Ответственность единоличного исполнительного органа в ооо

К вопросу об ответственности единоличного исполнительного органа юридического лица

Рубрика: Юриспруденция

Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №7(28)

К вопросу об ответственности единоличного исполнительного органа юридического лица

Правовой статус генерального директора как субъекта корпоративных правоотношений представляет особый интерес для изучения ввиду того, что является ключевой фигурой, которая осуществляет руководство организацией, действует без доверенности от имени юридического лица, выполняет функции единоличного исполнительного органа. [11 C.6]

Правомерно было бы отметить, что именно генеральный директор, являясь единоличным исполнительным органом, принимает большинство организационных решений, определяющих функционирование организации. Очевидно, от профессионализма, навыков, достаточного уровня квалификации зависит успешность деятельности предприятия, а как следствие, судьба капиталовложений многих участников.

Идеально, если пост генерального директора занимает специалист, обладающий не только необходимыми навыками в области корпоративного взаимодействия, но и готовый реализовывать свой потенциал в соответствии с целями создания организации.

Ситуация кардинально меняется, когда деятельность руководителя, пусть и профессионального, идет в разрез с общеустановленными целями и прикрывается вуалью «естественных хозяйственных сделок», при которых, как писал М.И. Кулагин: «представляется возможным «запустить руку в карман предприятия», обставляя это соответствующими формальными операциями». [12]

Вероятнее всего, риск возникновения описанной ранее ситуации минимизируется, если генеральный директор по совместительству является учредителем организации.

Предположение основано на том, что при указанных обстоятельствах лицо будет заинтересовано в сохранении собственных капиталовложений, что предполагает проведение грамотного руководства.

Высказанное мной предположение является стройной фикцией, поскольку не всегда руководитель, имеющий долю в организации, откажется от применения корыстных механизмов при ведении бизнеса.

Теория, при которой совмещение интересов учредителя и директора в одном лице способствует организации «безопасного» для остальных учредителей бизнеса, к сожалению, не подтверждается судебной практикой, отражающей механизмы создания «подставных фирм», заключения фиктивных сделок[2], проведения необоснованных выплат премий[3] и т.д.

Статус единоличного исполнительного органа, предполагающий широкой комплекс правомочий в области корпоративного управления, заставил задуматься о механизмах привлечения к ответственности управляющего в случае злоупотребления правами.

Интересно разобраться, как законодатель определяет критерии неправомерного поведения руководителя, способствующего взысканию с него убытков в пользу юридического лица.

Гражданское законодательство п.3 ст. 53 ГК устанавливает, что орган юридического лица должен действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

По мнению Е.Богданова, «под добросовестностью участников гражданских правоотношений следует понимать субъективную сторону их поведения, т.е. когда они не знали и не могли знать о правах третьих лиц на соответствующее имущество или об иной своей неуправомоченности».[6]

В.И.Емельянов полагает, что лицо признается добросовестным в том случае, когда оно действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда. [10]

В отношении презумпции факта добросовестности действий руководителя юридического лица существует правовая дискуссия. Некоторые авторы, ссылаясь на п.3 ст. 10 ГК РФ, указывают, что добросовестность и разумность лиц, зафиксированных в ст. 71 закона «Об акционерных обществах» презюмируется.

А.А. Маяковская полагает, что ссылка на п.3 ст. 10 ГК в данном случае некорректна, поскольку ст. 71 закона «Об акционерных обществах» не ставит защиту чьих-либо прав в зависимость от добросовестности и разумности управляющих. [13]

Очевидно, что при осуществлении предпринимательской деятельности органы юридического лица должны действовать в соответствии с законом и уставом, руководствуясь целесообразностью и хозяйственной выгодой. Необходимо отметить, что п.3 ст. 53 ГК РФ устанавливается презумпция невиновности юридического лица при осуществлении своей компетенции и доказывается участниками хозяйственного общества, требующими возмещения убытков. [4]

Термин «ответственность», лежащий в основе проводимого анализа, неизбежно заставляет рассмотреть категорию вины применительно к органам управления юридического лица.

Необходимо разобраться, что представляет собой вина: субъективное отношение к противоправному поведению или несоответствие поведения объективным стандартам?

Если рассматривать вину руководителя как субъективное отношение к противоправному деянию, то получается, что руководители, которые в силу профессиональной непригодности не осознавали характер совершаемых действий, от ответственности будут освобождаться. [5]

Такая позиция не представляется справедливой в полной мере. Очевидно, что суд при выяснении наличия вины будет проводить сопоставительный анализ с поведением среднестатистического человека, оказавшегося в аналогичной ситуации.

Вызывает обоснованное опасение, что суд сформирует усредненную модель специалиста с набором навыков «профессионала» в области управления бизнесом.

Подобная ситуация приведет к тому, что от ответственности будут освобождаться лица, в полной мере осознающие сомнительность своего поведения, однако, «подстилающие соломинку» в виде стандартного набора действий.

Правовые основания для привлечения к ответственности единоличного исполнительного органа организации вызывают множество вопросов.

К сожалению, наличие Постановления Пленума ВАС «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», не вносит ясность.

