Как доказать право на интеллектуальную собственность

ВС разъяснил применение положений ГК в области интеллектуальной собственности

23 апреля Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», проект которого рассматривался 11 апреля, о чем сообщала «АГ». После доработки документа из него были исключены три пункта с разъяснениями, так что их стало 178. Кроме того, документ подвергся значительной правке.

Процессуальные вопросы

В документе отмечается, что в соответствии с положениями ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают дела, связанные с применением положений ч. 4 ГК, за исключением случаев, когда дела этой категории в соответствии с федеральным конституционным законом и федеральными законами рассматриваются арбитражными судами.

Пленум разъяснил, что данные дела, по общему правилу, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции, если стороной в споре является гражданин, не имеющий статуса ИП, или гражданин, хотя и имеющий такой статус, но дело возбуждено не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК).

Споры о том, кто является автором результата интеллектуальной деятельности, рассматриваются судами общей юрисдикции как не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, за исключением споров об авторстве изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений и секретов производства (ноу-хау), которые с учетом подп. 5 п. 1, абз. 2 п. 2 ст. 1398, гл. 73 и 75 ГК, п. 6 ч. 6 ст. 27, абз. 5 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК подсудны Суду по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Споры об определении размера вознаграждения авторов (соавторов) отнесены к компетенции судов общей юрисдикции.

Общие положения ч. 4 ГК

В документе отмечается, что, исходя из положений п. 2 ст. 1229 ГК, исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (за исключением права на фирменное наименование) может принадлежать нескольким лицам совместно. Указанное не означает наличия у данных лиц права на раздел принадлежащего им исключительного права и выдел из него долей.

При этом из принятого текста постановления убрано положение о том, что при переходе исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к нескольким наследникам оно принадлежит им совместно. Ранее предлагалось разъяснение, что использование такого результата, распоряжение исключительным правом, а также защита такого права в указанном случае осуществляются согласно п. 3 ст. 1229 ГК.

Распоряжение исключительным правом

Пленум ВС разъяснил, что договор, предусматривающий отчуждение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений ст. 431 ГК может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным полностью или в соответствующей части (ст. 168, 180 ГК).

Отмечается, что несоблюдение требования о государственной регистрации не влечет недействительности договора отчуждения исключительного права. В силу п. 6 ст. 1232 ГК переход исключительного права, его залог или предоставление права использования считаются несостоявшимися. Заинтересованная сторона договора вправе без участия другой стороны обратиться с заявлением о государственной регистрации.

Общие вопросы защиты интеллектуальных прав

Пленум ВС указал, что при рассмотрении судом дел о нарушении интеллектуальных прав возражения сторон, относящиеся к спору, подлежащему рассмотрению в административном (внесудебном) порядке, не должны приниматься во внимание и не могут быть положены в основу решения.

Указывается, что применение к лицу, нарушившему интеллектуальные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, мер административной или уголовной ответственности не исключает возможности применения к этому же лицу мер защиты интеллектуальных прав в гражданско-правовом порядке. При этом следует иметь в виду, что сам по себе отказ в привлечении лица к административной или уголовной ответственности не означает невозможности применения гражданско-правовых мер защиты.

Отмечается, что при разрешении вопроса о том, имел ли место факт нарушения, суд в силу ст. 55 и 60 ГПК, ст. 64 и 68 АПК вправе принять любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством, в том числе из Интернета. Также дано прямое разрешение использовать скриншоты в качестве доказательств, исходя из того, что перечень доказательств в процессуальном законе открыт.

Указывается, что, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных Гражданским кодексом. По требованиям о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн руб. суд определяет сумму компенсации исходя из представленных сторонами доказательств не выше заявленного истцом требования.

В документе закрепляется, что положения абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК о снижении размера компенсации применяются только при множественности нарушений и лишь в случае, если ответчиком заявлено о необходимости применения соответствующего порядка снижения компенсации.

При этом из принятого постановления исключены положения о том, что суд не может взыскать компенсацию в размере ниже низшего предела, установленного абз. 2 ст. 1301, абз. 2 ст. 1311, абз. 2 ст. 1406.1, подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 ГК, если иное не предусмотрено абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК, а также о порядке расчета размера такой компенсации.

Пленум ВС отказался от разъяснения, что суд в исключительных случаях с учетом характера и последствий нарушения может снизить размер компенсации, взыскиваемой за совершенные одним действием несколько нарушений, ниже указанного в абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК предела, если ответчиком представлены доказательства многократного превышения размера компенсации над размером причиненных правообладателю убытков, а обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что нарушение исключительного права совершено лицом впервые и что использование результатов интеллектуальной деятельности с нарушением не являлось существенной частью его хозяйственной деятельности и не носило грубый характер.

Кроме того, в принятом постановлении отсутствует положение, согласно которому к лицам, предоставляющим возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, соответственно применяются правила п. 2 и 3 ст. 1253.1 ГК – в зависимости от характера действий такого лица. Также из документа убрали разъяснение, указывающее, что, в случае использования ссылки, при которой на просматриваемом сайте отражается находящийся на ином сайте материал без перехода на него, возможность применения к лицу, разместившему такую ссылку, норм об информационных посредниках зависит от того, каким образом оформлена ссылка и как посетители сайта воспринимают данный материал.

Авторское право

Пленум ВС указал, что судам при разрешении вопроса об отнесении конкретного результата интеллектуальной деятельности к объектам авторского права следует учитывать, что по смыслу ст. 1228, 1257 и 1259 ГК в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. При этом надлежит иметь в виду, что, пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом.

Авторское право с учетом п. 7 ст. 1259 ГК распространяется на любые части произведений при соблюдении следующих условий в совокупности: такие части произведения сохраняют свою узнаваемость как часть конкретного произведения при их использовании отдельно от всего произведения в целом. Такие части произведений сами по себе, отдельно от всего произведения в целом, могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и выражены в объективной форме.

Пленум ВС разъясняет, кто признается соавтором и при каких условиях. Так, например, отмечается, что не дает оснований к признанию соавторства оказание автору или соавторам технической и иной помощи, не носящей творческого характера.

Отмечается, что в силу п. 3 ст. 1263 ГК авторы музыкального произведения, использованного в аудиовизуальном произведении, сохраняют право на вознаграждение при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, этого аудиовизуального произведения. Ранее данное разъяснение содержало исключение – «если иное не предусмотрено договором об отчуждении исключительного права, заключенным авторами музыкального произведения с изготовителем аудиовизуального произведения (пункт 4 статьи 1263 ГК РФ)».

Указывается, что авторские права переводчика, составителя и иного автора производного или составного произведения охраняются как права на самостоятельные объекты авторских прав независимо от охраны прав авторов использованных произведений. Исключительное право автора производного или составного произведения возникает в силу факта создания такого произведения, но использоваться такое произведение может только с согласия авторов использованных произведений на переработку их произведения или на включение его в составное произведение.

