Договор цессии в валюте

Договор цессии в валюте

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 26 мая 2011 г. N 03-03-06/1/311 Об учете в целях налогообложения прибыли операций с правами требования

Вопрос: Компания просит вас подтвердить правомерность наших выводов по вопросам применения главы 25 НК РФ в отношении порядка учета в целях исчисления налога на прибыль организаций курсовых разниц, возникающих в результате изменения по отношению к рублю курса иностранных валют, в которых выражена ссудная задолженность, приобретенная Компанией по договору цессии и/или стоимость приобретения прав требований такой задолженности.

Компания в рамках договора цессии приобретает у российских и иностранных юридических лиц (далее — Первоначальные кредиторы) права требования долга, принадлежащие Первоначальным кредиторам на основании кредитных и ссудных договоров, по их справедливой стоимости, которая ниже размера задолженности должников. Уступаемые Первоначальными кредиторами права требования долга могут быть номинированы как в российских рублях, так и в иностранной валюте, а также обязательства по уступаемым правам требования на дату уступки их Компании могут быть как просроченными, так и непросроченными.

Компания приобретает права требования долга у Первоначальных кредиторов по цене, которая может быть номинирована в российских рублях или в иностранной валюте.

Права требования долга учитываются в целях ведения бухгалтерского учета Компании исходя из цены их приобретения (с учетом требований Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 10.12.2002 N 126н). В случае, если стоимость приобретения прав требований выражена в иностранной валюте, указанная стоимость отражается в бухгалтерском учете Компании в российских рублях по курсу иностранной валюты к рублю, установленному на дату отражения в бухгалтерском учете. При этом номинальная стоимость приобретенных прав требования (задолженность должника) в бухгалтерском учете Компании не отражается.

В соответствии с п. 3 ст. 279 НК РФ при дальнейшей реализации права требования долга налогоплательщиком, купившим это право требования, указанная операция рассматривается как реализация финансовых услуг. Доход (выручка) от реализации финансовых услуг определяется как стоимость имущества, причитающегося этому налогоплательщику при последующей уступке права требования или прекращении соответствующего обязательства. При этом при определении налоговой базы налогоплательщик вправе уменьшить доход, полученный от реализации права требования, на сумму расходов по приобретению указанного права требования долга.

По нашему мнению не подлежит текущей переоценке в целях налогообложения прибыли стоимость приобретения прав требования долга, номинированная в иностранной валюте и отраженная в бухгалтерском учете в рублях по курсу иностранной валюты к рублю, устанавливаемому Банком России, на дату принятия таких финансовых вложений к учету.

Кроме того, по нашему мнению, также не подлежит текущей переоценке для целей налогообложения прибыли номинальная стоимость приборетенных прав требования (задолженность должника).

При этом в момент погашения или дальнейшей реализации приобретенных ранее прав требования, доход (выручка) от реализации прав требования задолженности, выраженной в иностранной валюте, определяется по курсу иностранной валюты к российскому рублю, установленного Банком России на дату погашения или дальнейшей реализации.

Просим Вас подтвердить правомерность изложенной выше позиции.

Ответ: Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел письмо по вопросу о порядке налогового учета операций с правами требования для целей налогообложения прибыли организаций и сообщает следующее.

В соответствии с положениями статей 268 и 279 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) приобретение права требования рассматривается для целей налогообложения прибыли организаций как приобретение имущественного права.

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 268 НК РФ при реализации прав требования налогоплательщик вправе уменьшить доход от реализации на цену приобретения данных имущественных прав (долей, паев) и на сумму расходов, связанных с их приобретением и реализацией, с учетом положений, установленных статьей 279 НК РФ.

Пунктом 3 статьи 279 НК РФ установлено, что при дальнейшей реализации права требования долга налогоплательщиком, купившим это право требования, указанная операция рассматривается как реализация финансовых услуг. Доход (выручка) от реализации финансовых услуг определяется как стоимость имущества, причитающегося этому налогоплательщику при последующей уступке права требования или прекращении соответствующего обязательства. При этом при определении налоговой базы налогоплательщик вправе уменьшить доход, полученный от реализации права требования, на сумму расходов по приобретению указанного права требования долга.

Учитывая изложенное, в соответствии с порядком, предусмотренным НК РФ, при приобретении прав требования указанные имущественные права принимаются к налоговому учету по стоимости, определяемой исходя из цены их приобретения и расходов, связанных с их приобретением.

При этом в соответствии с пунктом 10 статьи 272 НК РФ расходы, выраженные в иностранной валюте, для целей налогообложения пересчитываются в рубли по официальному курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на дату признания соответствующего расхода.

Номинал права требования в силу статьи 270 НК РФ для целей налогообложения прибыли организаций в расходах (в том числе при признании соответствующей задолженности безнадежной) не учитывается. Учитывая изложенное, переоценка номинала права требования, выраженного в иностранной валюте, а также отражение в доходах (расходах) курсовых разниц, возникающих в связи с изменением официального курса иностранной валюты, в которой выражено приобретенное налогоплательщиком право требования, для целей налогообложения прибыли организаций не производится.

Одновременно сообщаем, что настоящее письмо Департамента не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, не является нормативным правовым актом и не препятствует руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Директор Департамента И.B. Трунин

Письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 26 мая 2011 г. N 03-03-06/1/311

Текст письма официально опубликован не был

Обзор документа

Разъяснено, как в целях налогообложения прибыли учитываются операции с правами требования долга, номинированными в иностранной валюте.

Права требования принимаются к учету по стоимости, определяемой из исходя из цены, по которой они приобретены, и расходов, связанных с их покупкой.

Затраты, выраженные в иностранной валюте, пересчитываются в рубли по курсу, установленному ЦБР на дату признания соответствующего расхода.

В целях налогообложения прибыли номинал права требования не учитывается в расходах (в том числе если соответствующая задолженность признается безнадежной).

Номинал указанного права, выраженного в иностранной валюте, не переоценивается. Возникающие курсовые разницы не отражаются в доходах (расходах).

Цессия: правила продажи долга

Дебиторская задолженность может быть вполне ликвидным товаром. Для руководителя организации-продавца главный вопрос – найти на этот долг покупателя, который заинтересован в товарах и услугах, предлагаемых должником фирмы. А бухгалтеру придется осваивать тонкости учета и налогообложения операции по уступке права требования.

