Речи дореволюционных адвокатов

Судебные речи

известных русских юристов

Краткая характеристика юристов

Дореволюционная русская адвокатура имела в своих рядах много известных судебных ораторов, которые были не только популярными защитниками, успешно выступающими в уголовных процессах, но и крупными учеными-юристами, писателями, критиками, видными общественными деятелями либерального направления.

Включенные в Сборник речи были произнесены при рассмотрении в суде наиболее известных в свое время уголовных дел конца XIX века. Ряд речей имел большой резонанс в общественном мнении. В Сборник включены лучшие судебные речи того или другого оратора. Многие речи известны широкому кругу читателей, некоторые из включенных в Сборник речей известны за пределами нашей страны.

Включенные в Сборник речи адвокатов произнесены ими в качестве защитников и гражданских истцов по самой разнообразной категории уголовных дел — убийства, покушения на убийства, нанесение телесных повреждений, хищение имущества, оскорбления личности и т. д. В одних случаях подсудимые признавали себя виновными в совершении преступлений, в других случаях на скамье подсудимых оказывались лица невиновные или такие, для осуждения которых не было достаточно доказательств. Это определяло манеру и тон защитительной речи. В одних речах дается тонкий психологический анализ действий обвиняемого, вскрываются внутренние причины, побудившие к совершению тех или иных действий, в других речах мы сталкиваемся с тонким и обстоятельным разбором собранных по делу доказательств, острой мастерской полемикой с обвинителем или экспертом.

Глубокое знание всех обстоятельств дела, тщательная отработка деталей, строгая последовательность и логичность в изложении делают выводы, к которым приходит оратор, убедительными. Но не только этим характеризуются речи, включенные в Сборник. Тщательная литературная обработка, образность и богатство языка, меткие сравнения, красота изложения, живая, острая подача сложных ситуаций, тонкий анализ человеческой психологии придают ряду речей характер литературного произведения, определенную художественную ценность.

В отдельных речах правдиво нарисована социальная и политическая обстановка, в которой совершалось то или иное преступление. Ознакомление с этими речами интересно не только юристу, литератору или историку, оно будет полезно широкому кругу читателей.

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ известных русских юристов

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ известных русских юристов

Издание третье, исправленное

Похожие главы из других книг

Приложение 1 СУДЕБНЫЕ РЕЧИ ИЗВЕСТНЫХ ДОРЕВОЛЮЦИОННЫХ ЮРИСТОВ

Приложение 1 СУДЕБНЫЕ РЕЧИ ИЗВЕСТНЫХ ДОРЕВОЛЮЦИОННЫХ ЮРИСТОВ Александров П.А. Речь в защиту ЗасуличГоспода присяжные заседатели! Я выслушал благородную, сдержанную речь товарища прокурора, и со многим из того, что сказано им, я совершенно согласен; мы расходимся лишь в

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ ИЗВЕСТНЫХ ЮРИСТОВ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ ИЗВЕСТНЫХ ЮРИСТОВ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА Дервиз О. В. Речь в защиту ВасильевойТоварищи судьи!Моей подзащитной Васильевой предъявлено обвинение в совершении весьма тяжкого преступления — причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Закон

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ СОВРЕМЕННЫХ ПРОКУРОРОВ И АДВОКАТОВ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ СОВРЕМЕННЫХ ПРОКУРОРОВ И АДВОКАТОВ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Речь представителя гражданского истца СавельевойМоя доверительница — истица Савельева Бэлла Геннадьевна обратилась в суд с иском к Савельеву Валерию Порфирьевичу о признании права собственности на

Высылка русских из Европы

Высылка русских из Европы Вскоре самолет приземлился. Мы прошли контроль и хотели выйти в зал ожидания, как неожиданно я увидел среди встречающих знакомую фигуру. Я всмотрелся. Да это же Сергеев из Второго отдела МУРа! Того самого отдела, который вел и Солоника, и

Глава VIII. Судебные расходы. Судебные штрафы

Глава VIII. Судебные расходы. Судебные штрафы §1. Судебные расходыНа осуществление правосудия государство затрачивает определенные средства. Часть этих средств возмещается заинтересованными в деле лицами на основании и в порядке, установленном законом.По российскому

50. Политико-правовые взгляды русских философов первой половины 20 века (С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин)

50. Политико-правовые взгляды русских философов первой половины 20 века (С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин) Н. А. Бердяев (1874–1948 гг.) – участник русского религиозного возрождения начала века, инициатор создания Академии духовной культуры, соавтор сборников «Проблемы

13 ВОЗЗРЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЮРИСТОВ

13 ВОЗЗРЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЮРИСТОВ Римская юриспруденция оказала значительное влияние на развитие юридической мысли в средневековой Западной Европе. В ряде юридических школ того времени (X–XI вв.), в Риме и других городах при изучении источников права особое внимание

48 ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ РУССКИХ ФИЛОСОФОВ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX В. (С. Н. БУЛГАКОВА, Н. А. БЕРДЯЕВА, И. А. ИЛЬИНА)

48 ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ РУССКИХ ФИЛОСОФОВ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX В. (С. Н. БУЛГАКОВА, Н. А. БЕРДЯЕВА, И. А. ИЛЬИНА) Конец XIX в. был отмечен усилением интереса к философско-нравственному истолкованию смысла жизни. С. Н. Булгаков (1871–1944). Правовые взгляды Булгакова изложены в

5. Деятельность юристов. Формы их деятельности

5. Деятельность юристов. Формы их деятельности На начальном этапе своего развития юриспруденция носила религиозную форму (юристы были жрецами-понтификами).По преданию, некий писец Гней Флавий в 304 г. до н.э. похитил и обнародовал секретные документы жрецов, с тех пор

Глава 8. Судебные расходы и судебные штрафы Что относится к судебным расходам?

Глава 8. Судебные расходы и судебные штрафы Что относится к судебным расходам? Для того чтобы обратиться в суд за защитой нарушенного права, необходимо понести определенные материальные затраты. Содержание судебной системы — мероприятие дорогостоящее и в основном

Психологический отбор юристов

46. Роль римских юристов в развитии права

46. Роль римских юристов в развитии права Римская юриспруденция приобретает светский характер, начиная с плебейского понтифика Тиберия Корункания (с 254 г. до н. э.), правовые консультации которого носили публичный и открытый характер. Юристы давали юридические

6. Роль римских юристов в развитии права

6. Роль римских юристов в развитии права Римская юриспруденция приобретает светский характер, начиная с плебейского понтифика Тиберия Корункания (с 254 г. до н. э.), правовые консультации которого носили публичный и открытый характер. Юристы давали консультации,

Особенные черты государственного устройства некоторых русских земель

Особенные черты государственного устройства некоторых русских земель Изложенные три формы власти (князь, дума и вече), несмотря на свое стремление к полному единению, легко могли прийти и в противоречие друг другу, причем одна из них могла, не устраняя вполне других,

Начала государственного объединения всех русских земель

Начала государственного объединения всех русских земель Земли первого периода не были объединены в одно цельное государство, но существовали уже налицо некоторые начала будущего государственного единства. Противоречие между действительным разделением Руси и

Приложение 1. Зарплаты московских юристов

Приложение 1. Зарплаты московских юристов «Компания Norton Caine подготовила очередной ежегодный обзор зарплат юристов, работающих в ведущих юридических фирмах, а также корпоративных юристов Москвы. Консалтинг В 2012 г. динамика роста зарплат и

Речи дореволюционных адвокатов

Алексей Куприянов — потомственный московский судебный адвокат (династия с 1926 года), два высших образования (юридическое + экономическое), 25 лет успешной работы, член редсовета журнала «Уголовный процесс», постоянный автор «Российской газеты», автор книги «Эффект защитника» о методиках работы адвоката в различных судах, почетный адвокат России, почетный юрист города Москвы и проч.