В итоговый вариант документа также добавилась информация о том, что геологическая информация о недрах не охраняется авторским правом в силу п. 5 ст. 1259 ГК.

Права, смежные с авторскими

В постановлении отмечается, что при заключении с исполнителем договора о создании аудиовизуального произведения согласие исполнителя на использование исполнения в составе аудиовизуального произведения предполагается. Согласие исполнителя на отдельное использование звука или изображения, зафиксированных в аудиовизуальном произведении, должно быть прямо выражено в договоре (п. 4 ст. 1317 ГК). При этом разъясняется, что норма п. 4 ст. 1317 ГК относится не к правилам, установленным законом для договора (ст. 422 ГК), а к порядку законного использования звука или изображения.

«Следовательно, отдельное использование звука или изображения при отсутствии указания на предоставление такого права в договоре является нарушением исключительного права использования исполнения и в том случае, если соответствующий договор был заключен до момента, когда это требование было установлено законодателем сначала в Законе об авторском праве, а потом в ГК РФ», – указывается в документе.

Отмечается, что возможность организации эфирного или кабельного вещания самостоятельно определять содержание радио- и телепередач подразумевает самостоятельность такой организации в выборе предлагаемых ею программ, но не предполагает права этой организации свободно использовать произведения любым способом (в том числе путем переработки, использования в составе сложного объекта) и в любой форме без согласия правообладателя.

Патентное право

Разъяснено, что автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Авторами (соавторами) не являются лица, оказавшие автору только техническую помощь (изготовление чертежей, фотографий, макетов и образцов, оформление документации и т.п.), а также лица, осуществлявшие лишь руководство разрабатываемыми темами, но не принимавшие творческого участия в создании изобретения, полезной модели или промышленного образца.

С учетом того что в силу ст. 1347 ГК автором изобретения, полезной модели или промышленного образца считается, пока не доказано иное, лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, дела об авторстве изобретения, полезной модели, промышленного образца могут рассматриваться судом и до выдачи патента.

В раздел добавлено уточнение о том, что при рассмотрении дел, связанных с оспариванием авторства не только на изобретение, но и на полезную модель, промышленный образец, суд учитывает характер участия каждого из лиц, претендующих на авторство или участие в создании, а также учитывает факты внесения личного творческого вклада и творческого участия в совместном труде.

В то же время из раздела «Патентное право» убрали разъяснение о том, что после признания недействительными патента или свидетельства на товарный знак лицензионные договоры, заключенные на их основе, сохраняют действие в той мере, в какой они были исполнены к моменту вынесения решения о признании недействительными патента или предоставления правовой охраны товарному знаку.

Право на секрет производства (ноу-хау)

Отмечается, что положения гл. 75 ГК определяют порядок правовой охраны ноу-хау, т.е. сведений любого характера о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющих действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны. При этом в постановлении отсутствует положение о том, что под конфиденциальностью информации понимается обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (п. 7 ст. 2 Закона об информации).

Право на фирменное наименование

Пленум ВС разъяснил, что юридическое лицо вправе иметь по одному полному фирменному наименованию и одному сокращенному на любом языке народов России и (или) иностранном языке. При этом возможность юридического лица иметь сокращенное фирменное наименование не обусловлена одновременным наличием сокращенного фирменного наименования на русском языке. Право на такое фирменное наименование, указанное в учредительных документах юридического лица, также возникает со дня государственной регистрации самого юридического лица, если такое наименование в этих документах было указано изначально, или со дня государственной регистрации изменений, внесенных в учредительные документы юридического лица.

Стоит отметить, что ранее в данном разделе было закреплено, что требование о прекращении использования фирменного наименования подлежит удовлетворению, если нарушение имеет место на момент вынесения судом решения.

Право на товарный знак и право на знак обслуживания

В постановлении отмечается, что в силу п. 1 ст. 1484 ГК исключительное право использования товарного знака принадлежит лицу, на имя которого соответствующий товарный знак зарегистрирован. Следовательно, правообладателю не может быть отказано в защите права на товарный знак (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительным в порядке, предусмотренном ст. 1512 ГК, или прекращения правовой охраны товарного знака.

Вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по приобретению соответствующего товарного знака (по государственной регистрации товарного знака) или действия по применению конкретных мер защиты могут быть квалифицированы как злоупотребление правом. Неиспользование товарного знака правообладателем, обращающимся за защитой принадлежащего ему права, само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом.

Пленум подчеркнул, что использование рекламодателем при размещении контекстной рекламы в Интернете в качестве критерия для показа рекламного объявления ключевых слов (словосочетаний), тождественных или сходных до степени смешения с принадлежащим другому лицу средством индивидуализации, с учетом цели такого использования может быть признано актом недобросовестной конкуренции. При этом исключено имевшееся в проекте указание о том, что данные действия могут быть признаны недобросовестными вне зависимости от того, является ли такое использование нарушением исключительного права на соответствующее средство индивидуализации.

Читайте так же:  Мировой суд миасс 7

Право на наименование места происхождения товара

Пленум ВС разъяснил, что при рассмотрении иска о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара суд на основании подп. 1 п. 1 ст. 1536 ГК, в частности, устанавливает факт наличия (отсутствия) данных об исчезновении характерных для конкретного географического объекта условий, о необратимом характере негативных факторов, влекущих исчезновение таких условий и невозможность производства товара, обладающего особыми свойствами, указанными в Государственном реестре наименований мест происхождения товаров России. Кроме того, суд устанавливает факт взаимосвязи соответствующего негативного фактора с изменением того или иного показателя, характеризующего товар.

«При этом тот факт, что лицо лишено возможности производить товар, обладающий особыми свойствами, указанными в названном выше реестре в отношении наименования места происхождения товара, сам по себе не свидетельствует о невозможности производства такого товара иными лицами и не исключает возможности предоставления исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара любому лицу, которое в границах того же географического объекта производит товар, обладающий теми же особыми свойствами», – отмечается в постановлении.

Право на коммерческое обозначение

Указывается, что исключительное право использования коммерческого обозначения на основании п. 1 ст. 1539 ГК принадлежит правообладателю, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории. В связи с этим право на коммерческое обозначение не возникает ранее момента начала фактического использования такого обозначения для индивидуализации предприятия (например, магазина, ресторана и т.д.).

Отмечается, что право на коммерческое обозначение охраняется при условии, что употребление обозначения правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории после 31 декабря 2007 г. (независимо от того, когда употребление обозначения началось).

Выводы

Ранее в комментарии «АГ» руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal Максим Али указывал, что в целом вопросы, которые затрагивает постановление, крайне разнообразны и актуальны для судебной практики. Юрист отметил, что документ призван помочь судам выделить единое или разные правонарушения в сфере интеллектуальных прав, рассчитать компенсацию, дать рекомендации по защите переработанных произведений и по признанию результатов интеллектуальной деятельности служебными. «Данный документ можно считать неким промежуточным итогом развития правоприменительной практики в сфере интеллектуальной собственности», – заключил Максим Али.