Так, вызывает сомнение положение, в соответствии с которым истец обязан доказать наличие убытков (п.2ст15ГК РФ), а так же то, что убытки причинены юридическому лицу виновными действиями директора. В абз. 2 п.1 Постановления Пленума ВАС «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указывается, что вина директора находится в прямой зависимости от его недобросовестных и неразумных действий.

Возникает парадоксальная ситуация, при которой вина директора определяется нарушением обязанности действовать добросовестно и разумно, но при этом бремя доказывания возлагается на истца.

Гражданское законодательство не раскрывает категорию вины.

Отражение можно найти лишь в специальных законах об «ООО», «АО». Однако анализ положений специальных законов не указывает, что вину должен доказывать истец.

В своих рассуждения автор научной публикации Т.С. Бойко высказывает предположение о том, что Постановление Пленума ВАС «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» закрепляет вину директора. Вывод напрашивается посредством анализа Постановления Пленума ВАС и п.1 ст. 401 ГК РФ о признании лица невиновным ввиду исполнения им обязательства при применении необходимой заботливости и осмотрительности.

Следовательно, возложенная обязанность доказывания вины на истца свидетельствует о доказывании вины директора. [7]

Плешков Д.В. считает, что «вина руководителя, причинившего убытки обществу, должна презюмироваться — подобно тому, как презюмируется вина лица, нарушившего обязательство.

Такой подход стимулирует руководителя к хранению доказательств, свиде­тельствующих об обстоятельствах принятия того или иного решения». [14]

Не безосновательно вызывает сомнение формулировка о действиях при наличии конфликта между личными интересами директора и интересами юридического лица, а также при наличии заинтересованности в совершении сделки.

Описанные основания явно свидетельствуют о недобросовестном поведении в случае, если информация о совершении таких сделок не придавалась огласке, совершалась тайно.

Будет ли действовать рассмотренное ранее основание, если директор поставил в известность общее собрание, действовал с разрешения и при соблюдении процедуры согласования сделки?

Представляется интересным рассмотреть ответственность директора при ситуации, когда решение было принято с одобрения коллегиального органа юридического лица.

Ведь возможно развитие событий, при которых коллегиальный орган, несмотря на приводимые аргументы директора, настоял на принятии определенного решения.

Не секрет, что отдельный человек, попадая в какой-либо коллектив, теряет свои личностные особенности и подчиняется закономерностям организации. Подтверждением может служить психологическая теория Густава Лебона, заключающаяся в том, что «индивид очень легко приносит в жертву свои личные интересы интересу коллективному». [9]

Логика заставляет снять ответственность с директора, который заранее согласовал принятие решения, получил одобрение, или даже принял решение по поручение коллегиального органа.

А.В. Габов отмечал, что «…если единоличный исполнительный орган был лишь исполнителем воли коллегиального органа, не имел отношения к инициации рассмотрения сделки, то привлекать его к ответственности — значит привлекать к ответственности невиновное лицо, что неправильно». [8]

Логика законодателя направлена в кардинально противоположном направлении. Ввиду того, что директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица, стратегически неверные действия, повлекшие причинение убытков для юридического лица, пусть и одобренные советом, не снимают с директора ответственности.

Факт одобрения экономически невыгодной сделки советом директоров, возлагает лишь обязанности нести солидарную ответственность.

Как отметила Т.С. Бойко: «Представляется целесообразным придерживаться принципа разделения компетенций и ответственности органов управления юридического лица. Единоличный исполнительный орган или члены коллегиального исполнительного органа должны нести ответственность только в случае неразумного и недобросовестного исполнения ими обязанности по раскрытию и предоставлению всей необходимой для принятия решения информации совету директоров и участникам юридического лица». [7]

О недобросовестности и неразумности свидетельствует также действия не в интересах юридического лица.

Неясным остается, какой смысл вкладывает законодатель в определение «интересы юридического лица».

Ввиду специфики предпринимательских отношений, существования обычного предпринимательского риска, юридическое лицо априори не может на постоянной основе действовать исключительно в собственных интересах. Получается, любую сделку, которая привела к имущественным потерям, можно подвести под «действие не в интересах юридического лица». Представляется, что на законодательном уровне уместным было бы четко сформулировать дефиницию интересов юридического лица.

Еще одной ситуацией, презюмирующей недобросовестность действий директора, является совершение сделки на заведомо невыгодных для юридического лица условиях.

Вероятно, логика законодателя сводится к тому, что невыгодные для юридического лица условия должны носить явный характер злоупотреблений. Однако, отсутствие четких критериев «выгодной сделки» вновь дают возможность задуматься: можно ли считать выгодной сделкой безубыточные сделки?

А что если, сделка хоть и была убыточной, но сумма потерь оказалась намного меньше прогнозируемых при схожей экономической ситуации?

Ответ на этот вопрос дает Д.В. Плешков, который утверждает, что: «факт осознания возможной или неизбежной вредоносности действия для общества еще не означает недобросовестности лица.