Договор уступки права

В соответствии со ст. 382 ГК РФ под уступкой права требования (цессией) понимается соглашение, в силу которого одна сторона – первоначальный кредитор по обязательству (цедент) передает новому кредитору (цессионарию) право требования исполнения обязательства должником. При этом новый кредитор приобретает право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.

Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Обзор) поставлена точка в длительном споре юристов о том, возможна ли уступка не всего требования, а только его части. Согласно мнению ВАС РФ уступка части права (требования) по обязательству не противоречит закону, если предмет уступки является делимым (п. 5 Обзора). В частности, были признаны делимыми: денежное обязательство, вытекающее из договора поставки, и арендное право пользования несколькими помещениями.

По общему правилу для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется. Однако при заключении договора стороны могут предусмотреть, что такое согласие является обязательным как в отношении всех прав кредитора по договору, так и в отношении их части.

Кроме того, стороны в договоре вообще могут запретить какую-либо уступку права требования. Это вытекает из содержания п. 1 ст. 388 ГК РФ, согласно которому уступка права требования кредитором другому лицу не допускается, если она противоречит закону или договору.

Недопустима передача по договору цессии прав требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью) (ст. 383 ГК РФ).

Если же такое противоречие все-таки возникнет, то договор уступки требования будет являться ничтожной сделкой (ст. 166, 168 ГК РФ).

Одновременно с этим у должника имеется право не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Поэтому должника следует уведомить об уступке прав требования по обязательствам путем передачи ему документов, доказывающих этот факт.

В противном случае должник может либо отказаться от уплаты до представления ему доказательств заключения договора цессии, либо отдать долг ненадлежащему кредитору. Риск, вызванный этими неблагоприятными последствиями, берет на себя новый кредитор (ст. 382 ГК). Ведь если дебитор вернул по ошибке долг первому кредитору, то обязательство будет считаться исполненным.

Прежний кредитор отвечает перед новым за то, что передал ему действительное требование. Если переданное требование основано на недействительной сделке (например, переданное требование на момент передачи уже исполнено должником), то новый кредитор вправе требовать от первоначального кредитора возмещения причиненных ему убытков (ст. 390 ГК РФ). Кроме того, переуступить можно только задолженность с неистекшим сроком исковой давности. Чтобы подтвердить «реальность» долга, новому кредитору следует потребовать от цедента представления акта сверки расчетов.

Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не за неисполнение этого требования должником. Исключением является случай, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ).

Данному положению ст. 390 ГК РФ Президиум ВАС РФ придал «свежее» звучание (п. 1 Обзора). По мнению ВАС РФ, из положений ст. 390 ГК РФ вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) вовсе не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору. Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право. То есть если первоначальный договор и был признан недействительным, то соглашение об уступке права все равно имеет юридическую силу. Кстати, «уступать» можно не только ныне существующее, но и будущее право. Такой вывод сделал ВАС РФ в п. 4 Обзора.

Первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору вместе с правом требования также и все документы, которые его удостоверяют, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Впрочем, уклонение цедента от передачи новому кредитору необходимых документов само по себе еще не свидетельствует о том, что данное право не перешло к цессионарию; свидетельства выражения воли сторон на передачу этого права куда важнее (п. 11 Обзора).

Уступка требования (цессия) должна быть составлена в той форме, которая предусмотрена действующим законодательством для основного договора. Если оформление уступки требования будет совершено в форме, не предусмотренной действующим законодательством для основного договора, то уступка требования будет считаться недействительной на основании п. 1 и 2 ст. 452 и 168 ГК РФ.

Так, согласно ст. 389 ГК РФ уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной (нотариальной) форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки. Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента (передаточной надписи) на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146 и п. 3 ст. 389 ГК РФ).

В ГК РФ определена лишь сама возможность передачи прав (требования) по сделке, но не указан вид договора, по которому эта передача происходит. Поэтому прежде всего в договоре цессии нужно определить предмет договора, то есть предмет передачи, конкретные требования, вытекающие из заключенной ранее сделки со ссылками на ее реквизиты. В противном случае договор будет считаться незаключенным. Иногда соглашение о цессии достигается путем составления обычного договора купли-продажи.

Однако далеко не всегда отсутствие в договоре цессии указания на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (требование), влечет недействительность этого договора (п. 12 Обзора). Поскольку при возникновении спора суды учитывают и другие обстоятельства, как-то: уведомление цедентом должника о состоявшейся уступке, указанная в соглашении сумма задолженности и т.п.

В договоре цессии участвуют две стороны: цедент (продавец задолженности) и цессионарий (покупатель).

Договор цессии может быть как возмездным, так и безвозмездным. Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Поэтому договор уступки прав будет считаться безвозмездным только в том случае, если условие о безвозмездности договора будет явно следовать из соглашения сторон.

В то же время передача требования на безвозмездной основе между коммерческими организациями может быть расценена налоговыми и иными проверяющими органами в качестве договора дарения, а дарение между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК РФ). И в этом случае очень рекомендуем прислушаться к голосу ВАС РФ, который в п. 9 Обзора заявил, что договор цессии, заключенный между коммерческими организациями, может быть квалифицирован как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в договоре цессии условия о цене передаваемого права само по себе не является основанием для признания его ничтожным как сделки дарения между коммерческими организациями.

Читайте так же:  Госпошлина 100 руб

Иначе говоря, факт «дарения права» еще нужно доказать. Само по себе несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) еще не является основанием для признания ничтожным договора цессии, заключенного между коммерческими организациями, поскольку в силу п. 1 ст. 572 ГК РФ наличие возмездных начал в договорном обязательстве полностью исключает признание соответствующего договора договором дарения (п. 10 Обзора).

Кроме того, стороны в договоре цессии вправе решать судьбу начисленной неустойки, убытков, процентов по кредитам и всех других сумм, связанных с основным договором. Если же в договоре цессии об этих платежах не будет ничего сказано (по умолчанию), то права на их получение переходят к приобретателю автоматически (ст. 384 ГК РФ).

Об этом еще раз напомнил ВАС РФ в п. 15 Обзора. Более того, суд решил, что при уступке части требования в силу ст. 384 ГК РФ права, связанные с данным требованием, также переходят к цессионарию в части, пропорциональной переданному требованию.

«Уступать» можно даже неустойку (п. 21 Обзора). И не беда, если ее конкретный размер на момент уступки в силу ст. 333 ГК РФ определить невозможно. Как рассудил ВАС РФ в п. 16 Пленума, «неопределенное» на момент перехода право переходит к новому кредитору в таком же «неопределенном размере».