Адвокат в области защиты интеллектуальных прав, старший партнер юридической фирмы «Тиллинг Петерс» Екатерина Тиллинг отметила, что со многими разъяснениями Пленума ВС можно не соглашаться, поскольку где-то они кажутся противоречивыми. «Но обороту нужны понятные правила игры, которые суд предоставляет посредством таких разъяснений. Между тем за рамками постановления остались некоторые проблемные вопросы, как то практика правоприменения в части наименований мест происхождения товаров или принудительных лицензий», – указала адвокат.

Вячеслав Голенев отметил, что Пленум ВС в постановлении во многом пытается восполнить проблемы, коллизии и неясности норм российского интеллектуального права, что делает довольно-таки успешно.

Авторское право, его защита: кто ее осуществляет?

Какие вопросы решает адвокат по авторскому праву во внесудебных и судебных процессах?

В своих функциях адвокат в сфере авторского права решает ряд вопросов, связанных с отношениями интеллектуальной собственности и патентообладателей, авторов и других, а именно:

  • Кому принадлежит авторское право? Проведение досудебной экспертизы, установление автора
  • Какие права автора нарушили, и какое возмещение ущерба должен требовать владелец, если его материалы были использованы в коммерческих или некоммерческих целях незаконно?
  • Что должен требовать один из авторов от группы соавторов, если без ведома первого, начата публикация произведений?
  • Более того, адвокат по авторскому праву сможет осуществить грамотную политику в процессе судебных разбирательств, когда автор не может защитить себя самостоятельно. Плюс ко всему, адвокатские команды могут проводить консультации по аспектам интеллектуальной собственности без проведения проверок и экспертиз, способствовать проведению переговоров с целью мирного разрешения конфликта. К тому же, они имеют право проверять корректность и законность сделок по передаче прав на интеллектуальную собственность.

    Защита авторского права: какие доказательства можно предоставить для установления авторства?

    На данный момент, на территории Российской Федерации действует презумпция авторства, что, говоря обычным языком, представляет собой датированный факт предоставления произведения. Если настоящий автор зарегистрирует свои права на книгу, песню или музыку позже, чем это сделает кто-либо другой, то доказать принадлежность к данной интеллектуальной собственности будет крайне сложно, хотя этот факт будет считаться нарушением авторских прав. Что может служить доказательством авторства при подаче иска в суд?

  • Черновики произведения, датированные разработки музыки на компьютере, эскизы и пр.
  • Нотариально заверенная регистрация авторских прав
  • Документ о депонировании произведения
  • Нераспечатанное заказанное письмо с экземпляром произведения
  • Электронный экземпляр произведения, записанный на диск с фиксированной датой
  • Стоит отметить, что во время судебных разбирательств, самым веским доказательством предъявления авторских прав будет служить документ, одобренный и заверенный нотариусом, а лишь потом, акт депонирования и другие.

    Что можно причислить к актам нарушения авторских прав?

    Сейчас, проблемы и правонарушения в области авторского права растут в огромных масштабах, так как с развитием телевидения, электронной техники, а также всемирной сети – контролировать законность распространения произведений, становится крайне трудно. Что же можно оценить, как правонарушение?

    • «Пиратство» ( как видео-, так и аудио-) – создание и запись копии медиа файлов с целью коммерческого или некоммерческого нелегального распространения. Что можно ожидать от подобных экземпляров произведения? Его качество может быть значительно ниже, нежели качество оригинала, но, с другой стороны может являться точной копией.
    • Создание «Кряков» для лицензионных программ. Так политика получения ключа за определенную плату в Российской Федерации не очень популярна, то «кряки» и «таблетки» приобрели огромную популярность. На интернет- порталах существуют целые комплекты с уже вложенными в них взломанными программами и ключами.
    • Электронные библиотеки и незаконное издательство авторских книг. На литературных интернет — порталах находятся терабайты электронных книг, которые запрещены к свободному распространению.
    • Статья нарушения авторских прав и ее содержание

      Данная статья рассматривает несколько видов наказаний за некоторые виды нарушений, а именно:

    • За плагиат предусмотрено принудительное взимание средств размером до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы за срок до полутора лет, а также исправительные работы или заключение под стражу до шести месяцев
    • За коммерческое или некоммерческое использование незаконных авторских материалов взимание штрафа и срок исправительных работ, а также заключение под стражу
    • За проступки с отягощающими обстоятельствами срок исправительных работ увеличен до пяти лет, а взимаемый штраф до пятисот тысяч рублей
    • За нарушение авторских прав ответственность налагается либо добровольно по договоренности обеих сторон при досудебном урегулировании спора, либо в судебном порядке.

      Что можно сказать о практике решения подобных вопросов в реальной жизни? Такие разбирательства крайне трудны, а особенно тяжело установление нанесенного ущерба. Например, выкладывая произведение в социальную сеть, нельзя сказать, что пользователь обогатился, но определенный ущерб исполнителю был нанесен. Как же определить размер этого ущерба? До сих пор, точных критериев в Российском законодательстве не было установлено.

      У вас остались вопросы?
      Задайте их эксперту:

      Интеллектуальная собственность и авторское право в Интернете Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

      Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Афанасьев А.В.,

      Текст научной работы на тему «Интеллектуальная собственность и авторское право в Интернете»

      Интеллектуальная собственность и авторское право в Интернете

      финансовый менеджер ПТ «Холдинга «Социальная инициатива и Компания»

      От нарушения авторских прав страдают не только издательства и студии звукозаписи. Молодой талантливый поэт или художник, проснувшись однажды утром, может обнаружить свое произведение опубликованным на страницах какого-нибудь глянцевого журнала или Интернет-сайта. Первая радость (наконец-то меня напечатали!) быстро сменяется горечью от осознания обмана и несправедливости. Дело даже не в том, что редакция почему-то забыла заплатить гонорар, а у произведения нет подписи; над своим творением автор корпел ночами, вкладывал душу, и вот теперь об эту самую душу вытерли ноги. Сразу же возникает естественное желание разобраться со злоумышленником, и на память приходят туманные, не совсем ясные формулировки: «интеллектуальная собственность», «авторское право», «защита информации».

      В силу исторически сложившихся причин в России авторские права и интеллектуальная собственность считаются чем-то несущественным. Общество скорее осудит автомобильного угонщика, чем хакера-само-учку, наносящего своей деятельностью миллионные убытки. К счастью, бытующий на постсоветском пространстве миф о законодательной незащищенности автора постепенно начинает исчезать.

      Самая первая и главная защита — это информированность о своих правах. Права автора защищены законодательно на государственном уровне в той же мере, как и права любого другого субъекта правовой деятельности. Интеллектуальная собственность является точно таким же видом собственности, как недвижимость или другое имущество. Предусмотрены и законные механизмы восстановления справедливос-

      ти. Область Интернета не является исключением, хотя в силу специфики объекта существует масса юридически спорных моментов, осложняющих восстановление справедливости. Порой даже распечатка лог-файлов не является для судьи веским аргументом в доказательстве вины хакера.

      Федеральный закон «Об авторском праве и смежных правах» определяет понятие «автор» как «физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение». В этом же законе прописано, что «авторское право на произведение науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания. Для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо формальностей». Оцифровка и публикация в Интернете являются типичным воспроизведением или переработкой, будь то авторский текст, рисунок, или программа.

      Известить потенциального злоумышленника о вашей осведомленности в области авторского права можно, поставив специальный знак под названием copyright, свое имя и дату создания произведения, хотя с юридической точки зрения для доказательства ваших прав этого не требуется. На суде (очень часто это — единственный способ восстановления законности) будет прежде всего необходимо доказать свое авторство на украденное произведение, а также тот факт, что именно ответчик виновен в правонарушении. В любом случае без консультации юриста не обойтись.

      В одной из статей Россия была названа территорией свободного копирования. Действительно, складывается впечатление,

      Вопросы подписки по тел. (495) 129-0001

      ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РФ

      что в области электронного пиратства мы впереди планеты всей. Вспомните, с каким негодованием мы следили за попытками звукозаписывающих студий пресечь распространение пиратских тр3-файлов. Набор программного обеспечения ценой в несколько тысяч долларов, купленный за семьдесят рублей, стал вполне будничным явлением.

      С Интернетом все одновременно и проще, и сложнее. Сложнее — из-за устойчивого общественного мнения (территория свободного копирования!) и отставанием законодательства, прежде всего процессуального, от темпов развития отрасли. Проще -из-за открытости системы: часто при желании можно добиться внимания к факту плагиата, более оперативно получить информацию и принять меры.

      В Сети (как, впрочем, и в офлайновой действительности) крупному предприятию защитить свои права легче, чем пользовате-лю-одиночке. Известность и материальные ресурсы, а также последовательное стремление законным путем преследовать каждое нарушение своих прав в конечном итоге дают результат. Так, некоторые студии отстаивают права даже на «320 авторских пикселей». Но если вы простой автор, не обремененный широкой известностью, как добиться справедливости? Куда обратиться?

      На самом деле не все так печально, как кажется на первый взгляд. В Интернете существует масса ресурсов, посвященных проблематике авторского права, интеллектуальной собственности, борьбе с пиратством. Достаточно воспользоваться любой поисковой системой. Публикуются правовые акты, некоторые сайты ведут профессиональные юристы, специализирующиеся в этой области, существуют специальные службы, занимающиеся решением вопросов нарушения авторского права.

      Ресурс «Интернет и право», созданный юристом Антоном Серго, пожалуй, является наилучшим справочником по вопросам ав-

      торского права в Интернете. Сайт содержит исчерпывающую подборку соответствующих законов и нормативных документов, комментарии к ним и, что особенно важно -разбор прецедентов и документы судебных дел. Кроме ресурсов по общим вопросам авторского права и интеллектуальной собственности, есть проекты, специализирующиеся на литературной сфере. Правовой раздел сетевого издательского агентства «Издат.ру» содержит обширную и хорошо структурированную информацию о защите авторских прав и специфике публикации в Интернете.

      Надо отметить, что из всей массы авторов необходимо выделить создателей программного обеспечения. Дело в том, что, кроме Федерального закона «Об авторском праве и смежных правах», действует Федеральный закон «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», который регламентирует правовые отношения в связи с созданием, регистрацией и распространением программного обеспечения. Кроме всего прочего, этот закон предусматривает государственную регистрацию программ путем подачи заявки в Российское агентство по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем. В будущем эта процедура поможет существенно облегчить решение вопроса о нарушении авторских прав. Помимо этого, существуют сервисы, позволяющие автору официально распространять и продавать свой программный продукт, например система Softkey.ru.

      Как мы видим, защита авторских прав -дело трудное, но вполне осуществимое. Главное — это информированность и желание эти права отстаивать. Естественно, что воровство и плагиат в сети Интернет является отражением общей правовой культуры. Но, отстаивая свои личные права, автор борется и с явлением в целом.

      Доказать авторство или как не остаться в дураках: наглядная инструкция

      «Регистрируем авторское право на произведения!» — столь манящие призывы можно встретить на многочисленных юридических сайтах, оформленных для солидности картинками с изображением роскошных кабинетов или фотографиями самих юристов, игриво улыбающимся своей целевой аудитории.

      На самом деле – это мошенничество в законе. Авторское право НЕ ТРЕБУЕТ регистрации! Оно возникает само по себе, с момента создания уникального продукта.

      Петя написал стих «Моей Любимой»? Отлично, Петя стал автором, обладателем пресловутых авторских прав. Нет, Пете не нужно стучаться во все чиновничьи двери, чтобы зарегистрировать авторское право, он им является по умолчанию. И да, Петя – не дурак, он просто хорошо знает, что в нашей стране регистрация авторских прав не является обязательным мероприятием.

      Почему регистрировать авторство необязательно?

      Чтобы понять, почему так происходит, давайте обратимся к законодательству. Россия в части ГК РФ, где речь идет об объектах интеллектуальной собственности, руководствуется международными актами и положениями.

      Одним из основных документов являются положения Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений. В п. 2 ст. 5 Конвенции указано, что использование авторства и его реализация не могут быть связаны с осуществлением формальностей.

      Проще говоря, после того, как Петя написал стих «Моей Любимой», его никто НЕ ВПРАВЕ обязать бегать с бумажками по государевым кабинетам. Он не обязан собирать документы о своем авторстве, где-то регистрировать свое произведение, и уж точно не должен зачитывать его перед уставшими и преступно равнодушными чиновничьими фигурами.

      Отдельный интерес вызывает знак охраны авторского права – знак ©. «Специалисты» часто убеждают доверчивых авторов, что они обязаны публиковать свои творения под данным знаком, якобы он защищает автора от недобросовестных злоумышленников. Данная формальность навязывается как обязательная мера.

      Интересный факт: ранее существовал особый порядок мероприятий, который осуществлялся в целях охраны авторства по «Статуту королевы Анны». Процедура касалась только писателей. Так, любое произведение (например, книгу, текст, статью) следовало регистрировать в спецреестре Stationers’ Company. Далее следовал процесс депонирования экземпляров в реестре Королевской библиотеки и в ряде других хранилищ и библиотек. Бернская конвенция полностью отменила все формальности.

      Если же мы обратимся к законодательству России, то увидим, что нормативные документы государства не имеют противоречий в отношении международного права. В п. 4 ст. 1259 ГК РФ указано, что регистрация авторских работ не требуется, и она не сможет каким-то образом повлиять на возникновение, осуществление и защиту авторских прав.

