный вопрос; в такой ситуации происходит следующее: залогодатель, производя залог указанных выше прав, ограничивает себя в возможности их осуществления, т.е. практически лишается права управлять обществом (путем голосования), получать дивиденды и пр. на время залога прав. Напротив, залогодержатель приобретает права на участие в управлении обществом (пусть и ограниченном), право на получение дивидендов и пр. Здесь наблюдается параллельное существование двух вещей: сохраняя право собственности на имущественные права, залогодатель фактически не пользуется ни одним из них, тогда как залогодержатель, не имея права собственности на указанные права, фактически пользуется и владеет ими. Анализ Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ (в ред. от 21 марта 2002 г.) (ст. ст. 32, 49) позволяет сделать вывод о том, что законодатель признает акционером владельца (но не собственника) акций. Следовательно, только такая конструкция залога акций служит надежной защитой интересов залогодержателя в силу того, что последний фактически занимает место залогодателя как акционера.
Каждый из приведенных выше примеров имеет один главный недостаток — возможность злоупотребления незаложенными (как в первом случае) либо заложенными (как во втором случае) правами.
Пример третий. Есть некий промежуточный вариант или компромисс между вышеописанными первым и вторым случаями. Залогодатель закладывает свои имущественные права. На срок действия залога вводится «мораторий», при котором правами, вытекающими из владения заложенными акциями, не пользуется также и залогодержатель. При этом возникает вопрос о необходимости обеспечения минимального участия залогодателя в управлении обществом с целью хотя бы его оперативного управления. Гарантией интересов залогодержателя является только «пассивное» пользование своими правами залогодателя. Вместе с тем и у такой позиции имеются недостатки: в соответствии со ст. 346 ГК РФ залогодержатель вправе пользоваться переданным ему предметом залога в случаях, предусмотренных договором.
Вторичные проблемы залога акций
Приняв за основу тот факт, что залог акций не что иное, как залог имущественных прав, можно столкнуться со следующей проблемой: какое именно из триады имущественных и неимущественных прав подлежит залогу?
Прямого ответа на данный вопрос законодательство не содержит. Однако, на мой взгляд, тут возможны варианты.
Вариант первый. При залоге акции закладывается вся триада прав, и каждое право в отдельности ограничено. По мнению автора, такой залог более правомерен, поскольку по своей природе акция — совокупность определенных прав, согласно ст. 142 ГК РФ, «документ, удостоверяющий . имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей бумаги переходят все удостоверенные ею права в совокупности». В соответствии с п. 4 ст. 338 ГК РФ «при залоге имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, она передается залогодержателю. «, залог прав есть передача ценной бумаги, а при передаче ценной бумаги передаются все права в совокупности.
Вариант второй. В этом случае, соответственно, закладывается одно или несколько (но не все) имущественных либо неимущественных прав. В целом для такой схемы залога нет прямых законодательных ограничений, за исключением формулировок типа «если иное не вытекает из существа залога. » и принципа нецелесообразности такого залога.
Несколько слов о залоге привилегированных акций. На мой взгляд, здесь сохраняются те же принципы залога, за исключением того, что залог привилегированных акций не позволяет залогодержателю участвовать в управлении и залог, таким образом, сводится к обладанию двумя правами — правом на получение дивидендов и имущества в случае ликвидации общества.
Арбитражная и нормотворческая практика
Что касается проблемы залога акций прежде всего как проблемы залога имущественных прав, то мне известен по крайней мере один случай применения такого залога на практике. Это касается довольно известного дела с «Норильским никелем». Суть дела в следующем: ОНЭКСИМбанк, став победителем залогового аукциона, получил в управление контрольный пакет акций предприятия, что повлекло за собой определенные правовые последствия, в частности право голоса на собрании акционеров. Арбитражный суд тогда признал банк владельцем контрольного пакета акций.
Большой практический интерес в этой связи представляет Указ Президента РФ от 31 августа 1995 г. N 889 и созданный в его исполнение Примерный договор о залоге акций, находящихся в федеральной собственности, утвержденный распоряжением Госкомимущества РФ и Российского фонда федерального имущества от 14 ноября 1995 г. По условиям данного Договора залогодатель передает залогодержателю находящиеся в федеральной собственности акции; предмет залога передается залогодержателю и находится у него во владении и пользовании (п. 2.1 Договора).
Распоряжение Госкомимущества РФ N 1665-р, РФФИ N 236 от 14.11.1995 «О примерных договорах о залоге акций, находящихся в федеральной собственности, и комиссии» утратило силу в связи с изданием распоряжения Госкомимущества РФ N 285-р, РФФИ N 32 от 01.03.1996 «О признании утратившим силу распоряжения Госкомимущества России и Российского фонда федерального имущества». Сопоставляя положение вышеуказанного пункта с п. 4 ст. 338 ГК РФ, п. 1 ст. 142 ГК, можно прийти к однозначному выводу о том, что фраза «предмет залога передается» означает для акций и передачу удостоверяемых ею прав.
Далее, по Договору залогодержатель пользуется всеми правами акционера, за исключением права на получение дивидендов (п. 3.1 Договора). Кроме того, хотя Указ предусматривает возможность осуществлять голосование по переданным в залог акциям, данная возможность все же существенно ограничена (залогодержатель не имеет права голоса, например, по вопросам ликвидации и реорганизации общества, продажи или отчуждения недвижимого имущества, получения кредитов в размере более 10% величины чистых активов общества и пр.) Иными словами, залогодержатель — ОНЭКСИМбанк являлся владельцем акций с ограниченными договором правами.
В диаметрально противоположном