Помимо неустойки, Президиум ВАС разрешил «уступать» также и право на убытки, потому что «обязательство по возмещению убытков является денежным обязательством, возникшим в связи с нарушением должником прав потерпевшего», и, следовательно, обладает самостоятельной имущественной ценностью (п. 17 Обзора).

Налогообложение у цедента (продавца долга)

Особенности определения налоговой базы по НДС при передаче имущественных прав установлены ст. 155 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 155 НК РФ при уступке требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг) или на основании закона, налоговая база у цедента определяется как стоимость этих товаров, исчисленная исходя из рыночных цен в соответствии со ст. 40 НК РФ (с учетом акцизов – для подакцизных товаров) и без включения НДС (ст. 154 НК РФ). Главное условие – чтобы операции по реализации указанных товаров подлежали обложению НДС (т.е. не освобождались от налогообложения в соответствии со ст. 149 НК РФ).

Если же уступаемое требование вытекает из обязательства, не связанного с реализацией (например, из договора займа или кредита), то при уступке этого требования объекта обложения НДС у цедента не возникает (Письмо МНС России от 12.07.2004 № 03-2-06/1/1543/22).

Пункт 4 ст. 149 НК РФ предусматривает обязанность налогоплательщика вести раздельный учет для операций, подлежащих обложению НДС и освобождаемых от налогообложения.

Таким образом, налоговая база у первоначального кредитора определяется в объеме и на условиях, предусмотренных первоначальным договором. Иначе говоря, в налоговую базу по НДС включается сумма, указанная в договоре как сумма оплаты за данный товар (работу, услугу).

Если цедент в результате уступки права требования получит меньшую сумму, чем предусматривал первоначальный договор, то эта разница не уменьшает налоговую базу по НДС.

В случае реализации права требования по цене, превышающей величину дебиторской задолженности, возникшую положительную разницу необходимо включать в налоговую базу по НДС (подп. 2 п. 1 ст. 162 НК РФ). Таким образом, организация-продавец должна уплатить НДС с суммы полученного дохода (п. 41.2 Методических рекомендаций по применению гл. 21 НК РФ, утв. Приказом МНС России от 20.12.2000 № БГ-3-03/447, далее – Методические рекомендации).

Согласно п. 1 ст. 167 НК РФ моментом определения налоговой базы будет наиболее ранняя из следующих дат:

  • день передачи имущественных прав;
  • день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящей передачи имущественных прав.
  • ФНС РФ официально разъяснила, что следует понимать под этими терминами (Письмо ФНС РФ от 28.02.2006 № ММ-6-03/[email protected]).

    Датой передачи имущественных прав признается дата первого по времени составления первичного документа, оформленного на их покупателя, в т.ч. дата передачи права собственности, указанная в документе, подтверждающем передачу права собственности.

    Оплатой, частичной оплатой в счет предстоящей передачи имущественных прав признается получение денежных средств продавцом или прекращение обязательства иным способом, не противоречащим законодательству.

    Особенности определения налоговой базы по налогу на прибыль при уступке (переуступке) права требования определены ст. 279 НК РФ.

    Если организация-цедент применяет метод начисления, то налоговая база определяется в момент передачи права собственности на товары (выполнения работ, оказания услуг).

    В большинстве случаев первоначальный кредитор продает требование с убытком, когда понимает, что самостоятельно взыскать задолженность ему будет проблематично.

    Судебная практика исходит из того, что к расчету убытка от уступки права требования доходы и расходы принимаются без учета НДС (Постановление ФАС ЗСО от 01.08.2005 № Ф04-4944/2005(13510-А27-33).

    Само признание убытка по операциям цессии будет зависеть от того, передается требование до наступления установленного договором срока платежа или после наступления этого срока.

    Согласно п. 1 ст. 279 НК РФ при уступке цедентом права требования третьему лицу до наступления установленного договором срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования и стоимостью реализованного товара (работ, услуг) признается убытком налогоплательщика.

    При этом размер убытка для целей налогообложения не может превышать сумму процентов, которую продавец товара уплатил бы по долговому обязательству. А сумма процентов исчисляется в соответствии со ст. 269 НК РФ за период от даты уступки требования до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров.

    Так, в ст. 269 НК РФ налогоплательщикам предоставлено право определять предельную величину процентов, принимаемых для целей налогообложения, одним из двух способов.

    Первый способ применяется организациями, имеющими кредиты и займы, выданные в той же валюте на те же сроки в сопоставимых объемах, под аналогичные обеспечения (абз. 1 п. 1 ст. 269 НК РФ). Причем изменение хотя бы одного из критериев сопоставимости долговых обязательств, установленных п. 1 ст. 269 Кодекса (изменение срока предоставления займа более чем на 10%, изменение объемов займа и т.д.), ведет к признанию долговых обязательств для целей налогообложения несопоставимыми (Письмо Минфина России от 07.06.2006 № 03-06-01-04/130).

    Таким образом, для применения первого способа цедент должен заключить одновременно несколько договоров уступки требования, да еще и на сопоставимых условиях. Поскольку данная ситуация встречается достаточно редко (хотя теоретически и возможна), главное внимание уделим второму способу.

    Второй способ применяется при отсутствии долговых обязательств, выданных в том же квартале на сопоставимых условиях (абз. 4 п. 1 ст. 269 НК РФ). В этом случае предельная величина процентов, признаваемых расходами, принимается равной ставке рефинансирования Банка России, увеличенной в 1,1 раза, – при оформлении долгового обязательства в рублях; и равной 15% – по долговым обязательствам в иностранной валюте.

    ООО «Альфа» 01.10.2008 поставило (отгрузило) покупателю товар на сумму 100 000 руб. Согласно условиям договора оплата товара осуществляется в течение 30 дней с момента поставки.

    20.10.2008 ООО «Альфа» уступает право требования по этому договору ООО «Бета» за 90 000 руб. На момент заключения договора поставки ставка рефинансирования ЦБ РФ составила 12%.

    Фактический размер убытка составил 10 000 руб.

    Убыток, принимаемый для цели налогообложения, составит:

    Определяем процентную ставку для рублевого обязательства:

    Период времени от момента подписания договора цессии до момента платежа по договору составил 10 дней.

    Определяем предельную сумму убытка:

    90 000 руб. x 13,2% : 100% x 10 дней : 365 дней = 325,48 руб.