      В статье я рассказываю, как доказать авторство. Чтобы «не остаться в дураках», лучше всего обратиться к высококвалифицированному юристу. У меня есть практический опыт по представительству в суде, поэтому Вы можете обратиться ко мне за помощью!

      Как доказать авторские права на конкретный объект?

      Представьте ситуацию – вы являетесь достаточно известным в своих кругах писателем. И вот, однажды, в прекрасное воскресное утро, вы случайно в интернете обнаруживаете один из своих рассказов под именем, например, «Солнечного Василия». Причем ваш рассказ опубликован на достаточно солидном сайте, а Солнечному Василию в комментариях почитатели творчества поют восторженные дифирамбы.

      Что делать? Первая мысль (и она же – самая верная) – доказать авторство.

      В нашей стране существует ряд способов доказать свое авторство.

      Через презумпцию авторства. Метод заключается в том, что авторство признается за лицом, имя которого указано на произведении. До тех пор, пока не удалось доказать обратное.

      Как это работает? В случае с Солнечным Василием все просто – разумеется, автором все считают вороватого Василия, а не вас. Однако вы можете вывести его на чистую воду, представив экземпляр работы с вашим именем, напечатанный в более ранний период. Например, если у вас есть сайт – в суде доказательством послужит публикация произведения (например, за 3 года до воровства авторства) на вашем ресурсе, под вашим именем.

      Имейте в виду! Исходя из положений, изложенных в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», автором будет считаться ваш оппонент, пока не удастся доказать иное.

      Реальная история. Дело № А60-37813/2013.

      В АС Свердловской области в 2013 году было рассмотрено дело о нарушении авторских прав. Иск был подан Варламовым И. А., ответчиком по делу выступало ООО «Уралинформбюро».

      Суть претензий заключалась в том, что ответчик, являясь СМИ, без ведома автора использовал фотографии, которые были сделаны истцом (Варламов зарегистрирован как ИП, профессионально занимается фотографией), и изложены им в своем интернет-блоге. Количество используемых фотографий – 7 штук. Сумма исковых требований составила 210 000 рублей.

      Доказательством авторского права в данном случае стали не только даты публикаций в блоге предпринимателя, но и регистрация сего факта посредством нотариального удостоверения. Официальный документ приобщили к делу.

      Суд полностью удовлетворил требования истца, и назначил ООО «Уралинформбюро» не только возместить компенсацию в размере 210 000 рублей, но и оплатить все расходы, связанные с судом.

      Через установление факта авторства при помощи экспертизы. Метод заключается в том, чтобы доказать авторство посредством проведения автороведческой или искусствоведческой экспертизы, альтернативное название «атрибуция». То есть к реализации такого исследования могут привлекаться лингвисты или другие узкие специалисты.

      Как доказать авторское право, если у вас нет открытых публикаций? Так, если вы по каким-то причинам не опубликовали произведение ранее, то доказать, что оно принадлежит именно вам, а не Солнечному Василию, поможет проведение специальной экспертизы, в процессе которого лингвисты исследуют образцы ваших рассказов и произведений оппонента. А также дадут заключение, из которого станет ясно, кто же настоящий автор – вы или всеми почитаемый Василий.

      Через иные доказательства. В данном случае речь идет о различных материалах, которые остались у автора в процессе создания материала – чертежи, исходники, переписки с заказчиками и другие доказательства.

      То есть, чтобы доказать свое авторство и заставить Солнечного Василия выплатить вам компенсацию, вы можете представить суду черновики, которые у вас остались при создании рассказа.

      Опять же, для наглядной демонстрации вернемся к делу № А60-37813/2013. В ходе судебных разбирательств было установлено, что автор наносил на свои изображения авторские маркировки (имя, фамилию), однако на сайте СМИ эти изображения появились уже в обрезанном виде. Фактически автор доказал путем приложения «иных доказательств», что фото действительно были сделаны им, и их использование на постороннем сайте без его разрешения было незаконным.

      Как доказать авторское право на программу?

      Существует особая каста объектов авторского права – это программы под ЭВМ. В соответствии с законодательством, на такие объекты регистрация не является обязательной, однако эксперты сходятся во мнении, что регистрация таких продуктов нужна. Заявление на регистрацию следует подавать в Роспатент.

      В документе должны быть указаны следующие данные:

    • личные сведения об авторе, ФИО, место жительства;
    • депонируемый материал, который идентифицирует программу;
    • вместе с заявлением подается квитанция об оплате госпошлины.
    • Итак, допустим, вы создали программу для смартфонов, которая позволяет отслеживать последние действия ваших друзей в соцсетях. Программа оказалась востребованной, интересной для широкого круга лиц, однако вы по каким-то причинам решили ее не регистрировать. И вот, спустя полгода вы узнали, что программу чуть-чуть видоизменили и продают за баснословные деньги неизвестные лица, которые называют себя авторами.

      Как доказать авторство на изобретение?

      Помните, доказательствами в данном случае будут служить:

      1. Ранее выпущенные публикации в СМИ или на электронных ресурсах с упоминанием вашего авторства;
      2. Свидетели;
      3. Нотариальное удостоверение именной подписи на объекте;
      4. Хранение нотариального характера, когда образец запаковывается в присутствии нотариуса и заверяется печатью;
      5. Лицензионный договор. Он применяется в случае, если исключительные права на программу автор передал лично вам.

      Соответственно, вы вправе обратиться в суд, где сможете не только отстоять свое авторство, но и получить компенсацию за причиненный ущерб в виде упущенной выгоды.

      Напишите мне на почту, заполнив форму ниже, и я помогу разобраться в проблеме! Либо воспользуйтесь одним из следующих контактов:

      Попробуй бесплатно CRM для управления франчайзинговой сетью BuroBase — все в одном месте:

    • управляй своими франчайзи;
    • обучай команду внутри площадки;
    • планируй мероприятия;
    • следи за оплатой роялти.
    Читайте так же:  Куда подать на развод с разделом имущества

    Попробовать бесплатно

    Доказательство авторства

    Доказательство авторства «презумпция»

    Пунктом 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г. № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» разъясняется, что «при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного Закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации«. В то же время «истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. При этом необходимо исходить из презумпции авторства«.

    Данные разъяснения сохраняют свою силу и после вступления в силу части четвертой ГК РФ, так как правовое регулирование отношений, связанных с использованием объектов авторских прав, в соответствующей части не изменялось.

    На практике чаще всего процесс доказывания авторства опирается именно на так называемую «презумпцию авторства» и сводится к предоставлению наиболее раннего по времени создания экземпляра произведения, на котором указан автор.

    «Презумпция авторства» закреплена в статье 1257 ГК РФ: «Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его автором, если не доказано иное». Это означает, что в случае возникновения любого спора автору достаточно представить любой экземпляр произведения, на котором он указан в качестве автора каким-либо обычным способом, например, на титульном листе, в оглавлении или непосредственно в тексте произведения.