Читайте так же:  Дисциплинарная ответственность работника взыскания

Только по сути

Залог акций: с какими злоупотреблениями столкнется залогодатель

Как привлечь инвестиции и не потерять бизнес? Подходы российских судов к балансу прав и законных интересов сторон договора залога акций различаются. Практика показывает, что залогодатели сталкиваются со злоупотреблениями не реже своих контрагентов. Статья содержит обзор интересных кейсов по вопросу залога акций, а также рекомендации, позволяющие залогодателям более эффективно использовать этот инструмент обеспечения обязательств. Залог прав акционера осуществляется посредством залога принадлежащих ему акции общества, залог прав участника общества с ограниченной ответственностью — посредством залога принадлежащей ему доли в уставном капитале общества. Заключение договора залога акций или доли является ликвидным способом обеспечения обязательств.

Позитивное отношение кредиторов к та- кой гарантии объясняется просто. Во-первых, кредитор фактически получает контроль над всеми активами компании. Не заключая каких-либо дополнительных договоров, залогодержатель может отслеживать судьбу этих активов. Во-вторых, залог акций представляет собой серьезный психологический инструмент воздействия на залогодателя, ведь в этом случае должник мотивирован на исполнение обязательств из соображений сохранности не только собственного имущества, но и контроля над своим бизнесом.

Примечательно, что сама конструкция залога корпоративных прав используется давно, однако «второе дыхание» у нее появилось в 2013 г. благодаря изменениям, внесенным в Гражданский кодекс РФ. Именно в этот период законодатель конкретизировал вопросы залога корпоративных прав. В Законе появилась презумпция, которая стала отправной точкой не только для заключения данных договоров, но и для разрешения многих споров, связанных с их исполнением. Суть данного диспозитивного правила заключается в следующем: при залоге акций корпоративные права осуществляет залогодатель, если иное не предусмотрено договором.

Урегулирование этого вопроса позволило инвесторам с новым интересом взглянуть на такой вид обеспечения. Раньше вопрос осуществления прав залогодержателя не был однозначно урегулирован, хотя является ключевым для соотношения прав и обязанностей залогодателя и залогодержателя. Каждому кредитору важно получить механизм контроля над предметом залога, установить пределы своего влияния на него. Именно поэтому очень часто приходится сталкиваться с договорными конструкциями, в рамках которых залогодержатель предпочитает сам осуществлять права акционера или предоставленные ему в залог права участника.