    Таким образом, размер убытка в целях налогообложения составит 325,48 руб.

    После наступления установленного договором срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования и стоимостью реализованного признается убытком, который включается в состав внереализационных расходов в следующем порядке (п. 2 ст. 279 НК РФ):

  • 50% от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов на дату уступки права требования;
  • 50% от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов по истечении 45 дней с даты уступки права требования.
  • Это означает, что прибыль уменьшается на всю сумму убытка в два этапа, равными частями.

    Воспользуемся условиями примера 1, но изменим дату уступки права требования на 01.11.2008.

    Порядок признания задолженности будет следующим:

    Фактическая сумма убытка составляет 10 000 руб. (100 000 руб. – 90 000 руб.).

    01.11.2008 в состав внереализационных расходов ООО «Альфа» включается 5000 руб. (10 000 руб. х 50%).

    14.12.2008 (через 45 дней после даты уступки требования) в состав внереализационных расходов включается еще 5000 руб.

    Очевидно, что в рассматриваемой ситуации важно доказать налоговым инспекторам экономическую обоснованность наступившего в результате цессии убытка. В противном случае налоговики могут обвинить цедента в недобросовестности (Письмо УФНС по г. Москве от 04.03.2005 № 09-15/13517). Признаки недобросовестности возникают, если:

    • оплата осуществляется не собственными средствами;
    • многократно завышается покупная стоимость материальных ценностей;
    • сделка осуществляется с минимальной выгодой или вовсе без нее.
    • В настоящее время понятие недобросовестности не используется, вместо этого говорится о необоснованной налоговой выгоде. Однако, по сути, у этих понятий много общего.

      Таким образом, если фирма продает долг без прибыли или в убыток, то она должна быть готова документально обосновать причины такой сделки (Письмо Минфина России от 27.07.2005 № 20-12/53139). На обоснованность проведения «убыточной» цессии могут указывать: дополнительные и несоразмерные расходы (транспортные, судебные и т.п.), связанные с взысканием задолженности; невозможность своевременно привлечь денежные средства и т.п.

      Если же цессию удалось осуществить «в плюсе», то в соответствии с п. 1 ст. 249 НК РФ выручка от передачи права требования признается в составе доходов от реализации как выручка от реализации имущественных прав.

      Если цедент использует кассовый метод учета доходов и расходов, ему нужно руководствоваться общими правилами признания доходов и расходов при кассовом методе, которые установлены ст. 273 НК РФ.

      В соответствии с п. 2 ст. 273 НК РФ датой получения дохода при кассовом методе признается день поступления средств на счета в банках и (или) в кассу, поступления иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашение задолженности перед налогоплательщиком иным способом.

      При учете доходов и расходов по кассовому методу фактически цедент (продавец) получает доход только один раз – в момент получения оплаты по договору цессии.

      Поэтому налогоплательщик должен учесть в составе своих доходов только оплату, поступившую к нему по соглашению об уступке права требования без НДС, предъявленного должнику в рамках первоначального договора реализации товаров (работ, услуг) (п. 1 ст. 248 НК РФ).

      ООО «Альфа» учитывает доходы и расходы по кассовому методу.

      По договору поставки от 10.10.2008 организация ООО «Альфа» отгрузило в адрес ООО «Бета» товар на сумму 118 000 руб. (включая НДС 18 000 руб.).

      ООО «Бета» товар в установленный срок не оплатило.

      01.11.2008 ООО «Альфа» подписало с ООО «Омега» соглашение об уступке ему права требования к ООО «Бета».

      Цена уступки составила 120 000 руб.

      15.11.2004 оплата по соглашению об уступке права требования в размере 120 000 руб. поступила на расчетный счет ООО «Альфа».

      В налоговом учете ООО «Альфа» будет отражаться только сумма дохода в размере 102 000 руб. (120 000 руб. – 18 000 руб.).

      Бухгалтерский учет у цедента

      Бухгалтерский учет операций по уступке права требования ведется с использованием счета 91. По кредиту этого счета отражается стоимость продажи дебиторской задолженности, а по дебету – ее учетная стоимость.

      В организациях, для которых цессия является предметом основной деятельности, операции отражаются с использованием счета 90.

      Таким образом, в бухгалтерском учете цедента (продавца) уступка права требования отражается следующим образом (п. 7 ПБУ 9/99 «Доходы организации»):

      Дебет 76, субсчет «Цессионарий» Кредит 91 (90), субсчет «Прочие доходы»

      – отражена задолженность третьего лица (нового кредитора) по соглашению об уступке права требования

      Дебет 91 (90), субсчет «Прочие расходы» Кредит 62 – отражено списание реализованной дебиторской задолженности.

      Путем сопоставления кредитового и дебетового оборотов выявляют финансовый результат по операции уступки права требования (прибыль или убыток).

      Убыток отражается по дебету счета 99 в корреспонденции с кредитом счета 91.

      Прибыль отражается «зеркальной» проводкой:

      Дебет 91 Кредит 99.

      Налогообложение у цессионария (покупателя долга)

      Купив права требования, цессионарий в результате либо взыскивает деньги с должника, либо перепродает этот долг другим лицам. О том, как уплачивать НДС в том и другом случае, говорится в п. 2 ст. 155 НК РФ.

      Если новый кредитор взыскал деньги с должника по основному договору, в этом случае налоговой базой будет являться разница между суммой, полученной от должника, и размером возмещения, уплаченного первоначальному кредитору по договору цессии.

      Если же новый кредитор переуступил требование третьим лицам, то налоговой базой будет являться разница между суммой, полученной от нового покупателя права, и суммой расходов, связанных с приобретением этого права по договору цессии. При этом если новый кредитор переуступает право требования по цене, не превышающей цену его приобретения, то налоговая база будет равна нулю. Соответственно в этом случае у нового кредитора не возникает обязанности по уплате НДС в связи с переуступкой права требования.

      ООО «Омега» приобрело право требования долга по договору поставки за 100 000 руб. Сумма долга – 150 000 руб.

      Деньги в сумме 150 000 руб. были перечислены ООО «Омега» должником. Размер подлежащего уплате НДС составит:

      (150 000 руб. – 100 000 руб.) x 18 : 118 = 7627 руб.

      ООО «Омега» переуступило право требования ООО «Игрек» за 110 000 руб. Размер подлежащего уплате НДС составит:

      (110 000 руб. – 100 000 руб.) x 18 : 118 = 1525 руб.