    Однако, если иные лица сумеют представить экземпляры того же произведения с более ранней датой создания, на которых в качестве автора произведения указано иное лицо, рассматриваемая презумпция будет действовать уже в отношении такого лица, которое и будет признаваться авторов, пока не будет доказано иное.

    Данные положения призваны облегчить доказывание самим автором его авторства в отношении произведения. КОПИРУС оказывает авторам помощь в обеспечении доказательств, которые они могут использовать для подтверждения своего авторства, а именно принимает на хранение (депонирует) экземпляр произведения с проставлением на нем даты депонирования и выдает свидетельство о принятии такого произведения и регистрации сведений о нем в реестре задепонированных произведений.

    Таким образом, с использованием сведений о задепонированного экземпляра произведения автор в случае возникновения спора может доказать, что именно он является автором задепонированного в КОПИРУС произведения. Принятый на хранение в КОПИРУС экземпляр произведения может предоставляться по запросу суда, а его копии и копии свидетельства — в соответствии с действующим законодательством.

    В качестве правообладателя (обладателя исключительного права на используемое произведение) может выступать сам автор или лицо, к которому исключительное право на произведение перешло по какому-либо основанию, предусмотренному законодательством (наследование, отчуждение по договору и т.д.).

    В свою очередь подтверждать свое авторство и первоначальную принадлежность исключительного права на произведение автор может с использованием «презумпции авторства».

    Консультация: (495) 921-22-31; Задать вопрос юристу

    Статьи и новости по теме:

    Европейский парламент сегодня проголосовал за принятие Директивы Европейского Союза об авторском праве >>

    Согласно имеющейся информации, фотограф из Ульяновска обратился в районный суд с иском, чтобы таким образом разобраться с делом о нарушении прав интеллектуальной собственности >>>

    Эдуард Успенский скончался в середине августа, оставив после себя значительное авторское наследие >>>

    2 февраля 2017 года в Брюсселе будут обсуждать реформу авторского права. Мероприятие организовано совместно Европейским советом писателей, Федерацией европейских издателей и Международной федерацией авторско–правовых организаций по копированию >>>

    Как известно, в настоящее время в Евросоюзе активно готовятся к реформам в сфере авторского и смежных прав. Чтобы новое законодательство учитывало интересы всех заинтересованных сторон, с 5 декабря 2013 г. до 5 марта 2014 г. Европейская Комиссия проводила общественные консультации. И вот, результат >>>

    Спорные моменты доклада вице-президента Европейской Комиссии Нелли Крус на международной конференции в институте информационного права IViR (Нидерланды). Нелли Крус высказала довольно либеральную позицию, предусматривающую существенное расширения круга исключений и ограничений авторских прав и свободный доступ пользователей к охраняемым материалам >>>

    В Женеве 26 сентября открылись ежегодная конференция и сессия Генеральной ассамблеи ЕАНА (Европейский альянс информационных агентств), профилирующей темой которых стал всесторонний анализ авторских прав на статьи новостей в Интернете >>>

    Исследование, проведенное учёными Джо Караганис и Леннартом Ренкема из Колумбийского университета показало, что несмотря на суровость законов об авторском праве, многие жители США и Германии не «брезгуют» нелегальным контентом в Интернете >>>

    28-я Генеральная конференция Юнеско, проходившая в 1995 году во Франции, приняла решение об учреждении Всемирного дня книги и авторского права >>>

    Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга начинающий стилист Дарья Петухова признана виновной в нарушении авторских прав другого стилиста-визажиста >>>

    Интеллектуальная собственность: старые проблемы и новая практика

    Новинки в законодательстве

    Технологии развиваются, и должны развиваться законы, в том числе и в сфере интеллектуальной собственности, уверена Мария Кочубеева, директор департамента судебной работы Otto Group. «Кто слышал 10 лет назад о «крипте» и биткоинах? А они здесь, отсидеться не получится. Пенсионный возраст-то повысили», – заявила она и рассказала о последних новеллах в отрасли. Так, уже 27 июня вступит в силу закон, по которому на промышленные образцы как вид интеллектуальной собственности можно будет получить временную правовую охрану.

    А еще Госдума сейчас рассматривает законопроект № 573466-7, который поможет решить конфликты между тремя и более правообладателями одного объекта, если они не могут договориться по поводу совместного использования. Сейчас закон требует единогласного одобрения сделки, что грозит тупиком в случае, если кто-то из голосующих не согласен с общим решением. Законопроект же устанавливает, что в таком случае хватит большинства голосов, а это значит, что для двух правообладателей несогласие третьего помехой не станет. «У данного законопроекта есть один явный минус – он не защищает права правообладателя, который остается в меньшинстве», – так об инициативе отозвалась принявшая участие в конференции Юлия Фадеева, главный юрисконсульт «Газпромнефть НТЦ».

    Виктория Галковская, заместитель начальника управления организации предоставления государственных услуг Роспатента, рассказала о законодательных инициативах ведомства в рамках в рамках национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации», и о том, как будет повышаться эффективность взаимодействия патентного ведомства с участниками рынка. Для регистрации передачи прав на интеллектуальную собственность Роспатент собирается использовать блокчейн. Сейчас требуется подача заявления в Роспатент, подписание договора – ряд формальных требований. Потом эксперт проводит полнейшую верификацию соглашения практически вручную. «Использование распределенных реестров и блокчейна позволит практически в онлайн-режиме подавать такие заявления. Верификация будет происходить тоже с помощью блокчейна. Это поспособствует сокращению сроков, а кроме того, повысит надежность сделок», – подчеркнула Галковская.

    Недобросовестная конкуренция = злоупотребление правом?

    Елена Городисская, партнер АБ «Андрей Городисский и партнеры» Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Интеллектуальная собственность III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Арбитражное судопроизводство ? , рассказала о практике в злоупотреблениях исключительным правом. Она напомнила: в 2009 году случилось совместное постановление Пленумов ВС и ВАС 2009 года, в отдельных пунктах которого было прямо указано: суд может признать действия по регистрации товарного знака злоупотреблением правом, равно как и действия по защите своего права.

    Читайте так же:  Заявление на эдо с пфр

    После этого в 2010 году было дело № А40-73286/2010 о товарном знаке Vacheron Constantin: в нем правообладатель оспаривал регистрацию схожего товарного знака производителя одежды. Нижестоящие суды признали, что нарушения не было и что такое сосуществование знаков допустимо. «Тем не менее в конечном итоге фирме-владельцу товарного знака удалось доказать, что у потребителя возникает ассоциация и действия являются не чем иным, как паразитированием на имени компании, – рассказала Городисская. – Мне кажется, именно это дело послужило толчком к тому, что суды стали обращать внимание на разъяснения пленумов. Суды оживились и перестали игнорировать доводы о том, что необходимо обращать внимание на поведение стороны в конкретной ситуации».

    Еще одно «достаточно значимое» разъяснение, о котором напомнила юрист, – это справка «по вопросам недобросовестности поведения. » Президиума Суда по интеллектуальным правам. На момент выхода этот документ был интересен тем, что показал на возможность суда по собственной инициативе оценивать действия лиц по осуществлению своих прав, а также тем, что кассация может поднять этот вопрос, даже если этого не сделали нижестоящие инстанции, и даже отменить решение нижестоящих судов. «С моей точки зрения, это был сигнал к тому, что кассационная инстанция будет относиться к рассмотрению вопросов серьезно и судам лучше бы их, наверное, рассматривать изначально», – пояснила Городисская.

    Кроме того, в этой же справке СИП определил контуры, критерии недобросовестного поведения, которые нужно изучать судам:

  • Информированность лица об использовании третьими лицами обозначения и его известности.
  • Предшествовавшее использование спорного обозначения.
  • Последующее использование спорного обозначения.
  • Разъяснили необходимость уточнить, был ли правообладатель проинформирован об использовании третьими лицами обозначения и о его известности. Также судам объяснили: нужно выяснять цель регистрации спорного обозначения.

    Суды усвоили, что действия по подаче иска в защиту своего права на товарный знак нельзя квалифицировать как злоупотребление правом.

    Также сам факт неиспользования правообладателем своего товарного знака не может квалифицироваться как злоупотребление правом.

    Елена Городисская, партнер АБ «Андрей Городисский и партнеры» Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Интеллектуальная собственность III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Арбитражное судопроизводство ?

    По словам Дмитрия Марканова, управляющего партнера «Патентус» Patentus Федеральный рейтинг IV группа Интеллектуальная собственность Профайл компании ? , судьи практически всегда ставят знак равенства между злоупотреблением правом и недобросовестной конкуренцией, они пишут их «через запятую». «В действительности же злоупотребление правом – это намного более древний институт, он упоминается еще в римском праве. Уже тогда было представление о том, что же такое злоупотребление. Например, когда ты чрезмерно сильно бьешь своего раба, делаешь это ради своего удовольствия – ты злоупотребляешь правом», – пояснил он. А недобросовестная конкуренция появилась только в конце XIX века вместе с Парижской конвенцией по охране промышленной собственности. Сейчас есть четкое определение недобросовестной конкуренции, иногда она может быть злоупотреблением правом, но не всегда.

    Большинство специалистов и большая часть судей не понимают разницы между злоупотреблением правом и недобросовестной конкуренцией. Установив одно, они решают, что имеет место и другое.

    Дмитрий Марканов, управляющий партнер «Патентус» Patentus Федеральный рейтинг IV группа Интеллектуальная собственность Профайл компании ?

    В качестве примера он привел спор двух российских издательств – «Вентана-Граф» и «Просвещения» (дело № А40-253357/2017). В нем суд не усмотрел ни недобросовестной конкуренции, ни злоупотребления правом в том, что «Просвещение» зарегистрировало такой знак (он содержал символику, которая обозначает соответствие учебников Федеральному государственному образовательному стандарту), ни в том, что издательство на протяжении больше чем 10 лет позволяло другим участникам рынка с похожими товарными знаками использовать их. По словам эксперта, это привело к ситуации, когда участники рынка использовали знак и полагали, что делают все правильно, потом получили крупные иски, и теперь вынуждены уходить из рынка.

    Яна Склярова, замначальника управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС, сделала акцент не на злоупотреблении правом, а на недобросовестной конкуренции. Она напомнила: формы недобросовестной конкуренции традиционно делятся на две группы – информационные (например, распространение недостоверной информации) и те, которые касаются использования интеллектуальной собственности.

    Среди второй группы выделяется «нарушение-лидер» – введение в заблуждение: «Сфера применения этой недобросовестной практики очень широка как на социально значимых, так и на социальных рынках. Обмануть можно не только потребителя, но и заказчика на торгах». По словам эксперта, ключевая форма введения в заблуждение на потребительском рынке – размещение недостоверной информации на упаковке товара. «Это очень частая практика. Например, на рынке косметики».

    Также часто имеет место недобросовестная конкуренция путем смешения. При такой форме нарушитель пользуется ошибкой потребителя, который просто реагирует на знакомую упаковку и покупает товар, который он не хотел покупать. «Например, сеть общепита «Елки-Палки» была воспроизведена в виде «Палок-Елок», – привела пример Склярова.

    Как бороться с контрафактом?

    Контрафакт – это товары, которые произведены не правообладателем и не с разрешения правообладателя. Как бороться с ним – рассказал Роман Ларшин, юрист «Зуйков и партнеры» Зуйков и партнеры Федеральный рейтинг II группа Интеллектуальная собственность 7 место По размеру выручки на юриста 47 место По размеру выручки Профайл компании ? . «Нужно искать его в интернете, искать, кто продает контрафакт. Можно анализировать товары на торговых точках. Например, выискивать товары в магазинах», – предложил методы юрист. Есть и еще один способ – включение товарного знака, НМТП или объекта авторского права в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС). Этот способ работает, когда идет импорт или экспорт. «Преимущество – можно выдать запреты таможне на ввоз товара, наложить арест на контрафакт, привлечь к административной ответственности по 14.10 КоАП, а потом подать иск в арбитражный суд», – объяснил Ларшин.

    Но у таможни есть пределы: она может проверить только товары, которые находятся под таможенным контролем: «Если товар произведен в России и не идет на экспорт, то таможня тут бессильна». Также этот способ защиты не работает при параллельном импорте. А среди плюсов – таможня сама собирает доказательства, к тому же обстоятельства, установленные в материалах дела, можно по преюдиции использовать в суде.

    Защита от контрафакта при помощи полиции тоже работает, но правоохранители зачастую не хотят выполнять свои обязанности, а потому заявителю нужно самому предпринимать активные действия по делу. Борьба с контрафактом с помощью антимонопольного органа встречается не так часто, рассказал Ларшин. Плюсы этого метода – широкие полномочия ФАС по истребованию доказательств, высокие штрафы в случае признания действий недобросовестной конкуренции. Но сложно добиться возбуждения дела, кроме того, рассматривать его будут «достаточно долго».

    Наконец, «стандартный» способ борьбы с контрафактом – через суд. Ларшин посоветовал не включать в иск требование о взыскании убытков, потому что их сложно доказать. Лучше требовать компенсации, потому что к этому требованию суды относятся более лояльно. Также не стоит заявлять об изъятии товаров, если неизвестно, где они находятся. Не следует предъявлять и требования о запрете использования, так как это абстрактное требование, а судебные решения должны быть исполнимыми.

    Как Конституционный суд на практику повлиял

    В феврале 2020 года Конституционный суд вынес Постановление № 8-П, которым фактически узаконил параллельный импорт в России. Например, в своем решении КС запретил изымать из оборота и уничтожения оригинальные товары надлежащего качества.

    Это постановление изменило меры ответственности «параллельных импортеров» – теперь правообладателям присуждают маленькую компенсацию, а уничтожение товаров стало практически невозможным, рассказал Дмитрий Марканов. «Кроме того, иногда параллельный импорт может быть даже разрешен. Четко прописаны случаи, когда можно отказать правообладателю в защите его права, если суд усматривает некое злоупотребление в его действиях», – добавил он.

    При параллельном импорте не применяются такие же по тяжести меры ответственности, как при контрафакте.

    После постановления КС практика складывается так: суды первой инстанции удовлетворяют иски об уничтожении, о компенсации и запрете использования товарного знака, а потом дела доходят до СИП, который отменяет требование об уничтожении, отказывает в абстрактных требованиях о запрете использования и направляет дело на новое рассмотрение.

    В связи с этим Марканов подчеркнул: не нужно включать в иск абстрактное требование о запрете использования, а требование о компенсации не нужно делать основным: «Вы боретесь не за обогащение, а за запрещение ввоза».

    Требовать уничтожения товаров тоже можно, но это сложнее: нужно будет доказать, что спорные товары могут навредить жизни и здоровью граждан. По словам юриста, после постановления КС случилось только одно такое дело (№ А40-215750/2014). В нем эксперт признал, что товары не могут быть безопасно использованы. Суд прислушался и постановил уничтожить их, а СИП в марте 2020 года решение поддержал.

    Марканов советует: чтобы защититься от параллельного импорта, лучше заявлять требование о реэкспорте товаров. Такое требование понятно судам, сама процедура не так затратна, как уничтожение, и легко контролируется. А контролировать ее нужно обязательно, ведь реэкспорт может произойти только «на бумагах», предупредил эксперт.

    Программа – это не стихи

    Мурад Ахмедов из «Ильяшев и партнеры» Ильяшев и Партнеры Федеральный рейтинг III группа Банкротство Профайл компании ? рассказал о правовой охране компьютерных программ. Компьютерные программы защищены авторским правом, при этом такой подход порождает некоторые противоречия, рассказал юрист.

    Похожи ли компьютерные программы, романы и стихи? Конечно, нет. Есть противоречие между природой компьютерной программы и стихами, потому что ценность программы в утилитарных функциях. Этот конфликт порождает определенные последствия и в практике.

    Мурад Ахмедов, юрист «Ильяшев и партнеры» Ильяшев и Партнеры Федеральный рейтинг III группа Банкротство Профайл компании ?

    Он привел в пример дело № А40-141340/2015, в котором о программе спорили ИНЭК и РИСКФИН. «Изначально программа для ЭВМ охраняется как литературное произведение, то есть охраняется текст. Но в этом деле эксперт чувствовал, что программы родственные, несмотря на то что текст там был разный. Эксперт сделал вывод, что они заимствованные, а суд не взял на себя ответственность оценить это и не дал правовую оценку».

    По словам эксперта, эта позиция похожа на американское дело 30-летней давности Whelan v. Jaslow, в котором последовательность, структура и организация работы компьютерных программ были признаны охраноспособными элементами компьютерной программы наряду с ее литературными элементами.

    «Подобные судебные акты предоставляют защиту идее, хотя у нас прямо написано, что идеи и теории не охраняются», – подметил Дмитрий Марканов.

    «Но эта позиция прожила недолго, до 1992 года. Дела Computer Associates International Inc. v. Altai Inc.», – продолжил Ахмедов. В этом споре суд признал подход слишком общим и предложил свою методику – трехступенчатый тест (известен как AFC-тест, или Abstraction-Filtration-Comparison test), который призван помочь в разрешении подобных споров. На первом этапе суд должен провести разграничение идей, заложенных в программе, от их объективного выражения, на втором – провести «фильтрацию», то есть отделить программный код от элементов, а на третьем – сравнить формы выражения двух программ и отсечь элементы, выявленные на этапе фильтрации. И только если после этого суд видит существенное сходство, он признает нарушение.

    «Такой подход, который записан у нас в ГК, который просто говорит о том, что программа для ЭВМ защищается авторским правом, недостаточный. Нам нужно, может быть, дополнить тот режим, который есть сейчас, или дать какие-то комментарии по этому поводу, потому что суды вынуждены как-то юлить, чтобы защитить того, кто, по их мнению, прав. Сейчас же они просто следуют за экспертом», – рассказал Ахмедов.

    Борьба за «Чику»

    Адвокат Артем Гришин из Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство Профайл компании ? рассказал о судебной защите авторских прав на музыкальные композиции, точнее на одну композицию.

    Сочинский певец Руслан Кагарманов подал иск к Александру Ревве (известен под псевдонимом Артур Пирожков) из-за песни «Чика». Кагарманов заявил, что Ревва украл его песню «и вообще полжизни». В суде он пытался доказать свою правоту, в том числе и с помощью экспертизы. Эксперт, который составлял заключение, не обладал специальными навыками. Свою способность давать оценку музыкальному произведению объяснил тем, что умеет играть на баяне, а познания в лингвистике – тем, что является носителем русского языка. Суд признал такое заключение недостоверным и недопустимым, а в иске отказал.

    Отказывая в удовлетворении исковых требований Руслана Кагарманова, суд особенно отметил, что само название музыкального произведения «Чика» не запатентовано и не является объектом исключительного права.

    Артем Гришин, советник управляющего партнера Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство Профайл компании ?

    Совместное использование: как и зачем?

    Начальник управления по правовым и корпоративным вопросам «Газпромнефть НТЦ» Олег Самофалов рассказал об управлении совместной интеллектуальной собственностью. Актуальность этой темы для компании он объяснил тем, что зачастую наиболее оптимальный вариант проводить высокотехнологические проекты – объединяться с другими нефтяными компаниями, пояснил он. И, как правило, результат исследования представляет собой патент, объект авторского права в виде программных модулей или геологическую модель, то есть целый пул объектов, на которые надо распределить права и которые в одиночку, скорее всего, не были бы созданы.

    По словам юриста, при распоряжении совместными интеллектуальными правами используются непоименованные в Гражданском кодексе договоры. Например, о замене одного из правообладателей. Предмет в этих непоименованных договорах упоминается расплывчато, а упор делается не на доли в праве, а на доли в получении доходов, ведь право едино и неделимо.

    По словам Юлии Фадеевой, коллеги Самофалова, совместное правообладание перспективно, но существуют определенные сложности. Помочь может закон о введении долей в исключительном праве. «Доли помогут структурировать сделки и легче описать отношения сторон по договору, но это не исключит необходимость соправообладателей договариваться между собой и в некоторых случаях заключать соглашения о совместном использовании», – полагает юрист.

    Поэтому даже с такими законодательными изменениями соглашения о совместном использовании не уйдут из оборота. В связи с этим Фадеева советует: «Чем раньше будет заключено соглашение о совместном правообладании и чем подробнее оно будет составлено, тем меньше разногласий возникнет в будущем у соправообладателей».