Новеллы, закрепленные в Гражданском кодек- се РФ, не получили более широкого толкования в специальном законодательстве. Так, в Федеральный закон от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — ФЗ об АО) не были включены какие-либо нововведения, связанные с залогом акций. В свою очередь, Федеральный закон от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — ФЗ об ООО), который ранее содержал весьма лаконичную норму о залоге акций, претерпел некоторые изменения. Однако все они были посвящены процедурным моментам оформления сделки и не затронули существо отношений в связи с залогом прав юридических лиц. Соответственно, многие вопросы, в частности касающиеся баланса прав и обязанностей залогодателя и залогодержателя, приходится решать с помощью общих принципов, установленных Гражданским кодексом РФ.

Баланс прав залогодателя и обязанностей залогодержателя

Гражданский кодекс РФ не ограничивает залогодержателя конкретным перечнем прав, которыми он может распоряжаться вместо своего должника. Как следует из ст. 358.17 ГК РФ, договором залога ценной бумаги может быть предусмотрено осуществление залогодержателем всех прав, принадлежащих залогодателю и удостоверенных заложенной ценной бумагой, либо всех прав, кроме права на получение дохода по ценной бумаге. Для зало- га доли участия в обществе с ограниченной ответственностью в Гражданском кодексе РФ вообще не предусмотрено какой-либо нормы.

Было бы логично сделать вывод, что залогодержатель вправе реализовывать любые права, пре- доставленные акционеру (за исключением права на получение дохода) или участнику компании законом и учредительными документами. Однако такая презумпция способствует развитию порочной правовой среды, в которой у залогодержателя возникает возможность злоупотреблять собственными полномочиями, объясняя свои действия общими принципами законодательства.

Безусловно, предоставление залогодержателю широкого набора прав должно гарантировать со- хранение стоимости заложенного пакета акций, поскольку предоставляет ему дополнительные инструменты контроля над предметом залога. Это препятствует недобросовестному поведению залогодателя. Должник не сможет одобрить крупную сделку по выводу активов из компании, «раз- мыть» свою долю, снизив ее реальную рыночную стоимость, выйти из общества, пустив бизнес на самотек. Одновременно с гарантией соблюдения своих прав залогодержатель получает практически полный контроль над акциями залогодателя. При этом законодательство не наделяет его какими-либо специальными обязанностями, которые корреспондировали бы его правам и удерживали от злоупотреблений.

Читайте так же:  Налоговый вычет декретный отпуск

Поведение залогодержателя при реализации прав залогодателя должно вписываться в концепцию добросовестности. В противном случае залогодатель из-за некомпетентности или ошибочных действий залогодержателя может получить назад долю в компании, стоимость которой существенно снизится из-за неквалифицированного поведения его кредитора.

Аналогичные последствия влечет за собой ситуация, когда залогодержатель, желая получить от бизнеса своего должника максимальную вы- году, совершает намеренные действия, которые приводят к утрате контроля залогодателя над его бизнесом или пакетом акций, а также к их обесцениванию. Речь идет о таких действиях как одобрение крупных сделок, назначение к управлению непрофессионального менеджмента, увеличение или уменьшение уставного капитала, изменение состава участников.

Системное толкование общих норм Гражданского кодекса РФ о залоге позволяет прийти к выводу, что залогодержатель должен руководствоваться принципом «не навреди» в процессе осуществления прав акционера или участника компании. Он обязан не ухудшать состояние заложенных акций или доли в компании и действовать в интересах бизнеса. Однако судебная практика показывает, что такой слишком общий принцип и отсутствие конкретных правил нередко приводят к злоупотреблениям правами со стороны залогодержателя.

Дробление доли в бизнесе

Общие нормы Гражданского кодекса РФ и специальное законодательство не предусматривают гарантий соблюдения прав и законных интересов залогодателя, в том числе возвращение доли или пакета акций, после прекращения залога в том состоянии и по той стоимости, которые существовали на момент заключения договора.