Вашему вниманию представлены судебные речи мэтра А. Куприянова.

Представляется показательной речь по уголовному делу о ДТП с трагической гибелью человека. После ее произнесения подзащитная адвоката Куприянова Н.Панарина была оправдана Павлово-Пасадским городским судом Московской области.

Других речей немного, так как подзащитные даже после полного или частичного оправдания редко соглашаются на их публикацию. Часто не помогает уговорить даже изменение фамилий, процессы-то находят отклик в СМИ и фабула становится известной. Например, нет на сайте речи по громкому «делу реставраторов», которую СМИ даже широко цитировали. И с этим адвокат ничего не может поделать: адвокатская тайна свята! Клиент имеет право запретить своему адвокату упоминать его уголовное дела даже в комплиментарном контексте, даже после чистого оправдания.

Трехчасовая речь мэтра по делу московских банкиров, оправданных по мошенничеству организованной группой (ч. 3 ст. 159 УК — ссылка на судебный акт) и злоупотреблению полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК — ссылка на приговор) в Мещанском суде столицы, не может быть опубликована. Феноменальный результат по этому «арестантскому» делу удивителен еще и тем, что адвокаты Куприяновы приняли защиту уже после окончания следствия,как и поделу Панариной и по делу Магина, Рыбальченкои др. А на судебной стадии защитникам бороться значительно сложнее.

А вот такое же знаменитое по прессе дело В. Гуревича, которого следствие «назначило» руководителем преступного сообщества, крупным мошенником и легализатором похищенных миллиардов, не дошло до завершающей речи. Дело директора АО»Нефтемаш» Гуревича, и других, хотя и пережило шесть судов (включая суды по аресту, закончившиеся освобождением из-под стражи), все же при четвертом дополнительном расследовании было полностью прекращено по реабилитирующим основаниям.

Любопытна речь, адвоката по «Делу Наумова о марках». После нее прокурор отказался от поддержания обвинения и Наумов был полностью оправдан. И сегодня актуальна речь по делу Сидорова. Приговор по этому делу говорит сам за себя.

Мэтр защищает и потерпевших. Например, профессор, доктор юридических наук Алексей Гришковец, известный государствовед, работавший помощником заместителя руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме, подвергся разбойному нападению. От уличной преступности не застрахован никто. Примечательно, что публикуемая речь была произнесена адвокатом А.Куприяновым в Мосгосуде при кассационном рассмотрении дела.

Публикуется речь по уголовному делу Хатовой, закончившегося полным оправданием подзащитной.

Публикуется краткая «реплика», произнесенная Алексеем Куприяновым после судебной речи по делу Магина, Рыбальченко и других. Приговор по этому делу стал феноменальным успехом и недавно устоял в апелляционной инстанции. Сама речь по делу Магина, Рыбальченко и других пока представляет собой интеллектуальную собственность защитников Куприяновых по сходным делам и будет опубликована позднее. Система защиты финансистов — совершенно новая научная доктрина по ст. 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность» и ст. 210 УК РФ (для «преступных сообществ» чиновников и предпринимателей) могут быть использованы в других процессах защитников Куприяновых. В конечном счете эти аргументы должны приводить к оправданию.

Адвокат Алексей Куприянов помогает коллегам в написании речей и важных ходатайств, в выстраивании линии защиты, пишет речи для подсудимых или потерпевших.

Неординарная подача материала мэтром А.Куприяновым неожиданно стали объектом исследования лингвистов и психологов. Студенты пишут по ним контрольные по «Литературе», а ученые — нашли в них «памятник» словесности ХХI века рписали в диссертациях. И то и другое обнаружилось в Интернете.

Лестно найденное в диссертации языковеда Нинель Варнавских сходство между речами известных дореволюционных адвокатов и исследуемым «материалом», принадлежащим перу мэтра (см. Н.В. Варнавский, Ростов-на-Дону, Ростовский государственный педагогический университет, 2003 год, «Проблемы диагносцирования личных качеств адвокатов по их речи» ).

Мещанский райсуд Москвы, 2007 г., после отказа гособвинителя из генпрокуратуры от обвинения подзащитного банкира в мошенничестве на 6 млрд.руб. и оправдания его же в «злоупотреблении полномочиями».

© Адвокатская контора Алексея Куприянова, 2009 | Карта сайта

Плевако Федор Никифорович (1842-1909) – один из крупнейших дореволюционных русских юристов, адвокат, судебный оратор, действительный статский советник. Он умел убеждать и защищать. В 1870 окончил юридический факультет Московского университета. Депутат 3-й Государственной думы от партии октябристов. Сторонник демократических принципов судопроизводства. Для представителей юридических профессий, всех россиян имя Плевако было и остается воплощением отменных качеств адвоката, защитника добра и справедливости, заботящегося о благе и процветании Отечества.

В числе дореволючионных юристов именно Плевако отличался изумительным красноречием и безупречным мастерством риторики.

Именно его речи славятся огромным количеством ссылок на библейские тексты, постоянное изучение которых наделило Плевако острым чувством слова и очень меткой и спокойной речью. Ораторский талант Плевако и в настоящее время явление интересное и недостаточно изученное. Судебным речам Плевако были присущи обоснованность, спокойность тона, глубокий анализ фактов и событий. Не зря именно Плевако получил следующие определения: «великий оратор», «гений слова», «старшой богатырь», «митрополит адвокатуры» и др. Он пользовался безграничным уважением и у интеллигенции, и у простого народа.

Плевако был одним из тех дореволюционных адвокатов, которые разрабатывали основы российской судебной риторики.

Участие Плевако в нашумевших уголовных процессах это отдельная тема для серьезного научного разговора.

Лишь часть дел, в которых блестяще участвовал Плевако:
Дело люторических крестьян;
Дело Замятниных;
Дело Лукашевича;
Дело севских крестьян;
Дело рабочих Коншинской фабрики;
Дело Бартенева;
Дело Максименко;
Дело Грузинского;
Дело Засулич.

Цитаты Плевако

Все известные юристы дореволюционной России оставили глубокий след не только в истории права, но и в истории литературы. Их судебные речи изобилуют выражениями, которые сами по себе являются афоризмами. Многие выражения дореволюционных юристов активно используются и в художественной литературе, и в публицистике. И здесь же в особом ряду стоят цитаты Плевако, которые в определенных кругах стали афоризмами. Вот некоторые из них:

«Бранное слово — это междометие народного языка.»

«За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей.»

«Есть моменты, когда душа возмущается неправдой, чужими грехами, возмущается во имя нравственных правил, в которые верует, которыми живет,– и, возмущенная, поражает того, кем возмущена… Так, Петр поражает раба, оскорбляющего его учителя. Тут все-таки есть вина, несдержанность, недостаток любви к падшему, но вина извинительнее первой, ибо поступок обусловлен не слабостью, не самолюбием, а ревнивой любовью к правде и справедливости.»

Фрагменты из легендарных процессов Плевако.