      Правила п. 2 ст. 155 НК РФ применяются только в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), подлежащих обложению НДС (Письмо Минфина России от 19.09.2007 № 03-07-05/58). Согласно подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ операции по уступке (приобретению) прав (требований) кредитора по обязательствам, вытекающим из договоров по предоставлению займов в денежной форме и (или) кредитных договоров, а также по исполнению заемщиком обязательств перед новым кредитором по первоначальному договору, лежащему в основе договора уступки, не облагаются НДС.

      Иначе говоря, если цессионарий приобрел право у непосредственного кредитора по основному договору и по операциям, не облагаемым НДС (займам, кредитам), он освобождается от уплаты НДС.

      Если цессионарий приобрел право требования долга не по договору поставки, а по договору займа, то обязанности по уплате НДС у него не возникнет ни в случае, если он взыскал деньги с должника, ни в случае, если он переуступил право требования другим лицам. Такой вывод следует из положений подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ.

      Что касается последующих (после цессионария) кредиторов, то на них указанная в подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ льгота не распространяется. Об этом говорится в п. 4 ст. 155 НК РФ.

      При приобретении денежного требования у третьих лиц налоговая база по НДС определяется как сумма превышения суммы доходов, полученных от должника и (или) при последующей уступке, над суммой расходов на приобретение указанного требования. При этом понятия «третье лицо» в НК РФ не дается. Анализируя Письмо Минфина от 19.09.2007 г. № 03-07-05/58, можно предположить, что под «третьими лицами» предполагаются все кредиторы, которые сами ранее получили права требования в результате их покупки (или иным способом).

      Пункты 1, 2 ст. 279 НК РФ касаются особенностей определения налоговой базы по налогу на прибыль только у цедента. Это значит, что цессионарий при покупке требования непосредственно у первоначального кредитора в целях исчисления налога на прибыль должен руководствоваться общей нормой ст. 247 НК РФ – «доходы минус расходы».

      В данном случае доходами будут признаваться суммы, полученные цессионарием от должника, а расходами – покупная стоимость права требования и другие затраты, связанные с цессией (Письмо УФНС по г. Москве от 21.1.2006 № 19-11/101852).

      Обязанность уплатить налог на прибыль возникает в период погашения должником задолженности (например, если договор цессии был подписан в августе 2008 г., а деньги должник перечислил цессионарию лишь в октябре, то и налогооблагаемый доход у него возникнет в октябре).

      Если же новый кредитор (цессионарий) надумает реализовать полученное право требования третьим лицам, то данная операция будет рассматриваться как реализация финансовых услуг в соответствии с п. 3 ст. 279 НК РФ.

      Пунктом 3 ст. 279 НК РФ установлено, что доходом в этом случае будет стоимость имущества, причитающегося новому кредитору по переуступке права требования от следующего кредитора (или полученного от должника). При этом при определении налоговой базы налогоплательщик вправе уменьшить доход, полученный от реализации права требования, на сумму расходов по приобретению указанного права требования долга.

      Доходы и расходы отражаются в налоговом учете в периоде подписания соглашения (акта) о переуступке права (Письмо Минфина России от 20.06.2006 № 03-03-04/1/527).

      Налоговики, ссылаясь на то, что согласно п. 3 ст. 279 НК РФ расходы по данной операции принимаются в пределах суммы полученных доходов, не принимают убыток от переуступки права требования, полученный налогоплательщиком, для целей налогообложения (письма УМНС России по г. Москве от 10.07.2003 № 26-12/38483, от 21.06.2003 № 26-12/33473).

      Поэтому налогоплательщикам, совершающим операции по приобретению и дальнейшей реализации (погашению) прав требования, следует вести раздельный налоговый учет указанных операций, определяя по каждой сделке финансовый результат, либо готовится к обращению в суд.

      Впрочем, суды склонны в этой ситуации поддерживать налогоплательщиков и включать убыток в состав внереализационных расходов (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 26.09.2007 № Ф04-6707/2007(38640-А67-15; ФАС Дальневосточного округа от 22.11.2007 № Ф03-А73/07-2/5098 и др.)

      Бухгалтерский учет у цессионария

      Дебиторская задолженность, приобретенная на основании переуступки права требования, относится к финансовым вложениям организации на основании п. 3 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» и, следовательно, учитывается на счете 58 «Финансовые вложения».

      Согласно п. 8 и 9 ПБУ 19/02 финансовые вложения принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости. По общему правилу первоначальной стоимостью финансовых вложений, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат организации на их приобретение, за исключением НДС и иных возмещаемых налогов.

      Таким образом, новый кредитор, купивший право требования, учитывает приобретенную задолженность в составе своих финансовых вложений на счете 58 «Финансовые вложения» в сумме фактических затрат на ее приобретение.

      При переходе права требования дебиторской задолженности по сделке переуступки права требования дебетуется счет 58 в корреспонденции со счетом учета расчетов:

      Дебет 58 Кредит 76, субсчет «Расчеты с цедентом»

      – отражена сумма фактических затрат на приобретение дебиторской задолженности.

      Погашение дебиторской задолженности должником отражается в бухгалтерском учете нового кредитора следующими проводками:

      Дебет 76, субсчет «Расчеты с должником» Кредит 91, субсчет «Прочие доходы»

      – отражена сумма, полученная в связи с переуступкой права требования (сумма, поступившая от должника)

      Дебет 91, субсчет «Прочие расходы» Кредит 58 «Финансовые вложения»

      – списана стоимость приобретенного права требования (на сумму фактических затрат на приобретение дебиторской задолженности)

      Дебет 51 Кредит 76, субсчет «Расчеты с должником» – отражена сумма фактически поступивших денежных средств.

      Уступка дебиторской задолженности за поставленные товары иностранному цессиарию

      Ответ:

      Валютные операции между резидентами и нерезидентами РФ регулируются Федеральным законом от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее – Закон № 173-ФЗ).

      Переход права требования по договору цессии не является валютной операцией согласно статье 1 Закона №173-ФЗ. При уступке требования валютными операциями будут являться расчеты в иностранной валюте по этой сделке: расчеты между организацией – поставщиком и нерезидентом за уступку права требования, и расчеты между нерезидентом и организацией-покупателем по оплате товара.

      В соответствии со статьей 6 Закона № 173-ФЗ валютные операции между резидентами и нерезидентами осуществляются без ограничений, за исключением валютных операций, предусмотренных статьями 7, 8 и 11 Закона № 173-ФЗ.