Если руководитель осознает вредоносность собственных действий, но желает совершить их для предотвращения еще большего вреда (при условии, что этот вред не может быть предотвращен иначе), и принимает все необходимые меры для минимизации негативных последствий либо для их упреждения, то его действия следует считать добросовестными». [14]

Помимо того, что законодатель вновь оставил возможность неоднозначно толковать формулировки, он еще обременил суд необходимостью проводить экономический анализ целесообразности и разумности сделки.

Создается ситуация, при которой бизнес-ошибки, неизбежно присутствующие в предпринимательской деятельности, могут рассматриваться судом как основания для возмещения руководящим органом убытков.

Олицетворением недобросовестности и неразумности также является принятие решений без учета известной информации или при ситуации, когда директор не совершил действий, направленных на получение коммерчески значимой информации.

Парадоксально, но причиной провальных коммерческих сделок является именно отсутствие необходимой информации.

Означает ли требование законодателя о совершении сделки при полной осведомленности о платежеспособности контрагента необходимость прибегать к самостоятельным проверкам партнеров, мониторингу их финансовой деятельности или достаточно использовать общедоступную информацию, предоставляемую самим участником?

Вероятно, в данном случае определить критерии действий, необходимых для поиска информации в достаточном объеме, крайне затруднительно.

Ответом на поставленные вопросы будет являться судебная практика.

Анализ законодательства, регулирующего вопросы ответственности генерального директора за недобросовестные действия, существенно снижает привлекательность высокой должности.

Отсутствие четких формулировок, расплывчатость определений, а как следствие, разрозненность судебной практики заставляет задуматься о том, что фактически любую бизнес ошибку можно квалифицировать как недобросовестное действие. Дополнительное опасение вызывает обстоятельство, при котором экономическим анализом будет заниматься суд.

Хотя, не стоит быть столь категоричным в отношении последнего опасения. Можно предположить, что судебная практика пойдет по пути западной концепции под названием «business judgment rule»(правило делового решения), в соответствии с которой презюмируется, что директор принимает решения добросовестно, в интересах компании, а суды не исследуют результат деятельности директора, а оценивают процесс принятия решения директором с позиции степени его информированности, добросовестности, соблюдения интересов компании. [15]

Хотелось бы привести мнение ряда зарубежных экспертов, которые считают, что необходимо расширить круг лиц, ответственных перед обществом за убытки. Ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» четко ограничивает ответственных субъектов.

Однако четкая позиция законодателя по этому вопросу делает невозможным привлечение к ответственности лиц, не включенных в перечень, но чьи действия существенно влияют на финансовое положение общества. Как отмечала Чеховская С.А., в соответствии с действующим законодательством, если лицо является заместителем генерального директора по финансовым вопросам в обществе, но не входит ни в правление, ни в совет директоров, то формально к нему не применяется вышеназванная статья. [15]

В российской практике уже есть случаи неприменения ответственности по ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» к заместителю директора, поскольку лицо не входит в круг лиц, перечисленных в законе. [1]

Читайте так же:  Собственность и процветание

Кроме того, представляется необходимым вынести на рассмотрение ряд поправок, касающихся ответственности единоличного исполнительного органа, взяв при этом за основу лучшую корпоративную практику развитых стран. Очевидно, невозможно ограничиться только декларативными нормами, устанавливающими обязанность действовать разумно и добросовестно в интересах юридического лица.

Необходимо создать и обеспечить систему защиты для лиц, вынужденных в силу своего должностного положения принимать рискованные решения.

В своем стремлении обеспечить возможность взыскания убытков с исполнительного органа, законодатель разрушат бизнес активность.

Предпринимательская деятельность директоров ставится в жесткие рамки, выход из которых грозит привлечением к ответственности. Вероятно, решением проблемы могло бы стать страхование ответственности директоров. Кроме того, представляется обоснованным подход, при котором будет происходить расширение круга ответственных перед юридическим лицом субъектов.

Ответственность единоличного исполнительного органа в ооо

Ответственность единоличного исполнительного органа, ответственность генерального директора

Правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами в Российской Федерации, образованными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным «законом» , путем разрешения экономических споров и рассмотрения дел, отнесенных к компетенции Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации по правилам, установленным законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах.

Арбитражный юрист Кирющенко Константин Валерьевич и коллектив профессиональных юристов специализирующихся на экономических и корпоративных спорах осуществляют судебное представительство клиента в Арбитражном суде Красноярского края, Третьем апелляционном арбитражном суде, Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. К компетенции Арбитражного суда отнесено разрешение экономических споров и рассмотрение иных дел с участием организаций — юридических лиц, граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя.

Если Ваша организация или Вы находитесь не в пределах Красноярска, то Вы можете обратиться к нам и мы используя современные средства связи проконсультируем Вас, где бы Вы не находились. Заключение договора на представительство позволит Вам сэкономить значительные денежные средства на переезды и перелеты, а мы сделаем так, что общение онлайн будет для Вас удобным и не менее плодотворным, чем живое общение и обсуждение проблем.

Юридическая консультация адвоката Онлайн Вы можете получить юридическую консультацию онлайн , задав интересующий Вас вопрос.