«20 минут»

Очень известна защита адвокатом Ф.Н.Плевако владелицы небольшой лавчонки, полуграмотной женщины, нарушившей правила о часах торговли и закрывшей торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то религиозного праздника. Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника — Плевако. Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут одиннадцатого. Плевако спросил председателя: — А сколько на ваших часах, ваше превосходительство? Председатель посмотрел и ответил:

— На моих пятнадцать минут одиннадцатого. Плевако обратился к прокурору:

— А на ваших часах, господин прокурор?

Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:

— На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.

Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он, прокурор, помог защите.

Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Он заявил:

Читайте так же:  Деньги в кармане развод

— Подсудимая действительно опоздала на 20 минут. Но, господа присяжные заседатели, она женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах — 20 минут, у господина председателя — 15 минут, а на часах господина прокурора — 25 минут. Конечно, самые верные часы у господина прокурора. Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.

Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?

Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.

«15 лет несправедливых попреков»

Однажды к Плевако попало дело по поводу убийства одним мужиком своей бабы. На суд Плевако пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причeм безо всяких бумаг и шпаргалок. И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнес:

В зале начал стихать шум. Плевако опять:

— Господа присяжные заседатели!

В зале наступила мертвая тишина. Адвокат снова:

В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:

Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова:

Тут уже зал взорвался возмущеннием, воспринимая все как издевательство над почтенной публикой. А с трибуны снова:

Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. И вот наконец Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.

— Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!

Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами.

«Отпускание грехов»

Однажды он защищал пожилого священника, обвиненного в прелюбодеянии и воровстве. По всему выходило, что подсудимому нечего рассчитывать на благосклонность присяжных. Прокурор убедительно описал всю глубину падения священнослужителя, погрязшего в грехах. Наконец, со своего места поднялся Плевако. Речь его была краткой: «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грех?»

Нет надобности уточнять, что попа оправдали.

«30 копеек»

Суд рассматривает дело старушки, потомственной почетной гражданки, которая украла жестяной чайник стоимостью 30 копеек. Прокурор, зная о том, что защищать ее будет Плевако, решил выбить почву у него из-под ног, и сам живописал присяжным тяжелую жизнь подзащитной, заставившую ее пойти на такой шаг. Прокурор даже подчеркнул, что преступница вызывает жалость, а не негодование. Но, господа, частная собственность священна, на этом принципе зиждится мироустройство, так что если вы оправдаете эту бабку, то вам и революционеров тогда по логике надо оправдать. Присяжные согласно кивали головами, и тут свою речь начал Плевако. Он сказал: «Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь… Старушка украла старый чайник ценою в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно…»

«Туфли я сняла!»

В дополнение к истории об известном адвокате Плевако. Защищает он мужика, которого проститутка обвинила в изнасиловании и пытается по суду получить с него значительную сумму за нанесенную травму. Обстоятельства дела: истица утверждает, что ответчик завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал. Мужик же заявляет, что все было по доброму согласию. Последнее слово за Плевако.

«Господа присяжные,» — заявляет он. «Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица запачкала своими туфлями».

Проститутка вскакивает и кричит: «Неправда! Туфли я сняла. «

В зале хохот. Подзащитный оправдан.

«Знамение»

Великому русскому адвокату Ф.Н. Плевако приписывают частое использование религиозного настроя присяжных заседателей в интересах клиентов. Однажды он, выступая в провинциальном окружном суде, договорился со звонарем местной церкви, что тот начнет благовест к обедне с особой точностью.

Речь знаменитого адвоката продолжалось несколько часов, и в конце Ф. Н. Плевако воскликнул: Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение!

И тут зазвонили колокола. Присяжные заседатели перекрестились. Совещание длилось несколько минут, и старшина объявил оправдательный вердикт.

Дело Грузинского.

Настоящее дело было рассмотрено Острогожским окружным судом 29- 30 сентября 1883г. Князь Г.И. Грузинский обвинялся в умышленном убийстве бывшего гувернера своих детей, впоследствии управляющего имением жены Грузинского — Э.Ф. Шмидта.

Предварительным следствием было установлено следующее. Э.Ф. Шмидт, приглашенный Грузинским последнего. После того как Грузинский потребовал от жены прекратить всякие отношения в качестве гувернера, очень быстро сближается с женой с гувернером, а его самого уволил, жена заявила о невозможности дальнейшего проживания с Грузинским и потребовала выдела части принадлежащего ей имущества. Поселившись в отведенной ей усадьбе, она пригласила к себе в качестве управляющего Э.Ф. Шмидта. Двое детей Грузинского после раздела некоторое время проживали с матерью в той же усадьбе, где управляющим был Шмидт. Шмидт нередко пользовался этим для мести Грузинскому. Последнему были ограничены возможности для свиданий с детьми, детям о Грузинском рассказывалось много компрометирующего. Будучи вследствие этого постоянно в напряженном нервном состоянии при встречах со Шмидтом и с детьми, Грузинский во время одной из этих встреч убил Шмидта, выстрелив в него несколько раз из пистолета.

Плевако, защищая подсудимого, очень последовательно доказывает отсутствие в его действиях умысла и необходимость их квалификации как совершенных в состоянии умоисступления. Он делает упор на чувства князя в момент совершения преступления, на его отношения с женой, на любовь к детям. Он рассказывает историю князя, о его встрече с «приказчицей из магазина», об отношениях со старой княгиней, о том, как князь заботился о своей жене и детях. Подрастал старший сын, князь его везет в Петербург, в школу. Там он заболевает горячкой. Князь переживает три приступа, во время которых он успевает вернуться в Москву — «Нежно любящему отцу, мужу хочется видеть семью».

«Тут-то князю, еще не покидавшему кровати, пришлось испытать страшное горе. Раз он слышит — больные так чутки — в соседней комнате разговор Шмидта и жены: они, по-видимому, перекоряются; но их ссора так странна: точно свои бранятся, а не чужие, то опять речи мирные…, неудобные… Князь встает, собирает силы…, идет, когда никто его не ожидал, когда думали, что он прикован к кровати… И что же. Милые бранятся — только тешатся: Шмидт и княгиня вместе, нехорошо вместе…

Князь упал в обморок и всю ночь пролежал на полу. Застигнутые разбежались, даже не догадавшись послать помощь больному. Убить врага, уничтожить его князь не мог, он был слаб… Он только принял в открытое сердце несчастье, чтобы никогда с ним не знать разлуки»

Плевако утверждает, что он бы еще не осмелился обвинять княгиню и Шмидта, обрекать их на жертву князя, если бы они уехали, не кичились своей любовью, не оскорбляли его, не вымогали у него деньги, что это «было бы лицемерием слова».

Княгиня живет в ее половине усадьбы. Потом она уезжает, оставляя детей у Шмидта. Князь разгневан: он забирает детей. Но тут происходит непоправимое. «Шмидт, пользуясь тем, что детское белье — в доме княгини, где живет он, с ругательством отвергает требование и шлет ответ, что без 300 руб. залогу не даст князю двух рубашек и двух штанишек для детей. Прихлебатель, наемный любовник становится между отцом и детьми и смеет обзывать его человеком, способным истратить детское белье, заботится о детях и требует с отца 300 руб. залогу. Не только у отца, которому это сказано, — у постороннего, который про это слышит, встают дыбом волосы!» На следующее утро князь увидел детей в измятых рубашонках. «Сжалось сердце у отца. Отвернулся он от этих говорящих глазок и — чего не сделает отцовская любовь — вышел в сени, сел в приготовленный ему для поездки экипаж и поехал… поехал просить у своего соперника, снося позор и унижение, рубашонок для детей своих».