      Запрета на осуществление резидентами уступки прав требования нерезидентам указанные нормы Закона № 173-ФЗ не содержат, как не содержат ограничений на осуществление расчетов между резидентом – должником и нерезидентом – цессионарием.

      Следовательно, уступка российской организацией-поставщиком права требования нерезиденту не противоречит валютному законодательству. Кроме того, тот факт, что нормативные документы валютного законодательства специально предусматривают особенности оформления отдельных сделок по уступке права требования (перевода долга), свидетельствует о том, что в настоящее время такие сделки широко распространены на практике и являются легитимными.

      В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 24 Закона № 173-ФЗ резиденты и нерезиденты, осуществляющие в Российской Федерации валютные операции, обязаны представлять органам и агентам валютного контроля документы и информацию в случаях, предусмотренных Законом № 173-ФЗ.

      Порядок представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных операций установлен Инструкцией Банка России от 04.06.2012 № 138-И (далее – Инструкция № 138-И).

      Согласно пункту 3.1 Инструкции № 138-И резидент при осуществлении валютной операции, связанной со списанием валюты Российской Федерации со своего расчетного счета в валюте Российской Федерации, открытого в уполномоченном банке, представляет в уполномоченный банк одновременно следующие документы:

      — распоряжение о переводе денежных средств (далее — расчетный документ по валютной операции);

      — документы, связанные с проведением валютной операции, указанной в расчетном документе по валютной операции.

      Кроме того, резиденты при осуществлении операций, связанных с зачислением иностранной валюты (либо валюты РФ) на транзитный валютный счет или со списанием иностранной валюты (либо валюты РФ) с расчетного счета, представляют в уполномоченный банк (филиал уполномоченного банка) одновременно следующие документы (пункты 2.1, 3.6 Инструкции № 138-И):

      — справку о валютных операциях;

      — документы, связанные с проведением валютных операций, указанных в справке о валютных операциях.

      Справка о валютных операциях и документы, связанные с проведением указанных в ней валютных операций, представляются резидентом в уполномоченный банк в следующие сроки (пункты 2.3, 3.8 Инструкции № 138-И):

      — при зачислении иностранной валюты на транзитный валютный счет (валюты РФ на расчетный счет в валюте РФ) — не позднее 15 рабочих дней после даты ее зачисления, указанной в уведомлении уполномоченного банка о ее зачислении на транзитный валютный счет (в выписке из расчетного счета резидента);

      — при списании иностранной валюты с расчетного счета в иностранной валюте (либо валюты РФ с расчетного счета в валюте РФ) — одновременно с распоряжением о переводе иностранной валюты (либо одновременно с расчетным документом по валютной операции).

      В рассматриваемом случае цедент при получении платы от нерезидента за уступаемое право указывает в справке о валютных операциях:

      — в графе 5 «Код валютной операции» — код 32010 «Расчеты нерезидента в пользу резидента за уступаемое резидентом требование нерезиденту в соответствии с договором уступки требования»;

      — в графе 8 «Номер ПС и (или) дата договора (контракта)» — номер договора об уступке прав требования.

      Должник при перечислении оплаты цессионарию-нерезиденту также указывает в справке о валютных операциях в графе 8 «Номер ПС и (или) дата договора (контракта)» номер договора об уступке прав требования. Что же касается кода валютной операции, то рекомендуем уточнить данный вопрос в уполномоченном банке – в рассматриваемом случае может быть использован как код 35040 «Расчеты между резидентами и нерезидентами по прочим операциям, связанным с внешнеторговой деятельностью и прямо не указанным в группах 10 — 23 настоящего Перечня», так и код 70205 «Прочие расчеты резидента в пользу нерезидента по неторговым операциям».

      В качестве подтверждающих документов в уполномоченный банк представляются:

      — копия договора цессии;

      — уведомление должника о смене кредитора;

      — копия договора поставки товаров.

      Кроме того, уполномоченный банк может запросить копии товарных накладных, подтверждающих наличие задолженности по оплате поставленных товаров (накладные по форме ТОРГ-12 либо товарно-транспортные накладные, акты сверок между поставщиком и покупателем и т.п.)

      Следует отметить, что паспорт сделки в данном случае не оформляется. В соответствии с пунктом 5.1 требования валютного законодательства об оформлении паспорта сделки распространяется на следующие договоры:

      — договоры, в том числе агентские договоры, договоры комиссии, договоры поручения, предусматривающие при осуществлении внешнеторговой деятельности вывоз с территории Российской Федерации или ввоз на территорию Российской Федерации товаров;

      — договоры, предусматривающие продажу (приобретение) и (или) оказание услуг, связанных с продажей (приобретением) на территории Российской Федерации (за пределами территории Российской Федерации) горюче-смазочных материалов (бункерного топлива), продовольствия, материально-технических запасов и иных товаров (за исключением запасных частей и оборудования), необходимых для обеспечения эксплуатации и технического обслуживания транспортных средств независимо от их вида и назначения в пути следования или в пунктах промежуточной остановки либо стоянки;

      — договоры, в том числе агентские договоры, договоры комиссии, договоры поручения, предусматривающие выполнение работ, оказание услуг, передачу информации и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них;

      — договоры, предусматривающие передачу движимого и (или) недвижимого имущества по договору аренды, договоры финансовой аренды (лизинга) (далее — контракт); (в ред. Указания Банка России от 14.06.2013 N 3016-У)

      — договоры, предметом которых является получение или предоставление денежных средств в виде кредита (займа), возврат денежных средств по кредитному договору (договору займа), а также осуществление иных валютных операций, связанных с получением, предоставлением, возвратом денежных средств в виде кредита (займа) (за исключением договоров (контрактов (соглашений), признаваемых законодательством Российской Федерации разновидностью займа или приравненных к займу).

      Очевидно, что договоры цессии в указанном перечне отсутствуют.

      Особенности оформления паспортов сделки по отдельным операциям приведены в главе 12 Инструкции № 138-И.

      Так, пункт 12.9 Инструкции № 138-И регламентирует действия сторон в случае передачи резидентом своих прав по контракту, по которому оформлен паспорт сделки, другому лицу — нерезиденту.

      Однако требования пункта 12.9 Инструкции на рассматриваемую ситуацию не распространяется в связи с тем, что по договору купли-продажи паспорт сделки не оформлялся, так как указанная реализация товара осуществлялась между российскими организациями.