Ответственность, взыскание убытков с генерального директора

Согласно ст. 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью единоличный исполнительный орган несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные своими виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При определении основания и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Необходимо отметить, что п. 1 ст. 53.1 ГК РФ, введенной в действие 01.09.2014 Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ, возлагает на лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа ООО, обязанность по возмещению убытков, которые были причинены по его вине обществу.

Согласно п. 1 ст. 53.1 ГК РФ лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, несет ответственность, если при осуществлении прав и исполнении обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Помощь адвоката при разрешение спора об Ответственность, взыскание убытков с генерального директора:

  • консультация адвоката по вопросам привлечения к ответственности генерального директора;
  • консультация и письменный анализ адвоката с оценкой и письменным анализом перспективы судебного разбирательства;
  • анализ договоров и прочих документов, имеющих отношение к делу, подготовка запросов в истребовании необходимых жокументов;
  • анализ хозяйственной деятельности предприятия , привлечене экспертов , аудиторов для анаиза резальтатов деятельности генерального директора;
  • ведение переговоров с противоположной стороной в т.ч. на предмет возможности мирного урегулирования спора;
  • подготовка всех необходимых процессуальных документов: претензии, иски, ходатайства, заявления, письменные пояснения, запросы , заявлений о принятии обеспечительных мер;
  • участие и представление интересов доверителя на судебных заседаниях в судах первой, апелляционной и касационной инстанции , до принятия окончательного решения по делу.

Ответственность единоличного исполнительного органа, ответственность генерального директора .

20.05.2017 г. Вопрос : Можно ли взыскать убытки общества с генерального директора, если в результате инвентаризации выявлена недостача товара ?

Участник общества вправе обратиться в арбитражный суд с иском к генеральному директору о взыскание убытков составляющих недостачу продукции, выявленную в ходе инвентаризации и проведения аудиторской проверки. В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.
В силу статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

01.05.2017 г. Вопрос : Как правильно провести инвентаризацию ? Подробнее .

26.04.2017 г. Вопрос : Можно ли взыскать убытки общества с участника общества ? Можно ли взыскать убытки общества солидарно с генерального директора и участника общества ?

Если участник общества действовал противоправно и не в интересах общества , то с него могут быть взысканы понесенные обществом убытки от его действий. Противоправные действия бывшего участника ООО может заключаться в следующем. Участник общества при осуществлении им своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. На каждого участника общества в полной мере распространяются предусмотренные уставом обязанности по недопущению своими действиями негативных последствий для общества. Участники общества должны соблюдать его интересы, обеспечивать сохранность. Если участник общества принимает решение об убыточной сделки, то данный факт свидетельствует о действиях не в интересах общества.

В силу статьи 322 Гражданского кодекса Российской Федерации солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства. Солидарный характер ответственности лиц, совместно причинивших вред, может объясняться неделимостью результата их вредоносных действий и необходимостью создания условий для восстановления нарушенных прав потерпевшего. Под совместным причинением вреда понимаются действия двух или нескольких лиц, находящиеся в причинной связи с наступившими вредными последствиями. Вред, явившийся нераздельным результатом неправомерных действий двух и более лиц, независимо от времени этих действий представляет собой совместно причиненный вред. При этом причинная связь между каждым из этих действий в отдельности и результатом должна быть прямой, а не опосредованной. Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ч. 1 ст. 1080 ГК РФ). Необходимым условием применения солидарной ответственности является установление факта совместных действий сопричинителей; наступивший вред 12 должен находиться в причинной связи с результатом действий, в которых участвовали все эти лица, независимо от их вклада в совместное причинение. Баскаев А. Т. принял решение, а Замкова Т.Т. совершила сделку по реализации единственного недвижимого имущества, принадлежащего обществу на невыгодных условиях, в результате которой обществу был нанесен материальный ущерб, а само общество фактически прекратило свою деятельность. Поскольку в данном случае вред ответчиками Баскаевым А.Т. и Замковой Т.Т. причинен совместно, причинная связь между действиями каждого ответчика и негативным результатом является прямой, то ответчики должны нести ответственность перед истцом солидарно.

Если основным видом деятельности общества является сдача имущества в аренду, то с лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, могут быть взысканы убытки в размере суммы арендных платежей, которые не были получены обществом в связи с отчуждением имущества, сдаваемого в аренду, по недействительной сделке. Подробнее .

( Вышеизложенная позиция получила подтверждение в Определении ВАС РФ от 18.06.2014 N ВАС-6926/14 по делу N А35-9371/2012. Примечание : Участник общества обратился о взыскание в пользу общества убытков с бывшего генерального директора. )

Удовлетворение требования о взыскании убытков с лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа ООО, не зависит от того, имелась ли возможность возместить имущественные потери общества путем применения иных способов защиты гражданских прав.

Если директор совершил недобросовестные действия, в результате которых общество утратило права на недвижимое имущество, то с этого лица могут быть взысканы расходы на регистрационные действия, связанные с восстановлением указанных прав.

Совершение лицом, осуществлявшим функции единоличного исполнительного органа, сделки по распоряжению имуществом общества по заниженной цене является основанием для взыскания с данного лица убытков.

Согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» недобросовестность лица, входящего в состав органов юридического лица (директора), считается доказанной, если оно знало или должно было знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например совершило сделку (голосовало за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (фирмой-однодневкой и т.п.). В рассматриваемом Постановлении под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). При этом невыгодность сделки определяется на момент ее совершения. Если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения. жет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом. Он также освобождается от ответстве. Судебная практика .

Получение от имени общества лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа, денежных средств от третьих лиц и непередача их в установленном законом порядке обществу являются основанием для взыскания с него убытков.

В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» предусмотрено, что лицо, входящее в состав органов управления общества (директор), обязано действовать в интересах общества добросовестно и разумно. В п. 2 указано: при определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ), также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Согласно п. 4 Постановления добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо. Судебная практика.

Получение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, от имени общества товара (оборудования) по договору при отсутствии учетно-финансовых документов, которые свидетельствуют о дальнейшей передаче этого товара (оборудования) обществу и о его использовании на нужды общества, является основанием для взыскания убытков с указанного лица.

В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» предусмотрено, что лицо, входящее в состав органов управления общества (директор), обязано действовать в интересах общества добросовестно и разумно. В п. 2 указано: при определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ), также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Согласно п. 4 Постановления добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо. Судебная практика .

Убытки, причиненные обществу лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, в связи с продажей имущества общества по заниженной цене, взыскиваются в размере разницы между договорной ценой и рыночной стоимостью имущества, определенной независимым оценщиком.

Примечание от Кирющенко К.В.: в данном рассматриваемом случае были применены дополнительные последствия признания сделки недействительной в виде взыскания разницы в цене.

В п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» предусмотрена обязанность истца по делам о возмещении директором убытков доказать их наличие у юридического лица (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что их размер невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности. В соответствии с п. 5 Постановления в случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ). Судебная практика .

Судебные расходы, понесенные обществом при рассмотрении судом дела в связи с ненадлежащим исполнением обществом своих обязанностей по вине лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, признаются убытками и могут быть взысканы с данного лица.

Ответственность единоличного исполнительного органа за убытки, причиненные обществу. Общие положения

Автор: Наталия Быстрицкая

Генеральный директор любого общества в силу особенностей занимаемого положения имеет возможность, как никто другой, влиять на деятельность последнего, и влияние это может быть как положительным, так и отрицательным в силу различных обстоятельств, касающихся непосредственно личности директора, его профессионализма, ответственности, умения вести бизнес и т.д.

Презюмируется, что директор в обычных условиях действует в интересах общества надлежащим образом и согласно обычаям делового оборота. Однако не редки случаи, когда у общества возникают убытки, и убытки эти связываются с деятельностью директора. В данной статье мы попробуем проанализировать, каковы правовые возможности привлечения генерального директора к ответственности за свои действия в случае возникновения у общества отрицательных последствий от его деятельности. Прежде всего рассмотрим нормативную базу, регламентирующую ситуацию.

В Федеральном законе от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ст. 71) предусмотрено, что лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные своими виновными действиями (бездействием), если иные основания не установлены федеральными законами. При определении основания и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и другие обстоятельства, имеющие значение для дела. Аналогичная норма содержится в ст. 53.1 ГК РФ: «лицо, имеющее фактическую возможность определять деятельность юридического лица, обязано действовать разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу».

Необходимо отметить, что право подачи соответствующего иска принадлежит, согласно вышеупомянутой ст. 71 (п. 5), либо самому обществу, либо акционеру (акционерам), владеющему в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества. Рассмотрением указанных исков занимается арбитражный суд. В соответствии со ст. 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам, в том числе связанным с ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица. Такая подведомственность подтверждена также судебной практикой (постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62), где, в частности, говорится: «требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, при этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 АПК РФ споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ».

Основным условием обращения с соответствующим иском является наличие в действиях генерального директора вины за совершенные деяния. В Постановлени и Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 указано: «арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности . Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска. ». Таким образом, поскольку речь идет о предпринимательской деятельности, порядок доказывания виновности того или иного деяния затруднен уже тем, что необходимо доказать суду, что деловые риски не оправданы в данном конкретном случае. Рассматривая вину как правовое понятие, напомним, что в нем выражается психическое (интеллектуальное и волевое) отношение лица к совершаемому им действию (бездействию) и наступившим отрицательным последствиям. Вина, как социальное понятие, характеризует отношение лица к сложившимся в обществе социальным правилам и обычаям, предъявляемым к нему требованиям. Отрицательное отношение лица к социальным требованиям, правилам и обычаям, проявившееся в совершении им деяния, определяет социальную сущность вины. В нашем случае можно говорить о вине директора в социально-правовом смысле. Последний осознает, что совершаемые им действия нанесут (могут нанести) имущественный вред обществу, которым он руководит, но тем не менее совершает оспариваемые действия.

В качестве иллюстрации указанного вывода можно привести Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.12.2010 по делу № А46-19160/2008.