Шмидт же ночью, по показаниям свидетелей, заряжал ружья. При князе был пистолет, но это было привычкой, а не намерением. «Я утверждаю, — говорил Плевако, — что его ждет там засада. Белье, отказ, залог, заряженные орудия большого и малого калибра — все говорит за мою мысль».

Он едет к Шмидту. «Конечно, душа его не могла не возмутиться, когда он завидел гнездо своих врагов и стал к нему приближаться. Вот оно — место, где, в часы его горя и страдания, они — враги его — смеются и радуются его несчастью. Вот оно — логовище, где в жертву животного сластолюбия пройдохи принесены и честь семьи, и честь его, и все интересы его детей. Вот оно — место, где мало того, что отняли у него настоящее, отняли и прошлое счастье, отравляя его подозрениями…

Не дай бог переживать такие минуты!

В таком настроении он едет, подходит к дому, стучится в. дверь.

Его не пускают. Лакей говорит о приказании не принимать.

Князь передает, что ему, кроме белья, ничего не нужно.

Но вместо исполнения его законного требования, вместо, наконец, вежливого отказа, он слышит брань, брань из уст полюбовника своей жены, направленную к нему, не делающему со своей стороны никакого оскорбления.

Вы слышали об этой ругани: «Пусть подлец уходит, не смей стучать, это мой дом! Убирайся, я стрелять буду».

Все существо князя возмутилось. Враг стоял близко и так нагло смеялся. О том, что он вооружен, князь мог знать от домашних, слышавших от Цыбулина. А тому, что он способен на все злое — князь не мог не верить».

Он стреляет. «Но, послушайте, господа, — говорит защитник, — было ли место живое в душе его в эту ужасную минуту». «Справиться с этими чувствами князь не мог. Слишком уж они законны, эти им» «Муж видит человека, готового осквернить чистоту брачного ложа; отец присутствует при сцене соблазна его дочери; первосвященник видит готовящееся кощунство, — и, кроме них, некому спасти право и святыню. В душе их поднимается не порочное чувство злобы, а праведное чувство отмщения и защиты поругаемого права. Оно — законно, оно свято; не поднимись оно, они — презренные люди, сводники, святотатцы!»

Заканчивая свою речь, Федор Никифорович сказал: «О, как бы я был счастлив, если бы, измерив и сравнив своим собственным разумением силу его терпения и борьбу с собой, и силу гнета над ним возмущающих душу картин его семейного несчастья, вы признали, что ему нельзя вменить в вину взводимое обвинение, а защитник его — кругом виноват в недостаточном умении выполнить принятую на себя задачу…»

Присяжные вынесли оправдательный вердикт, признав, что преступление было совершено в состоянии умоисступления.

«Начинай!»

Из воспоминаний о Плевако… Раз обратился к нему за помощью один богатый московский купец. Плевако говорит: «Я об этом купце слышал. Решил, что заломлю такой гонорар, что купец в ужас придет. А он не только не удивился, но и говорит:

— Ты только дело мне выиграй. Заплачу, сколько ты сказал, да еще удовольствие тебе доставлю.

— Какое же удовольствие?

— Выиграй дело, — увидишь.

Дело я выиграл. Купец гонорар уплатил. Я напомнил ему про обещанное удовольствие. Купец и говорит:

— В воскресенье, часиков в десять утра, заеду за тобой, поедем.

— Куда в такую рань?

— Настало воскресенье. Купец за мной заехал. Едем в Замоскворечье. Я думаю, куда он меня везет. Ни ресторанов здесь нет, ни цыган. Да и время для этих дел неподходящее. Поехали какими-то переулками. Кругом жилых домов нет, одни амбары и склады. Подъехали к какому-то складу. У ворот стоит мужичонка. Не то сторож, не то артельщик. Слезли.

Купчина спрашивает у мужика:

— Так точно, ваше степенство.

Идем по двору. Мужичонка открыл какую-то дверь. Вошли, смотрю и ничего не понимаю. Огромное помещение, по стенам полки, на полках посуда.

Купец выпроводил мужичка, раздел шубу и мне предложил снять. Раздеваюсь. Купец подошел в угол, взял две здоровенные дубины, одну из них дал мне и говорит:

— Да что начинать?

— Как что? Посуду бить!

— Зачем бить ее? — Купец улыбнулся.

— Начинай, поймешь зачем… — Купец подошел к полкам и одним ударом поломал кучу посуды. Ударил и я. Тоже поломал. Стали мы бить посуду и, представьте себе, вошел я в такой раж и стал с такой яростью разбивать дубиной посуду, что даже вспомнить стыдно. Представьте себе, что я действительно испытал какое-то дикое, но острое удовольствие и не мог угомониться, пока мы с купчиной не разбили все до последней чашки. Когда все было кончено, купец спросил меня:

Защита в выигрыше

Поправки ко второму чтению уточняют, что такое «гонорары успеха». Речь о соглашении, согласно которому вознаграждение защитника ставится в зависимость от результата оказания юридической помощи. Устанавливается, что «гонорары успеха» не могут применяться по делам об административных правонарушениях и уголовным делам.

— Мы четко согласуем данную норму с постановлением Конституционного Суда, который определил право законодателя установить возможность такого гонорара, точнее, включения этого гонорара в договор, — пояснила депутатам один из авторов, первый зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству и госстроительству Людмила Бокова. Она добавила, что это будет именно правом, а не обязательством.

Такое право гражданам пригодится, считает глава аналогичного думского комитета Павел Крашенинников. «Гонорары успеха», по его словам, позволят получить квалифицированную юридическую помощь тем, кто на момент заключения соглашения с адвокатом был ограничен в денежных средствах. А в случае выигрыша такие граждане смогут выплатить причитающееся адвокату вознаграждение.

Читайте так же:  Права человека на личную собственность

Кроме того, законодательное закрепление «гонораров успеха», считает он, позволит обеспечить прозрачность деятельности в данной сфере и пополнить бюджет как самих адвокатов, так и государства. Кстати, подобный механизм работает во многих государствах и применялся в России в дореволюционный период, напомнил глава комитета.

В законопроекте есть и другие важные новшества, которые депутаты уточнили в ответ на замечания правительства. Госдума, в частности, решила отказаться от введения так называемого «крепостного права» адвокатов. Речь об ограничении для них возможности менять членство в адвокатских палатах регионов. Если бы такую норму приняли, был бы риск существенно ограничить конституционные права граждан на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства, объяснил Павел Крашенинников.

Вместе с тем вводится распределение дел для назначаемых адвокатов при помощи автоматизированной информационной системы. Эта норма призвана исключить влияние на защитников любых заинтересованных лиц. Речь о борьбе с так называемыми «карманными адвокатами», то есть о снижении коррупционных рисков. И еще одно ожидаемое в комитете следствие — более равномерное распределение нагрузки между адвокатами. Данный порядок, кстати, уже используется во многих регионах, и пришло время утвердить его на федеральном уровне.

Среди других новшеств — в качестве первого этапа квалификационного экзамена на статус адвоката вводится единое тестирование. Оно будет проводиться с использованием автоматизированной системы, что придаст проверке результатов анонимный характер.

И, наконец, реформа коснется адвокатов-нарушителей — тех, кто уличен в ненадлежащем исполнении своих обязанностей, разглашении конфиденциальной информации доверителя, нарушении норм этики и т.п. Такие адвокаты, лишенные своего статуса, не смогут быть представителями в суде.

Срок вступления закона в силу предлагается установить с 1 марта 2020 года, за исключением отдельных положений, для реализации которых потребуется время для создания автоматизированных информационных систем.

Топ 5 самых известных адвокатов мира

Адвокат — это непростая профессия: наряду с прекрасным знанием юриспруденции он должен уметь мыслить логически, а также прекрасно владеть ораторским искусством, чтобы убедить слушателей в своей правоте. Эта статья расскажет вам о некоторых самых знаменитых из них.

Адвокат — это непростая профессия: наряду с прекрасным знанием юриспруденции он должен уметь мыслить логически, а также прекрасно владеть ораторским искусством, чтобы убедить слушателей в своей правоте. Эта статья расскажет вам о некоторых самых знаменитых из них.

1. Федор Плевако

Федор Никифорович известен как талантливый адвокат и блистательный оратор дореволюционной России. Во время его выступлений собиралось столько желающих послушать его речи, что в залах суда не было свободного места. Он был настолько знаменит, что его фамилия стала нарицательной, обозначая адвокатов высочайшего профессионализма. Сборники его судебных речей и по сей день изучают на юридических факультетах.

Для его выступлений характерна эмоциональная сухость, безукоризненная логика обоснования своих утверждений и частые отсылки к Святому Писанию. Его отличала быстрая реакция на слова оппонентов, находчивость и остроумие. Плевако работал с подзащитными самого разного социального статуса: крестьянами, рабочими, дворянами, студентами. Известна фраза, с которой он начинал большинство своих выступлений: «Господа, а ведь могло быть и хуже».

Плевако не был лишен писательского таланта и печатался в различных изданиях под псевдонимом Богдан Побережный. Адвокат был знаком со многими великими людьми своего времени: Михаилом Врубелем, Константином Коровиным, Василием Суриковым, Федором Шаляпиным, Константином Станиславским и др.

2. Глория Оллред

Глория Оллред, по признанию многих ее коллег, считается лучшим адвокатом в Америке. Она знаменита тем, что берется за многие скандальные и противоречивые дела, особенно в том, что касается борьбы за права женщин, жертв сексуального насилия, ущемления сексуальных меньшинств. Часто представляет интересы клиентов, подающих иски против звезд (Арнольд Шварценеггер, Майкл Джексон, Дональд Трамп и др.). Оллред часто освещает в прессе подробности дел, с которыми она работает, и ведет публичный образ жизни.

Кроме адвокатской деятельности, эта удивительная женщина на протяжении 6 лет преподавала в школе, а также несколько лет читала лекции в университете Южной Калифорнии.

В 2008 году юридическая компания, основанная Глорией, содействовала легализации однополых браков в Калифорнии.

3. Алан Дершовиц

Алан стал самым молодым профессором права в Гарварде, получив ученую степень в 28 лет.

Адвокат прославился своим участием в апелляционных делах об убийствах, выиграв 13 из 15 исков. Самое скандально известное среди них — судебное разбирательство в отношении О. Джея Симпсона, американского футболиста, обвиняемого в гибели своей супруги Николь и ее друга Рона Голдмана. Это был один из первых судебных процессов в Америке, который транслировался по телевидению.

Первоначально все улики указывали в пользу О. Джея, однако адвокаты, в число которых входил Алан, сумели добиться вынесения оправдательного приговора.

Другой его знаменитый процесс — дело Клауса фон Бюлова, также обвиняемого в убийстве жены — наследницы многомиллионного капитала своей семьи. На основе этого дела Алан Дершовиц написал книгу «Поворот судьбы», которая была экранизирована позднее.

В одном из своих интервью адвокат рассказал, что в своей работе он неукоснительно придерживается правила: не верить тому, что о его клиенте говорит правительство, пресса, полиция и он сам (клиент), поскольку все они могут лгать.

4. Джозеф Джемейл

Это один из самых известных адвокатов в мире и единственный миллиардер, заработавший свой капитал исключительно юридической практикой.

Журнал Forbes оценивает его состояние приблизительно в 1,5 миллиарда долларов.

Джо стал известным в 1985-м, одержав победу в одном из самых дорогостоящих дел в истории США, проходившем между двумя нефтяными компаниями: Pennzoil и Texaco. C помощью Джозефа Pennzoil удалось выиграть этот суд. Вознаграждение Джемейла составило 335 миллионов долларов! После этого случая адвокат получил прозвище «король гражданского права». В общей сложности он выиграл более двухсот дел с компенсацией более 1 миллиона долларов по каждому.

Джо Джемейл также известен своим скверным характером, эмоциональной несдержанностью и вспыльчивостью и сквернословием, а кроме того, резкой манерой проведения переговоров и нестандартным подходом к ситуации, которые позволяют ему добиваться победы своих клиентов.

Адвокат также активно занимается благотворительной деятельностью, в частности, он регулярно жертвует значительные суммы для Техасского университета, в котором он получил образование. Его именем был назван юридический факультет.

Несмотря на свой почтенный возраст (88 лет), Джо и по сей день продолжает заниматься частной практикой, говорят, что он не способен сидеть без дела.

5. Герагос Марк

Этот знаменитый американский адвокат основал свою юридическую компанию Geragos&Geragos, участвовавшую в громких делах, где фигурировали знаменитости и выигравшую 98 дел из 100!

Одним из слушаний, которое помогло Марку добиться успеха, был судебный процесс над бывшей помощницей Билла Клинтона Сьюзан Макдугал, которую обвиняли в махинациях. Никто не верил, что возможен оправдательный приговор, однако молодому Марку удалось изменить решение суда в пользу своей клиентки.

Герагос также внес существенный вклад в защиту Майкла Джексона, подозреваемого в растлении несовершеннолетних. Помимо знаменитого музыканта к услугам Герагоса обращался целый ряд известных деятелей: Роберт Дауни младший (ему инкриминировалась торговля наркотическими веществами), Вайнона Райдер (подозревалась в краже драгоценностей), Роджер Клинтон (вождение в состоянии алкогольного опьянения), Крис Браун (ему вменялось избиение его бывшей девушки, певицы Рианны).

Кроме дел с участием знаменитостей Марк также знаменит тем, что, будучи армянином по происхождению, уделял огромное внимание делам армянской диаспоры и стал ее официальным представителем в ряде организаций.

Марк Герагос выступал в качестве адвоката в судебном слушании против страховой компании «New York Life Insurance», касавшемся выплаты компенсаций полутора миллионам армян, пострадавшим во время геноцида в 1915 году. Марк одержал блистательную победу: суд обязал компанию выплатить страховую премию в размере 20 миллионов долларов.

Правила жизни Семена Арии

24 ноября в Москве на 91-м году жизни скончался известный адвокат, заслуженный юрист РФ Семен Ария. В разные годы его подзащитными были Роман Кармен, Андрей Сахаров, Ролан Быков, Петр Якир, Василий Ливанов, Наталья Фатеева, Борис Березовский. Он также представлял интересы председателя Президиума Верховного совета Узбекистана, известных следователей и адвокатов, диссидентов 60-70-х годов, крупных финансистов и хозяйственников.

Арию, с легкой руки журналистки Ольги Чайковской, называли «маршалом адвокатуры», а коллеги прибавили к этому званию еще и титул «патриция адвокатуры». Он — единственный в России адвокат, награжденный за профессиональную деятельность орденом Почета. Ария также удостоен золотой медали имени Ф.Н. Плевако (1997), а еще при жизни Арии Адвокатская палата Моковской области учредила медаль его имени, которая вручается раз в три года за выдающийся вклад в повышение престижа адвокатуры и служение во благо России. Именем Семена Арии названа звезда в созвездии Козерога.

«Право.Ru» представляет правила жизни знаменитого адвоката, составленные из его собственных высказываний.

О себе

В последних классах школы читал сборники с речами дореволюционных адвокатов. Читал взахлеб. Они производили очень сильное впечатление. И верил, что со временем обязательно свяжу свою жизнь с юриспруденцией. 2006, журнал «Российский адвокат

Никогда не был и не считал себя маршалом адвокатуры, но мнение Ольги Георгиевны [журналистка Чайковская. — прим. «Право.Ru»] мне приятно. Думаю, если бы кошку назвали Маршалом, ей бы тоже было бы приятно. 2006, журнал «Российский адвокат»

Когда был подростком, то верил не задумываясь. Прозрение пришло потом, когда понял, что лозунги не соответствуют действительности. 2002, из интервью, опубликованного в книге Владимира Нузова «Разговоры вполголоса» [На вопрос об отношении к коммунизму]

Находясь в КПСС, я себя рабом не чувствовал. Одно могу сказать точно: расставание прошло без слез с обеих сторон. 2006, журнал «Российский адвокат»

В мировой литературе много имен, которые оказали на меня глубокое воздействие. Вот стоит у меня на полке книга «Жизнь 12 цезарей» (Гай Светоний Транквилл). Полторы тысячи лет назад написано, а переиздают без остановки, читаешь, как детективный роман. Вот стоит Иосиф Флавий, два тома, «Иудейские древности». Я увлечен личностью Бонапарта, это поразительная личность. Я очень люблю Тютчева, всегда, когда езжу в отпуск, беру с собой его стихи. Что касается литераторов-прозаиков, которые мне были доступны, то я люблю Толстого, Чехова, вообще трудно перечислить всех, поскольку человеческая культура создала целую плеяду гениев, формирующих культуру цивилизации. 2004, журнал «Российский адвокат»

О войне

Подсознательно всегда понимал — это война, можно и погибнуть. 2006, журнал «Российский адвокат»

Те, кто вернулся с войны, возвращались либо фаталистами, либо с верой в Бога. Нигде перст Судьбы не обнаруживался столь наглядно, столь жестко и неотвратимо, как там. Мне довелось это испытать на себе, и не раз. 2010, «Про войну»

Я прожил [жизнь] в двух ипостасях: как солдат и как адвокат. Солдатская часть была недолгой, всего пять лет. Но четыре из них пришлись на большую войну и потому запомнились почти каждым днем, который удалось прожить. Вся остальная, адвокатская часть была подарком судьбы хотя бы уже потому, что живым вернулся из части первой. Ария С.Л. Жизнь адвоката. Издание 3-е, дополненное и исправленное. — М.: Американская ассоциация юристов, 2010.— 490 стр. (из серии: Выдающиеся юристы).

О первом деле

[Первое дело] припоминаю очень смутно. Дело рассматривалось в Дмитрове (Московская область.- «Право.Ru»). Все выглядело просто позорно. Меня, так называемого адвоката, трясло, боялся сказать лишнее слово, пугался судьи… Гражданское дело я проиграл, причем с треском. 2006, журнал «Российский адвокат»

О сути адвокатуры

Общепринято: адвокат обязан использовать все законные средства для защиты интересов клиента. Но требования нравственности шире рамок закона. И потому средства защиты должны быть не только законными, но и нравственно безупречными. Клиенту в большинстве случаев безразлично, какими средствами адвокат добьется нужного результата. Но нам и корпорации это не безразлично. 1995, из выступления на конференции адвокатов в Санкт-Петербурге

Нет идеальных людей. В каждом из нас, если копнуть, притаилось что-нибудь дурное. Разве не знаем мы среди своих коллег лентяев, халтурщиков, эгоистов, хамов? Но хуже всего дефицит чести, непорядочность. Поэтому — не совершать ничего сомнительного! Подобный поступок неизбежно — повторяю, неизбежно! — рано или несколько позже станет известен и навсегда погубит репутацию, а с нею и карьеру адвоката. 1995, из выступления на конференции адвокатов в Санкт-Петербурге

В условиях нормального, непредвзятого правосудия задача адвоката — выявить все оправдывающие или смягчающие обстоятельства случившегося и тем самым способствовать вынесению законного и обоснованного судебного решения. 2002, из интервью, опубликованного в книге Владимира Нузова «Разговоры вполголоса»

Наибольшее количество судебных процессов касается обвинений, которые государство предъявляет личности, вот в этом противостоянии личность должна иметь рядом советчика и защитника, вот в этом и есть суть адвокатуры. Ария С.Л. Жизнь адвоката.

В свое время, когда по оплошности Министерства юстиции в стране расцвели так называемые параллельные коллегии, мне довелось позвонить в одну из них. Автоответчик бодрым голосом сказал: «Вы набрали номер адвокатской коллегии «Канон». Если у вас есть деньги, говорите после длинного сигнала». К сожалению, это далеко не единственный пример использования адвокатуры случайными людьми, глубоко чуждыми духу и социальным целям этого необходимого правосудию и угодного людям института. Ария С.Л. Жизнь адвоката.

В качестве адвоката мне довелось защищать — и подчас весьма успешно облегчая их участь, — лиц, решительно не принятых в приличном обществе, и даже настоящих шпионов. Мне довелось, и тоже подчас успешно, защищать людей, обвиненных государством по ошибке или сознательно в не совершенных ими злодеяниях. Ария С.Л. Жизнь адвоката.

Желаешь ты этого или не желаешь, а процесс воскрешается в памяти, причем со всеми подробностями, в ушах звучат слова обвинения, видишь испуганные глаза подзащитного, по нескольку раз, словно на магнитофоне, прокручиваешь собственные речи… Может, если бы тот или другой факт преподнес иначе, глядишь, судья внял бы твоему доводу и вынес более мягкое решение. 2006, журнал «Российский адвокат»

О защите диссидентов

По общеуголовным делам работать можно было совершенно спокойно, дела разрешались зачастую правильно, исправлялись грубые ошибки, можно было смело защищать и произносить довольно рискованные речи. А вот по делам с политической подкладкой, там, где начинались дела об антисоветской агитации, нужно было быть очень осторожными и аккуратными. 2010, из интервью сотрудникам представительства Американской ассоциации юристов в РФ

Ко мне обращались родственники и друзья диссидентов, потому что к тому времени в своей области я имел уже определенный опыт и известность. Эти дела были чрезвычайно интересны с профессиональной точки зрения. Словно хождение по высоко поднятому канату. Ария С.Л. Жизнь адвоката.