      Таким образом, в данном случае паспорт сделки не должен оформляться ни цедентом-поставщиком, ни покупателем-должником.

      Можно ли уступить права требования долга зарубежной компании

      Предположим, российская компания имеет не погашенный перед ней долг по займу организации-нерезидента. Можно ли уступить права требования такого долга третьей компании?

      Итак, ситуация следующая. Российская компания А имеет не погашенный перед ней долг по займу в рублях компании Б, зарегистрированной в Люксембурге. Возможно ли с точки зрения валютного регулирования заключение компанией А с компанией В договора уступки прав требования по долгу компании Б?

      Валютные операции между резидентами и нерезидентами

      Порядок действия сторон в случае уступки резидентом (компанией А) прав требования по контракту, заключенному с нерезидентом (компанией Б), новому кредитору (компании В), в случае, если новый кредитор является резидентом РФ, прописан в п. 12.2 Инструкции ЦБР № 138-И.

      В таком случае компания А закрывает Паспорт сделки (далее – ПС) в порядке, установленном главой 7 настоящей Инструкции с учетом ряда особенностей, а компания В обязана оформить ПС.

      Однако данный порядок в силу п. 12.3 Инструкции ЦБР № 138-И не распространяется на случаи частичной передачи резидентом своих прав по контракту. В таком случае первоначальный кредитор ПС не закрывает, а новый кредитор документы для оформления ПС в уполномоченный банк не представляет. Стороны действуют в порядке, установленном п. 12.4, 12.6, 12.7 Инструкции ЦБР № 138-И.

      Применительно к рассматриваемой ситуации важно помнить, что в силу ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее – ФЗ о валютном регулировании) валютные операции между резидентами запрещены, за исключением случаев, указанных в ч. 1 ст. 9 Федерального закона о валютном регулировании. Поэтому взаиморасчеты между резидентами вне зависимости от валюты переводимого обязательства могут быть осуществлены только в рублях РФ.

      Действия сторон в случае передачи резидентом (компанией А) всех своих прав по контракту, по которому оформлен ПС, путем уступки требования нерезиденту, регламентированы п.12.9 Инструкции ЦБР № 138-И.

      В таком случае ПС закрывается компанией А после получения от компании В в полном объеме денежных средств, причитающихся резиденту в соответствии с условиями договора (контракта, соглашения, иного документа) об уступке требования и (или) в случае полного исполнения компанией В своих обязательств по договору полной уступки требований способом, отличным от расчетов.

      При этом частичная уступка прав требования нерезиденту регламентирована п. 12.8 Инструкции ЦБР № 138-И.

      Особо в Инструкции ЦБР № 138-И регламентированы случаи уступки резидентом РФ прав требования финансовому агенту (фактору). Порядок действий сторон в таких случаях регламентирован п.12.15 Инструкции.

      Следует отметить, что описанный выше порядок применяется к случаям, когда по контракту между резидентом (компанией А) и нерезидентом (компанией Б) был оформлен паспорт сделки.

      Когда не нужен паспорт сделки

      Между тем, поскольку валютное законодательство разрешает уступку прав требования по контракту на сумму 50 и более тыс. долларов США, на наш взгляд, такая уступка возможна и на сумму контракта менее 50 тыс. долларов США.

      Более того, если новый кредитор (компания В) является нерезидентом и за уступку прав стороны осуществляют расчеты в иностранной валюте или в валюте РФ (валютные операции по смыслу подп. «б» п. 9 ч. 1 ст. 9 ФЗ о валютном регулировании), тогда, на наш взгляд, подлежат применению положения ст. 6 ФЗ о валютном регулировании о том, что валютные операции между резидентами и нерезидентами осуществляются без ограничений.

      Если же новый кредитор (компания В) является резидентом, тогда необходимо помнить о запрете валютных операций между резидентами (за некоторыми исключениями), установленном ч. 1 ст. 9 Федерального закона о валютном регулировании. При этом к валютным операциям закон относит использование в качестве средства платежа валютных ценностей, т.е. иностранной валюты и внешних ценных бумаг (подп. «а» п. 9, п. 5 ч. 1 ст. 1 ФЗ о валютном регулировании). Иными словами, расчеты за уступку прав должны быть произведены в рублях РФ.

      Следует отметить, что в качестве исключения из правила о запрете валютных операций между резидентами названы валютные операций между резидентами и финансовыми агентами (факторами) в рамках договоров финансирования под уступку права требования (факторинга) (п. 1 ч. 1 ст. 1 ФЗ о валютном регулировании). В частности, в ч. 4 ст. 9 Федерального закона о валютном регулировании указано:

      «Без ограничений осуществляются валютные операции между резидентами, связанные с расчетами в иностранной валюте в рамках заключенных между этими резидентами договоров финансирования под уступку денежного требования (факторинга), по которым резидентам, являющимся финансовыми агентами (факторами), были уступлены денежные требования иностранной валюты или валюты РФ, причитающейся резидентам, являющимся в соответствии с условиями внешнеторговых договоров (контрактов) с нерезидентами лицами, передающими этим нерезидентам товары, выполняющими для них работы, оказывающими им услуги, передающими им информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них».

      Таким образом, валютное законодательство в целом допускает заключение компанией А с компанией В договора уступки прав требования по долгу компании Б.

      Ограничение состоит лишь в запрете валютных операций между резидентами, который тем не менее не касается валютных операций в рамках заключенных между резидентами договоров финансирования под уступку денежного требования (факторинга).

      Банковское обозрение

      Правомерность включения в кредитный договор с физлицом условия о праве банка уступить требования по кредитному договору лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, на практике оценивается по-разному. В кейсе комментируется Определение ВС РФ № 5-КГ15-191 от 19 января 2016 года

      По мнению Роспотребнадзора, такое условие кредитного договора не соответствует закону, право требования по кредитному договору может быть передано только другому банку (Письмо Роспотребнадзора от 23.08.2011 № 01/10790-1-32). Президиум ВАС в п. 16 Информационного письма от 13.09.2011 № 146 высказал противоположную позицию, указав, что такая уступка не противоречит закону и не требует согласия заемщика.

      ВС РФ в Постановлении Пленума № 17 от 28.06.2012 также высказал свою позицию по этому вопросу и указал, что законодательством о защите прав потребителей не предусмотрено право банка передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

      По-видимому, данная позиция ВС РФ на практике привела к тому, что банки включают во все кредитные договоры с потребителями право на переуступку прав требования лицам, не имеющим банковской лицензии. Вопрос о правомерности подобной практики получил новый виток развития при вынесении Судебной коллегией по гражданским делам Определения № 5-КГ15-191 от 19 января 2016 года.

      В ходе судебного заседания было установлено, что между банком и физическим лицом был заключен кредитный договор, по условиям которого физическое лицо приняло на себя обязательство по возврату суммы кредита и начисленных на него процентов в долларах США. При этом, по мнению высшей судебной инстанции РФ, исходя из положений кредитного договора с учетом их толкования по правилам ст. 431 ГК РФ заемщику было предоставлено право, а не обязанность осуществлять платежи по кредиту в валюте, отличной от долларов США.

      В дальнейшем между банком и компанией-резидентом был заключен договор уступки права требования из указанного кредитного договора, и компания обратилась к физическому лицу с требованием об уплате задолженности по договору в рублях. Ответчик по делу, возражая против заявленных исковых требований, обратился в суд со встречным иском, в котором просил признать, что право от банка к цессионарию не перешло из-за отсутствия у цессионария валютной лицензии. По мнению заемщика, цессия не могла привести к изменению сути его обязательств и трансформации валютного долга, погашаемого в валюте, в обязательство с валютной оговоркой (оплата в рублях по курсу ЦБ РФ).

      Судебная коллегия при постановлении анализируемого судебного акта с доводами заявителя согласилась, указав, что уступка не может повлечь изменение условий кредитного договора о валюте платежа и ухудшение положения заемщика. С данным выводом суда невозможно не согласиться. Согласно положениям ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

      В ходе судебного заседания установлено, что заемщик принял на себя обязательство по возврату предоставленных ему денежных средств в иностранной валюте — долларах США. О реализации права на погашение кредита в иной валюте, в том числе в рублях, с применением механизма конвертации денежных средств физическим лицом не заявлялось.

      Заключенный между банком и компанией договор уступки права требования не может изменять обязательства не участвующего в данных правоотношениях заемщика в силу п. 3 ст. 308 ГК РФ. При этом наличие в условиях договора положения о праве физического лица осуществлять погашение задолженности в иной валюте, в том числе в рублях, не может свидетельствовать об ином характере принятых заемщиком обязательств.

      Обязательство, по которому должнику предоставляется право заменить основное исполнение другим исполнением, предусмотренным условиями обязательства, традиционно именуется факультативным. При этом именно должнику предоставлено право на изменение исполнения. Данный вывод, в частности, следует из положений ст. 308.2 ГК РФ.

      Таким образом, в соответствии с п. 1 ст. 384 ГК РФ права банка перешли к компании в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, то есть на погашение суммы кредита и начисленных процентов в иностранной валюте — долларах США.

      Согласно п. 3 ст. 317 ГК РФ использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории РФ по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных Законом или в установленном им порядке. Согласно пп. «а» п. 9 части 1 ст. 1 ФЗ от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» валютной операцией признается приобретение резидентом у резидента и отчуждение резидентом в пользу резидента валютных ценностей (иностранной валюты и внешних ценных бумаг) на законных основаниях, а также использование валютных ценностей в качестве средства платежа. При этом частью 1 ст. 9 данного Закона установлен запрет на осуществление валютных операций между резидентами.

      При таких обстоятельствах исполнение принятых на себя обязательств по кредитному договору в пользу нового кредитора со стороны заемщика невозможно в силу прямого указания Закона. Если следовать буквальному смыслу Закона, то обязательство заемщика следует признать прекратившимся в силу ст. 416 ГК РФ в связи с невозможностью исполнения. Однако в данном случае на стороне физического лица возникает неосновательное обогащение в сумме невозвращенного кредита, и компания как новый кредитор обращается к заемщику с требованием о возврате неосновательно сбереженного уже в рублях.

      Доктор юридических наук А.Г. Карапетов по данному поводу указал, что такая логика де-факто приводит к ухудшению положения должника, который не принимал на себя обязательства по возврату суммы кредита в рублях. Суд при постановлении анализируемого судебного акта от разрешения вопроса о последствиях заключения подобной сделки, в том числе о ее недействительности, уклонился, хотя, по-видимому, именно из этого подхода и исходил.

      При этом важно отметить, что изложенная позиция Верховного Суда РФ последовательно воспроизводит мнение Президиума ВАС РФ, изложенное в Информационном письме от 4 ноября 2002 года № 70. Так, в целях сохранения стабильности и обеспечения устойчивости оборота в п. 3 разъяснения судам предлагается исходить из того, что стороны имели в виду валютную оговорку, и в том случае, когда договором предусмотрено, что обязательство выражается и оплачивается в иностранной валюте, однако подобное исполнение повлечет нарушение валютного законодательства.

      Как верно заметила Л.А. Новоселова, разъяснение указывает лишь на определенную презумпцию, которая должна быть использована судом, но может быть опровергнута при рассмотрении конкретного спора с учетом условий конкретного договора 1 .

      В соответствии с п. 1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

      Пункт 2 ст. 431 ГК РФ, в свою очередь, указывает, что, если буквальное толкование не позволяет определить содержание договора в целом, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующую практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

      Несложно заметить, что Судебная коллегия при постановлении обжалуемого судебного акта прежде всего установила, что стороны имели целью провести платеж именно в иностранной валюте, и компании-резиденту передавалось право на получение платежа именно в иностранной валюте.

      При этом согласно позиции Президиума ВАС данное условие договора, если оно противоречит правилам валютного регулирования, может быть признано недействительным, что по общему правилу не влечет недействительности договора в целом. В соответствии со ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения недействительной ее части. Суд, однако, может признать недействительной сделку в целом, если по обстоятельствам дела установлено, что сделка без условия о расчетах в иностранной валюте не была бы сторонами совершена. Бесспорно сделка, целью которой является получение денежных средств, не могла быть заключена без условия о возврате денежных средств.

      Таким образом, суд, на взгляд автора, обоснованно пришел к выводу о недействительности договора цессии в данном конкретном случае. Однако уступка права требования из кредитного договора, выраженного в валюте, по-видимому, допустима при условии, что текст договора допускает осуществление платежа в рублях.

      1. Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / Л.Г. Ефимова, К.В. Карашев, Л.А. Новоселова и др.; под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. Вып. 3.

      Читайте так же:  Взятки гибдд суммы