Открытое акционерное общество «Х» (далее — Общество) обратилось в арбитражный суд Омской области с иском к г-ну А. (далее — А.) о взыскании убытков в размере 9 696 347 рублей (с учетом уточнений заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Арбитражный суд, частично удовлетворяя иск, исходил из обоснованности и доказанности причиненных обществу неправомерными действиями А. убытков в размере 8 929 429,40 руб. Апелляционный суд поддержал выводы арбитражного суда.

Обязанность генерального директора общества действовать при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей в интересах общества добросовестно и разумно закреплена в пункте 1 статьи 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах». Пунктом 2 указанной статьи предусмотрена ответственность генерального директора перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.

Суды исследовали в совокупности представленные в материалы дела доказательства и установили, что А., являясь директором Общества, передал принадлежащие последнему нежилые помещения по договору аренды ООО «Н», которое в свою очередь передало их в субаренду третьим лицам. При этом размер арендной платы, которую получало Общество по вышеуказанному договору аренды, был существенно ниже, чем соответствующие арендные платежи, получаемые ООО «Н» от субарендаторов того же имущества. Учитывая установленные приговором суда обстоятельства создания А. ООО «Н», как подконтрольной ему организации, и фактическое руководство им данным обществом, суды пришли к выводам о том, что действия генерального директора Общества А., выразившиеся в сдаче в аренду подконтрольному ему юридическому лицу нежилых помещений по договору аренды на предусмотренных договором условиях, не отвечают требованиям разумности и добросовестности. В связи с этим Общество понесло убытки в сумме 8 929 429,40 руб., А., имея продолжительный опыт предпринимательской деятельности, не проявил при заключении договора аренды с ООО «Н» необходимой заботливости об интересах Общества и осмотрительности, присущей по условиям гражданского оборота любому руководителю коммерческой организации. Суд удовлетворил иск.

Также в качестве примера может быть приведено постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.01.2009 по делу № А3-5136/2008-23-112. Посчитав, что недвижимое имущество отчуждено по заниженным ценам и виновными действиями бывшего генерального директора обществу нанесены убытки, последнее обратилось в арбитражный суд с иском. Оценив имеющиеся в деле доказательства с соблюдением положений ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для взыскания убытков с бывшего генерального директора в пользу общества. Вопреки требованиям ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ истец не доказал противоправный характер действий ответчика, приведших к убыткам. Генеральный директор действовал в пределах полномочий, предоставленных ему уставом. В силу п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса РФ разумность и добросовестность гражданских правоотношений презюмируются, поэтому доказывать недобросовестность и неразумность действий единоличного исполнительного органа общества, повлекших за собой причинение убытков, должен истец , в то время как материалы дела таких доказательств не содержат. Таким образом, арбитражный суд правомерно отказал в удовлетворении заявленных исковых требований, установив отсутствие состава правонарушения, являющегося основанием для привлечения генерального директора общества к ответственности на основании ст. 71 Федерального Закона «Об акционерных обществах».

Итак, рассмотренные примеры наглядно показывают, что, обращаясь с иском к генеральному директору общества, истцу (обществу или акционеру, имеющему соответствующий пакет акций) необходимо не только рассчитать возникшие у общества убытки, но и подготовить доказательственную базу, свидетельствующую о наличии виновных действий директора и их прямой связи с произошедшими убытками с учетом общих условий деятельности в рамках гражданского оборота . Очевидно, что в каждом конкретном случае доказательственная база будет носить индивидуальный характер, и сам процесс доказывания в арбитражном суде будет достаточно трудоемким.

Особенности гражданско-правовой ответственности генерального директора ООО и АО в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Омаровский Александр Александрович

В данной статье автором анализируется проблема гражданско-правовой ответственности исполнительного органа юридического лица в Российской Федерации. Основное внимание уделено ответственности единоличного исполнительного органа юридического лица . В статье автором рассматриваются различные стороны ответственности исполнительного органа юридического лица , а именно: для сравнения автор разбирает как гражданско-правовую ответственность генерального директора , так и административную ответственность. В данной работе затрагиваются вопросы разделения ответственности между исполнительными органами юридического лица .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Омаровский Александр Александрович,

Текст научной работы на тему «Особенности гражданско-правовой ответственности генерального директора ООО и АО в Российской Федерации»

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // Собрание законодательства РФ, 1996. № 5. Ст. 410.

2. Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» от 10.01.2003 № 18-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ, 2003. № 2. Ст. 170.

3. Приказ Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18.06.2003 № 28 (ред. от 03.10.2011) «Об утверждении Правил приема грузов к перевозке железнодорожным транспортом» // Еженедельный бюллетень законодательных и ведомственных актов, 2003. № 32.

4. Приказ Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 39 «Об утверждении Правил заполнения перевозочных документов на перевозку грузов железнодорожным транспортом»// Российская газета, 2004. 26 февраля.

5. Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 06.10.2005 № 30 (ред. от 01.07.2010) «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации».

6. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 10.07.2007 № 119 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением к грузоотправителям ответственности за искажение ими сведений о массе груза в транспортных железнодорожных накладных».

7. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.09.2012 г. № А82-2470/2012-22.

8. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.07.2012 № А82-10543/2011-7.

9. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 03.04.2012 г. № А78-9656/11-С1-23/282-Ф02-1261/12-С2.

10. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25 ноября 2016 года №Ф09-10511/2016, А50-9007/2016.

11. Гражданское право: учебник / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 2016. 780 с.

12. Расулов А. В. Договор железнодорожной перевозки пассажира и багажа: учеб. пособие / А. В. Расулов. М.: Юридический институт МИИТа, 2012. 241 с.

13. Шайдуллина В. К. Договор перевозки грузов: дисс. канд. юридич. Наук / В. К. Шайдуллина. М., 2016. 200 с.

Особенности гражданско-правовой ответственности генерального директора ООО и АО в Российской Федерации Омаровский А. А.

Омаровский Александр Александрович / Omarovskiy Alexander Alexandrovich — магистрант, бакалавр, кафедра гражданского права и процесса и международного частного права Российский университет дружбы народов, г. Москва

Аннотация: в данной статье автором анализируется проблема гражданско-правовой ответственности исполнительного органа юридического лица в Российской Федерации. Основное внимание уделено ответственности единоличного исполнительного органа юридического лица. В статье автором рассматриваются различные стороны ответственности исполнительного органа юридического лица, а именно: для сравнения автор разбирает как гражданско-правовую ответственность генерального директора, так и административную ответственность. В данной работе затрагиваются вопросы разделения ответственности между исполнительными органами юридического лица.

Ключевые слова: гражданское право, юридическое лицо, ООО, АО, гражданско-правовая ответственность, генеральный директор.

В современной судебной практике Российской Федерации установилось довольно сложное и неоднозначное положение, связанное в первую очередь с нерешенностью вопроса критериев

определения объёма ответственности генерального директора организации за нарушение российского законодательства.

К сожалению, несмотря на тщательный разбор проблемы гражданско-правовой ответственности генерального директора организации в российских «научных кругах», так и не разделили ответственность (на законодательном уровне) между исполнительными органами юридического лица. По мнению автора, стоит развивать идеи учёных, а также реализовывать их путем законотворчества.

Актуальность темы настоящей статьи обусловлена необходимостью детального изучения института ответственности единоличного исполнительного органа юридического лица, а также все более возрастающим значением судебной практики в понимании особенностей института гражданско-правовой ответственности [1].

С развитием корпоративных форм предпринимательства в России институт ответственности членов органов управления хозяйственных обществ применяется все более активно. Количество споров по вопросам привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ значительно возросло. Именно поэтому в рамках данной статьи решено рассмотреть гражданско-правовую ответственность генерального директора ООО и АО.

Правовые основания ответственности в корпоративных правоотношениях предусмотрены законами о хозяйственных обществах: в ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ и ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ. Согласно вышеупомянутым законам исполнительный орган (директор, генеральный директор) при осуществлении прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Несмотря на отсутствие в законодательстве подробной регламентации содержания обязанности членов органов управления акционерного общества действовать добросовестно и разумно, в правоприменительной практике обозначились определенные подходы к пониманию упомянутых категорий.

Президиум ВАС РФ отметил: «Привлечение единоличного исполнительного органа к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть проявил ли он заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей» [2].

Применительно к ответственности в акционерных обществах российский ученый И. Тарасов еще в XIX веке сделал вывод о том, что «. ответственность есть одна из необходимых составных частей акционерного права: только правильно выработанная система ответственности самой акционерной компании и ее органов может оградить акционеров и третьих лиц от тех нарушений, которые являются почти неизбежными не только вследствие явных злоупотреблений, но и вследствие невозможности определить законом, уставами и инструкциями со всей полнотой и точностью границы компетенции каждого органа» [3].

Гражданско-правовая ответственность членов органов управления — вид юридической ответственности. Негативные последствия для лиц, привлекаемых к данной ответственности, наступают в имущественной сфере. По общему правилу основанием гражданско-правовой ответственности или обстоятельствами, при которых она наступает, является совершение ими правонарушения. Правонарушение всегда противоправно, то есть представляет собой нарушение запрета, указанного в законе или в подзаконных актах, либо невыполнение обязанности, вытекающей из нормативного правового акта или заключенного на его основе договора, а применительно к корпоративным отношениям — также обязанности, вытекающей из устава, внутренних документов компании [4].

К условиям гражданско-правовой ответственности (составу гражданского правонарушения) традиционно относят: противоправный характер поведения (действий или бездействия) лица, на которое предполагается возложить ответственность; наличие вреда (убытков) [5]; причинную связь между действием (бездействием) и причиненными убытками; вину [6].

Генеральный директор — это физическое лицо, которое осуществляет управление предприятием, действует от имени общества и представляет его интересы. Он несет ответственность перед организацией и третьими лицами за ущерб, причиненный его неправомерными действиями. Различают три вида ответственности, которые налагаются на генерального директора: материальная, административная, уголовная.

Что касается материальной ответственности, то согласно статье 277 Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ «руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. В

случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством». В гражданском законодательстве прописаны нормы, в соответствии с которыми осуществляется подсчет убытков [7].