«Лакмусом» для проблемы баланса прав и законных интересов залогодателя и залогодержателя является дело No А36–5304/2016, красочно иллюстрирующее весь спектр злоупотреблений, к которым приводит отсутствие специального регулирования прав залогодержателя в отношении заложенного пакета акций или доли в компании.

Бенефициар оспорил решение залогодержателя о принятии в общество нового участника и об увеличении уставного капитала. Предшествующие спору события развивались следующим образом. Единственный участник сельскохозяйственного предприятия передал в залог стопроцентную долю в уставном капитале компании. Доля в бизнесе была представлена в качестве обеспечения обязательств по поставке товара (сахарной свеклы) после сбора урожая. Обстоятельства сложились так, что залогодатель не смог исполнить свои обязательства и не осуществил поставку товара. Так и не получив урожай, залогодержатель решил прибегнуть к обеспечению. В результате, руководствуясь п. 2 ст. 385.15 ГК РФ и используя предоставленные ему в залог права участника общества, залогодержатель решил увеличить уставный капитал, а также принял в состав бенефициаров общества нового участника. В результате доля залогодателя — первоначального собственника уменьшилась до 6,67 %, что повлекло за собой десятикратное снижение действительной стоимости доли залогодателя в компании.

Интересно, что в данном деле общие нормы Гражданского кодекса РФ о правах залогодержателя были инкорпорированы в договор залога. Стороны предусмотрели возможность залогодержателя совершать любые права и обязанности участника до момента прекращения залога. Залогодатель ограничил своего кредитора в возможности образовывать исполнительные органы общества, до- срочно прекращать их полномочия, а также устанавливать размер вознаграждения и денежной компенсации исполнительным органам. Эти права осуществляются залогодателем. Таким образом, формально залогодержатель действовал в рамках полномочий, предоставленных ему договором и законом, — в этом залогодатель его не ограничивал. Именно такими доводами руководствовался кредитор, возражая против иска должника.

Не разделяя позиции залогодержателя, суды двух инстанций пришли к выводу, что такие действия не соответствуют закону, обязывающему его не совершать действий, которые могут повлечь за собой утрату заложенного имущества или уменьшение его стоимости, и принимать меры, необходимые для обеспечения сохранности заложенного имущества. Решения залогодержателя были признаны недействительными. Залогодателю удалось восстановить корпоративный контроль.

Утрата контроля над менеджментом

Предоставляя залогодержателю права участника, владелец доли или пакета акций должен быть готов к утрате контроля над менеджментом. Такой кейс был рассмотрен судом в деле No А07–21705/2015. Собственники бизнеса предоставили банку в счет обеспечения по кредитному договору свои доли. Особенность данного дела заключается в том, что в момент заключения договора залога в Гражданском кодексе РФ отсутствовала рассмотренная ранее презумпция возможности осуществления прав участника залогодержателям. Однако затем стороны подписали дополнительное соглашение к договору залога, в котором предусмотрели применение к нему норм закона, действующих в момент его заключения, то есть тогда, когда соответствующие поправки уже были включены в Гражданский кодекс РФ.

Именно эта оговорка в последующем позволила залогодержателю установить фактический контроль над обществом. Пользуясь общими нормами Гражданского кодекса РФ, залогодержатель назначил проведение общего собрания и без участия бенефициаров избрал на нем новый исполнительный орган компании. Свое вмешательство в управление компании кредитор мотивировал низкой квалификаций директора, чьи управленческие решения приводили к снижению стоимости компании, то есть ухудшали предмет залога. Данное решение было успешно зарегистрировано новым топ-менеджером в налоговом органе. Залогодатели — собственники компании попытались обжаловать его в суде. Однако суд встал на сторону залогодержателя, признав, что он действовал в рамках полномочий, предоставленных ему Гражданским кодексом РФ.

Все рассмотренные в данной статье дела характеризуются индивидуальными обстоятельствами, однако в каждом из них речь идет о балансе прав и за- конных интересов сторон договора залога. Подходы судов к разрешению спорных ситуаций совершен- но различны. В первом случае суд, руководствуясь принципами справедливости, применил нормы, гарантирующие восстановление прав залогодателя на предмет залога. Во втором случае суд избрал общий подход, больше отвечающий интересам залогодержателя, не оценив при этом степень обоснованности и разумности принятых им решений.

Как защитить свои права

Общие принципы и нормы Гражданского кодекса РФ могут стать не только инструментом злоупотребления, но и оружием, направленным против него. Если реализуя права участника компании, залогодержатель стремится «размыть» долю, снизить ее цену, необоснованно сменить менеджмент, залогодателю следует требовать прекращения залога, расторжения договора и/или признания принятых решений недействительными, ссылаясь на ст. 10 и 343 ГК РФ.

До тех пор, пока баланс прав и законных интересов сторон договора залога корпоративных прав не будет найден на законодательном уровне, залогодателю необходимо быть очень внимательным по отношению к тексту договора залога и своим учредительным документам. Особое внимание нужно уделять тем правам, которые могут повлиять на ликвидность предмета залога и которые будут предоставлены залогодержателю. С целью предупреждения длительных судебных тяжб и минимизации злоупотреблений в договоре залога корпоративных прав необходимо обозначить пределы тех действий, которые сможет осуществлять залогодержатель.

Залог акций в оао

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 октября 2005 г. N Ф08-4180/05 «Если договором залога акций предусмотрено, что акционер (залогодатель) не вправе пользоваться находящимся в залоге правом на участие в управлении обществом (правом голоса на общем собрании акционеров общества) без получения предварительного письменного согласия залогодержателя, то залогодержатель может оспорить решение собрания акционеров принятое с нарушением указанного условия» (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
от 11 октября 2005 г. N Ф08-4180/05
«Если договором залога акций предусмотрено, что акционер (залогодатель)
не вправе пользоваться находящимся в залоге правом на участие в
управлении обществом (правом голоса на общем собрании акционеров
общества) без получения предварительного письменного согласия
залогодержателя, то залогодержатель может оспорить решение собрания
акционеров принятое с нарушением указанного условия»
(извлечение)

ОАО «Внешторгбанк» (далее — банк) обратилось в арбитражный суд с заявлением к ОАО «Ромузъ» (далее — общество), ООО «Вентраст», ООО «Орбита-Финанс», ООО «Тито» и ОАО «Русагрокапитал» о признании недействительным решения общего собрания акционеров общества от 20.07.04: «Обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании общества несостоятельным. Избрать представителем от акционеров общества для участия в процессе по делу о банкротстве Гурееву О.А.».

Решением суда от 11.03.05, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 04.08.05, в иске отказано: условия договоров залога акций о том, что залогодатели (акционеры общества) обязаны не пользоваться правом голоса на общем собрании акционеров без согласия залогодержателя (банка), являются недействительными; права акционеров на участие в общих собраниях не подлежат залогу; банк не являлся акционером общества, поэтому он не вправе обжаловать решение общего собрания.

В кассационной жалобе банк просит отменить вынесенные по делу судебные акты и удовлетворить иск, поскольку решение общего собрания нарушает права и законные интересы банка, условия договора залога не противоречат закону, соответствуют статье 346 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отзыв на кассационную жалобу не предоставлен.

В судебном заседании представитель общества просил оставить судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы жалобы и выслушав представителя ответчика, считает, что решение от 11.03.05 и постановление апелляционной инстанции от 04.08.05 надлежит отменить по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, банк и ОАО «Фининвестхлеб» заключили кредитное соглашение от 26.08.03 N КК81003288.

Для обеспечения исполнения обязательств заемщика заключены договоры залога, предметами которых выступили акции ОАО «Ромузъ»:

— от 26.08.03 N ЗК81003288/4 — с ООО «Вентраст» (27 акций);

— от 26.08.03 N ЗК81003288/5 — с ООО «Орбита-Финанс» (28 акций);

— от 26.08.03 N ЗК81003288/6 — с ООО «Тито» (28 акций);

— от 26.08.03 N ЗК81003288/7 — с ОАО «Русагрокапитал» (28 акций).

Пунктами 6.1.19 договоров залога установлена обязанность залогодателей без получения предварительного письменного согласия залогодержателя не пользоваться находящимся в залоге правом на участие в управлении обществом (правом голоса на общем собрании акционеров общества).

Таким образом, в залоге у банка находится 111 из 146 акций общества, что составляет 76,02% уставного капитала. В реестр акционеров общества внесена запись о залоге указанного количества акций.

20 июля 2004 года состоялось внеочередное общее собрание акционеров общества, на котором принято решение обратиться в арбитражный суд с заявлением должника о признании общества несостоятельным (банкротом). За решение проголосовали лица, обладавшие 137 голосами, в том числе ООО «Вентраст», ООО «Орбита-Финанс», ООО «Тито» и ОАО «Русагрокапитал». При этом названные общества не уведомили банк о предстоящем собрании акционеров общества и не получили согласия на голосование по вопросу о подаче заявления о признании общества банкротом.

Отказывая в удовлетворении требований истца, судебные инстанции не учли следующего.

Закон не регулирует вопросы пользования правами акционера при залоге акций. В силу статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации, когда отношения прямо не урегулированы законодательством и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), а при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Общие нормы о залоге содержатся в главе 23 Кодекса, включающей статью 346 , в которой установлено, что залогодатель вправе пользоваться предметом залога в соответствии с его назначением, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа залога. Согласно пункту 3 названной статьи в случаях, предусмотренных договором, предметом залога вправе пользоваться залогодержатель. Пользование акциями происходит в форме осуществления прав акционера, включающих право на участие в собрании акционеров ( статья 31 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Таким образом, по соглашению сторон право голосовать акциями, находящимися в залоге, может передаваться залогодержателю либо может быть установлен порядок осуществления этого права.

Допустимость передачи права голоса при залоге акций и установления порядка пользования этим правом подтверждается Указом Президента Российской Федерации от 31.08.95 N 889 «О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности». Пунктом 9 Указа установлено, что голосование по переданным в залог акциям осуществляется залогодержателем. При этом он вправе голосовать по своему усмотрению, за исключением голосования по ряду вопросов, в частности, по вопросам реорганизации и ликвидации акционерного общества, внесения изменений и дополнений в учредительные документы общества. Голосование по указанным вопросам осуществляется залогодержателем после предварительного письменного согласования с Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Отсутствие такого согласования или голосование в нарушение его влечет за собой недействительность голосования залогодержателя по этим вопросам.

Очевидно, что в случае отсутствия согласования голосования по указанным вопросам с Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом правом на оспаривание решений собрания обладает государственный комитет (а не иные лица), так как нарушаются его права.

По рассматриваемому делу в целом имеет место аналогичная ситуация, различие состоит в том, что право голоса оставлено за залогодателем.

Таким образом, вывод судебных инстанций о недействительности договоров залога (в части условия о необходимости согласования с залогодержателем голосования на собрании) не соответствует законодательству.

Нельзя согласиться и с выводом об отсутствии у банка прав оспаривать решение собрания, так как он не является акционером. Обжалование решения является способом защиты нарушенных права. За защитой своих прав в суд может обращаться лицо, права которого нарушены ( статья 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Поскольку в рассматриваемом случае нарушаются права банка, а в действиях акционеров ОАО «Ромузъ» усматривается злоупотребление правом, запрещенное статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, то банк может оспаривать решение собрания.

С учетом изложенного решение от 11.03.05 и постановление апелляционной инстанции от 04.08.05 следует отменить, дело направить на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении необходимо выяснить, имеются ли нарушения законодательства, служащие основанием для признания решения собрания недействительным.

Руководствуясь статьями 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

решение от 11.03.05 и постановление апелляционной инстанции от 04.08.05 Арбитражного суда Ростовской области по делу N А53-22247/2004-С4-20 отменить.

Передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.