Круг адвокатов, принимавших на себя защиту по делам диссидентов, был предельно узок. Причины этого не нуждаются в пояснениях. Что же побуждало нас соглашаться на участие в этих политических спектаклях, проходивших под строжайшим надзором КГБ и ЦК КПСС и по их сценариям? Всех нас приглашали для защиты друзья или родные обвиняемых, что позволяло узникам чувствовать рядом плечо и иметь средство общения с волей. Мы были к тому же теми единственными образованными юристами, которым государство, скрипнув зубами, вынужденно позволяло противодействовать карательной машине, публично указывать на несостоятельность обвинения и тем самым демонстрировать, что происходит расправа. 2010, «Записки адвоката»

Защита [диссидентов] не была формальной. Несмотря на то что она была жестко ограничена правовыми вопросами дела, даже в этих рамках она осуществлялась нами достаточно активно и настойчиво. Выбор точной границы, за которой начиналась поддержка политических взглядов подсудимых (а вместе с нею и конец адвокатской карьеры), был доступен только опытным профессионалам, хорошо владевшим к тому же и гибким русским, и эзоповым языком. 2010, «Записки адвоката»

Для Бориса Золотухина его речь в защиту [Александра] Гинзбурга имела драматические последствия. Тотчас после нее был объявлен краткий перерыв, и он стоял сильно побледневший, потупив лаза. Я подошел и спросил, что с ним. Он удрученно сказал: «Меня в одном месте понесло. я отступил от плана». Он оказался прав. Когда изложение его речи было опубликовано в одной из западных газет (источник остался для меня загадкой), его исключили из партии и из коллегии адвокатов. 2010, «Записки адвоката»

Председательствовал судья Лев Миронов, оставивший по себе тяжелую память. Процесс [по делу Юрия Галанскова, Александра Гинзбурга, Алексея Добровольского и Веры Лашковой, которые открыто протестовали против приговора писателям-диссидентам Андрею Синявскому и Юлию Даниелю в 1967 г.] он вел, всячески демонстрируя отсутствие каких-либо прав у подсудимых, а также острый дефицит времени у себя лично. Ни одному из подсудимых не была дана возможность связно изложить свои объяснения относительно вмененной им диверсии мысли. Миронов был груб и пренебрежителен не только с ними, но и со свидетелями. 2010, «Записки адвоката»

О процессуальных противниках и об эмоциях адвоката

Уважительный тон обязателен для адвоката и при необходимости критики позиций процессуальных противников, в первую очередь прокуроров. Профессор Харьковского университета Л.Е. Владимиров в начале века опубликовал книгу «Адвокатус милес» («Воинствующий адвокат»). Он призывал в ней: «Рвите в речах своих в клочья доводы противников и с хохотом бросайте их на ветер!» Полагаю, адвокат не извлечет пользы делу из такой методики. Критика противника будет куда действенней, если она будет спокойной и аргументированной, то есть этичной. Судебный оратор может стремиться вызывать чувства у судей, но не демонстрировать собственные. Ария С.Л. Жизнь адвоката.

Считаю, что адвокат вправе руководствоваться собственными эмоциями, но если он принял защиту, обязан сделать все возможное и невозможное, чтобы выполнить свою миссию. 2006, журнал «Российский адвокат» [На вопрос, имеет ли право адвокат в работе с клиентом руководствоваться собственными симпатиями и антипатиями?]

К понятию профессионализма относится и владение эмоциями при публичном выступлении. Сдержанная, ненавязчивая манера речи, когда оратор как бы делится с судьями своими мыслями о деле, о связанных с ним нравственных и правовых проблемах, помогает адвокату быть понятым и найти сочувствие надежнее, чем любой другой тон выступления Ария С.Л. Жизнь адвоката.

О высшей мере наказания в отношении подзащитных

За всю мою долгую адвокатскую жизнь было только два случая, когда моих подзащитных приговорили к высшей мере, Виктора Раскина и Палиева. Палиев был директором магазина «Таджикистан». Ему инкриминировали крупное хищение. Я обращался во все конституционные инстанции, и дело кончилось тем, что ему заменили высшую меру в порядке помилования. 2006, журнал «Российский адвокат» [Дело Палиева, обвиняемого в особо крупных хищениях, спекуляции валютными ценностями и товарами, в получении взяток, подлогах документов рассматривал в 1974 г. ВС РСФСР в первой инстанции]

Дело Палиева относится к той категории, где возможность просьбы обвинителя о смертной казни отнюдь не очевидна. Мы так и не знали до конца, что попросит прокурор. Это не то дело, где наше нравственное чувство заранее шепчет: тут нужно казнить, этот человек не вправе жить на свете. Правда, закон говорит: можно и казнить. Но давно уже не применяли по хозяйственным делам такое наказание… Здесь старый и больной подсудимый… В обвинительном заключении отмечены смягчающие обстоятельства… Словом, сомневались весьма, чтобы был такой запрос обвинителя. Ария С.Л. Жизнь адвоката.

Суд возложил на меня обязанность защиты по делу, где эта задача представляет исключительную трудность. Сына обвиняют в убийстве родителей, самых близких ему людей. Если это верно, то вправе ли кто-то защищать его в деле, где само слово «защита» звучит кощунственно? Покойный Борис Семенович [Раскин] был доброжелательным человеком и умным адвокатом. Я знал его. А мне нужно защищать его убийцу. Вправе ли я? Эти два нравственных вопроса довлеют над защитником [по назначению] Виктора Раскина и превращают выполнение обычной профессиональной обязанности в мучительное бремя, которое нужно нести на себе как крест. И поэтому, несмотря на стремление добросовестно выполнить долг защитника, я боюсь, что не смогу сказать все нужное, и заранее прошу о снисхождении к моей речи. Выступление в ходе прений сторон в Мособлсуде в 1966 г.

Мы любим своих детей, потому что они наше продолжение, наше бессмертие, умирая, мы продолжаем жить в них. Супруги Раскины убиты, но они продолжают жить в своем сыне. Казнить его — значит пресечь все, что еще осталось от них на свете. И потому я думаю, что если бы они могли вымолвить здесь хоть слово, это было бы слово мольбы о сохранении жизни подсудимому Раскину. Потому что это единственный сын их. Прислушайтесь к этой безмолвной мольбе. Выступление в ходе прений сторон в Мособлсуде в 1966 г. [Адвокат убедил суд, что убийство совершено не по корыстным мотивам, а на почве личных отношений, однако суд признал, что оно совершенно с особой жестокостью и Раскин был осужден к смертной казни. Кассационные жалобы на приговор и ходатайство о помиловании были отклонены. Приговор приведен в исполнение в 1967 г.]

О коллегах

Я знал адвоката, которого приговорили к расстрелу за вредительство в правосудии, но не успели расстрелять, поскольку умер Сталин, это был Ицков. Это была очень интересная личность, единственный человек, который участвовал в политических процессах. Он говорил в суде: «Это дело создано врагами партии и советского государства». Его освободили, реабилитировали и восстановили в адвокатуре. На общем собрании городской коллегии адвокатов, когда на трибуну поднимался Ицков, все дрожали, заранее зная, что он будет говорить. Выходя на трибуну, он говорил буквально следующее: «Вот тут сидит в президиуме заместитель министра юстиции такой-то, вы посмотрите, как он сидит, как он по-хозяйски заложил ногу за ногу, каким хозяином он тут себя чувствует». И заместитель министра тут же весь сжимался. 2004, журнал «Российский адвокат»

Читайте так же:  Взятки гибдд суммы

Пару лет назад весьма известный московский адвокат в популярном журнале следующим образом одобрительно отозвался о себе: «Если нужные клиенту доказательства находятся в отхожей яме, а у меня связаны руки, то я достану их зубами». После такой информации он, быть может, и приобретет еще большую известность, но стоит ли ради этого так унижать себя и свою профессию? 1995, из выступления на конференции адвокатов в Санкт-Петербурге

Мне кажется, адвокат Плиев сделал не все, что следовало. Если верить газетам, он молчал на всем протяжении процесса и лишь в конце произнес некую речь, т. е. был пассивен. Если это так, то защиты не было. А сказать-то защитнику было что. Конечно, там требовалось немалое мужество. Но если решился на эту труднейшую роль, то нужно работать. По своей силе это могла быть шекспировская защита, нужно было только найти правильные ходы, чтобы тебя самого не схватили за глотку. Плиев должен был объяснять поведение своего подзащитного. Почему он пошел на это смертельное для него самого дело, заведомо зная, каков будет конец. По своему драматическому накалу эта защита могла бы потрясти слушателей. И это не значит, что адвокат своей речью спас бы обвиняемому жизнь, но он выполнил бы свой долг, объяснив суду внутренние побудительные причины, толкнувшие подзащитного на этот шаг. Плиев ничего не сделал. Конечно, можно только предположить, он боялся упреков коллег, земляков, но если боишься, не берись. май 2006, журнал «Российский адвокат» (Речь об осетинском адвокате Альберте Плиеве, который по назначению защищал Нурпаши Кулаева, единственного из террористов оставшегося в живых после захвата заложников в школе города Беслана.)

Первым из дел о государственных преступлениях, в которых мне довелось участвовать (1956 г.), было дело Завиркина и Тарасова (Франц Завиркин обвинялся он в измене родине и шпионаже: «выдал» гостю-иностранцу оборонный профиль примыкавшего к его дому учреждения, а заодно и в хранении антисоветской литературы. Тарасов привлекался как соучастник). Я защищал Завиркина, а 17-летнего Тарасова — адвокат Б., в прошлом заместитель председателя Мосгорсуда, седой задумчивый человек. Так, задумчиво, он и вел защиту. Мой коллега, адвокат Б., сказал мне после оглашения приговора (Завиркин — 10 лет лишения свободы, Тарасов — семь лет): «Вы еще молоды, я — прожил жизнь и знаю ее лучше вас. Я говорю вам: не подавайте жалобу на приговор, думайте прежде всего о себе. Они там [в КГБ] не любят, когда жалуются, порочат их работу». Этот запуганный человек так и поступил — жалобы не подал. Я пренебрег советом коллеги и жалобу подал, причем достаточно полную, чтобы в мягкой форме изложить все, что думаю о приговоре. 2010, «Записки адвоката» [Приговор был отменен, а дело, подвергнутое в определении критике, далеко вышедшей за рамки жалобы, возвращено на доследование. Оно вернулось впоследствии в суд, но уже без обвинения в измене и шпионаже. За антисоветскую литературу Завиркин получил 3 года, Тарасов был освобожден].

В закрытом судебном заседании рассматривается дело о мужеложестве (многие десятки лет оно было уголовно наказуемым). Подсудимые — их пятеро — и полтора десятка свидетелей на протяжении нескольких дней детально повествуют о разнообразных половых актах, которые совершались с ними или при них. Адвокат Л. свою защитительную речь в прениях начинает с призыва к партийному взгляду на дело: «Граждане судьи! Я считаю, что мы должны посмотреть на это дело сквозь призму решений XXIII съезда КПСС!» Мой коллега сердито бормочет мне: «Ну, знаете! Такого здесь наслушались — так ему еще и сквозь призму надо…» 2010 «Судебные диалоги»

Об адвокатском гонораре

Гонорар его [адвоката] тоже интересует, это не пустяк. Но, когда начинается работа, он забывает о гонораре и вживается в дело. 2006, журнал «Российский адвокат»

Умеренность и щепетильность в гонорарных вопросах не обеднят адвоката. Англичане говорят: «Не в деньгах счастье, но в них что-то есть…» Это фактор, с этим трудно спорить. Но присмотритесь, кто перед вами. И помните, по возможности, что адвокатура не просто средство кормления, как полагают подчас, а «служение общественное» (А.Ф.Кони). Ария С.Л. Жизнь адвоката. Издание 3-е, дополненное и исправленное. — М.: Американская ассоциация юристов, 2010.— 490 стр. (из серии: Выдающиеся юристы).

Об обвинительном уклоне в российских судах

Обвинительный уклон существует, это факт неоспоримый. Причем грубый обвинительный уклон. И те меры, которые предпринимаются по совершенствованию [судебной] системы, никакого отношения к обвинительному уклону не имеют. Овинительный уклон — это настрой, тенденция, он в России всегда был и будет. На память приходит анекдот о том, что «когда при начале разоружения пытались перевести российскую оборонную промышленность на производство швейных машин, даже после модернизации все равно получались только пулеметы». По существу, обвинительный уклон объясняется многолетней работой государственной власти по его насаждению, это укоренилось в сознании всех действующих юристов до такой степени, что для борьбы с этим уклоном нужно менять само сознание. А для этого должно смениться поколение юристов. 2010, из интервью сотрудникам представительства Американской ассоциации юристов в РФ

В перестроечные времена под лозунгом «долой монополию традиционных коллегий» Министерство юстиции стало широко разрешать возникновение самостийных коллегий. Туда хлынули люди, уволенные из правоохранительных органов то ли по профессиональной, то ли по нравственной непригодности; создавались адвокатские конторы, и на сегодняшний день я не могу хулить их целиком и полностью — там немало людей, которых надо гнать поганой метлой из органов правосудия. 2010, из интервью сотрудникам представительства Американской ассоциации юристов в РФ

О взятках судьям

По делам, которые я вел, давали взятки или нет, мне неизвестно, но со слов и моих клиентов, и других адвокатов мне известны достоверные случаи, когда судьям платили за результат и по уголовным делам, и по гражданским. 2002, из интервью, опубликованного в книге Владимира Нузова «Разговоры вполголоса»

В Москве Верховный Суд СССР слушал дело Киевского нарсуда. В составе Киевского народного суда было 12 участков. Так вот, на скамье подсудимых сидело 11 судей, на одного не нашли материалов и он проходил по делу свидетелем. Это было при Сталине. Брали взятки и тогда, да и сейчас берут. 2002, из интервью, опубликованного в книге Владимира Нузова «Разговоры вполголоса»

О суде присяжных

С горечью констатирую: российский менталитет еще не дорос до суда присяжных. К сожалению, сегодня не тот нравственный уровень в нашем обществе. май 2006, журнал «Российский адвокат»

Сам факт, что допустили, наконец, суд присяжных, которого боялись как огня, это уже большой прогресс. Но нужна поправка на ситуацию в России, которая несколько осложняется тем обстоятельством, что люди не хотят идти в суд присяжными, они считают это занятие обременительным. К тому же сидение в больших процессах отнимает время и не оплачивается должным образом. Присяжные доступны постороннему влиянию, тайна совещания присяжных абсолютно не обеспечивается. Во время обсуждения дел присяжные находятся не в совещательной комнате, как это было в царской России, а ходят домой ночевать, уходят на выходные дни и, естественно, общаются с людьми, которые высказывают им свою точку зрения на дело, в котором они участвуют. В России, к сожалению, не обеспечиваются полностью условия для нормальной работы суда присяжных. 2010, из интервью сотрудникам представительства Американской ассоциации юристов в РФ

О собственной формуле законности

Я написал очень короткую формулу подобного баланса и считаю ее удачной: законность должна обеспечиваться сочетанием стабильности системы правовых норм с порядочностью и достоинством правоприменителей. 2002, из интервью, опубликованного в книге Владимира Нузова «Разговоры вполголоса»