Таким образом, ответственность лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества, за убытки, причиненные его недобросовестными либо неразумными действиями (бездействием) обществу, определяется по правилам гражданского законодательства, является полной и заключается в обязанности возместить обществу причиненный вред.

Также согласно Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», на руководителя должника может быть возложена субсидиарная ответственность по долгам компании при недостоверности или отсутствии документов бухгалтерского учета и отчетности, преднамеренном доведении компании до банкротства и в некоторых других случаях. В итоге можно отметить, что материальную ответственность несет только генеральный директор организации, никакие другие лица участвующие в работе юридического лица не несут ответственность не перед кем. Это наводит на мысль, справедливо ли всю ответственность возлагать на одно лицо, и не является ли это проблема нашего законодательства?

Что же касается административной ответственности, то она предусматривается Кодексом об административных правонарушениях РФ (КоАП). Кодекс предусматривает ответственность не только генерального директора, но и юридического лица в целом. Однако они не взаимоисключаемы, то есть наказание должностного лица не освобождает от ответственности юридическое, и наоборот. В большинстве правонарушений предусмотренных КоАПом, мерой пресечения является штраф. На сегодняшний день наше законодательство предусматривает жесткую ответственность в отношении генерального директора организации. Автор считает, что положения о гражданско-правовой ответственности генерального директора необходимо совершенствовать, так как по сути вся ответственность не должна лежать на одном лице, даже если это лицо является главным единоличным исполнительным органом организации. Другие участники юридического лица тоже должны нести материальную и административную ответственность.

Таким образом, по мнению автора, необходимо разработать систему, при которой единоличный исполнительный орган юридического лица не нес бы ответственность в полном объеме, как гражданско-правовую, так и административную за юридическое лицо.

1. Безбах В. В., Беликова К. М., Бадаева Н. В. и др. Гражданский процесс и гражданское законодательство в странах Азиатско-Тихоокеанского региона: монография — Москва: РУДН, 2015.

2. Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000, с. 536.

3. СухановЕ. А. Российское гражданское право: Учебник. Т. 1. М., 2010. С. 456.

4. Об институте ответственности в праве стран Латинской Америки см.: Безбах В. В., Понька

B. Ф., Бадаева Н. В., Беликова К. М., Ермакова Е. П., Герреро Перес Б. А., Посохов С. П., Протопопова О. В., Ситкарева Е. В., Телицин В. М. Право стран Латинской Америки: кодификация материального и процессуального гражданского права. М., 2013.

5. Каверина Т. В. Органы управления акционерного общества // Актуальные проблемы гражданского права: сб. ст. / под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: НОРМА, 2003. Вып. 7.

6. Статья 71 Федерального закона от 26 декабря 199 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

7. Определение ВАС РФ от 11 января 2011 года № ВАС-4233/11 по делу № А27-4842/2010.

Ответственность органов управления общества с ограниченной ответственностью установлена законом.

В соответствии с общей нормой п. 3 ст. 53 части первой ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Согласно ст. 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью единоличный исполнительный орган несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные своими виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При определении основания и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно (п. 1 ст. 44 ФЗ «Об ООО»).

Разумность действий руководителя организации и других лиц, указанных в п. 1 ст. 44 ФЗ «Об ООО», предполагает, с одной стороны, поиск оптимального пути разрешения конкретной хозяйственно-управленческой ситуации, а с другой – ту степень профессионализма, которая минимально необходима для исполнения соответствующих служебных обязанностей, обусловленных занятием той или иной должности (осуществлением функции).

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При этом не несут ответственности члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании.

Общие правила возмещения убытков установлены ст. 15 ГК РФ. Обязанность доказывания добросовестности поведения, его соответствия требованиям делового оборота, разумности возлагается на лиц, в результате действий или бездействия которых эти убытки возникли.

Под убытками, согласно ст. 15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Обязанность возмещения убытков возлагается только на лиц, которые своим голосованием или единоличным решением обусловили акт, повлекший убытки. Члены совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального органа, голосовавшие против принятия соответствующего решения или не принимавшие участия в голосовании, к ответственности привлекаться не могут.

При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Как представляется, содержание понятия условий делового оборота следует из нормы-принципа ст. 309 части первой ГК РФ, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Правовую оценку указанных обстоятельств дает суд, рассматривающий дело.

В случае если в соответствии с положениями ст. 44 ФЗ «Об ООО» ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом является солидарной.

К таким случаям прежде всего относится ситуация, когда к ответственности привлекаются лица, являющиеся членами совета директоров (наблюдательного совета) или членами правления, дирекции либо иного коллегиального исполнительного органа, голосовавшие на заседании соответствующего органа за принятие решения, повлекшего для общества убытки. Ответственность нескольких лиц, виновных в причинении убытков, является солидарной (о солидарной ответственности см. ст. ст. 322 — 325 ГК РФ). Индивидуальная ответственность практически может наступать только для единоличного исполнительного органа или управляющего.

С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник.

Ответственность учредителей и директора в ООО: Видео

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *