Нецелевого расходования бюджетных средств судебная практика

В МЧС выявлено нецелевое расходование бюджетных средств

Как стало известно изданию «Коммерсант», СК возбудил уголовное дело в отношении бывшего начальника департамента развития МЧС Александра Томашова. По версии следствия, Томашов допустил нецелевое расходование бюджетных средств в размере 1,7 млрд руб. Деньги были предназначены для закупки самолетов-амфибий Бе-200, но были потрачены на приобретение иной пожарной техники. Некоторое время назад в рамках того же уголовного дела был задержан экс-начальник финансово-экономического департамента МЧС Раис Ахмадеев. После того, как Ахмадеев дал в отношении Томашова показания, ему была изменена мера пресечения с содержания под стражей на домашний арест.

Следователи обвиняют Томашова в деянии, предусмотренном ч. 2 ст. 285.1 УК (нецелевое использование бюджетных средств, совершенное в особо крупном размере). Данная статья в следственной и судебной практике используется достаточно редко и относится к преступлениям средней тяжести. Как правило, следователи в качестве меры пресечения по таким делам избирают подписку о невыезде, залог или домашний арест. В СИЗО подозреваемых помещают лишь в исключительных случаях. Основанием для помещения Томашова в СИЗО стала справка, которую следователь предоставил в суд. Справка была выдана антикоррупционным управлением «М» ФСБ РФ, и из ее содержания следовало, что Томашов встречался с третьими лицами с целью повлиять на ход расследования уголовного дела в отношении себя. В результате судья поместила Томашова под стражу до 22 апреля.

Защитник Томашова, адвокат Владимир Каплин, в беседе с «Коммерсантом» заявил, что был против ареста своего клиента. По его словам, Томашов имеет 39 лет безупречной службы в армии и МЧС, принимал участие в 56 спасательных операциях и имеет несколько правительственных наград. Свою вину Томашов не признал. Как рассказали «Коммерсанту» его источники в правоохранительных органах, расследование этого уголовного дела СК начал еще в октябре 2017 года. Основанием для его возбуждения стали госконтракты по поставке для нужд МЧС самолетов-амфибий Бе-200 Таганрогским авиационным НПО имени Бериева. На закупку авиатехники государством было выделено 1,74 млрд руб., но новые самолеты ведомство так и не получило. Вместо самолетов было приобретено несколько автомобилей и вертолетов МИ-8. Именно приобретение не той техники стало поводом для проведения проверки со стороны ФСБ и последующего возбуждения уголовного дела. В ходе следствия Томашов категорически отрицал свою причастность к этому инциденту и ссылался на то, что перенаправление бюджетных средств обсуждалось на коллегии МЧС, которая состоялась в феврале 2016 года за четыре месяца до того, как он был назначен на должность, а следовательно, никак не мог повлиять на принятие решений.

Об «интересе» ФСБ Томашов знал, но никаких попыток избежать уголовной ответственности не предпринимал. По некоторым сведениям, защита Томашова в апелляционной жалобе настаивала на недостоверности сведений, которые изложены в справке ФСБ. Как следует из содержания справки, Томашов встречи проводил 6 и 7 марта, в то время как 6 марта у него дома производился обыск, на котором он присутствовал. Впоследствии подозреваемый находился в ИВС на Петровке, 38 и не имел никакой возможности проводить какие-либо встречи. Таким образом, по мнению его защиты, данные, которые содержатся в справке ФСБ, не соответствуют действительности. Однако Мосгорсуд признал его арест обоснованным.

Обзор судебной практики на тему «Нецелевое использование бюджетных средств» (подготовлено экспертами компании «Гарант»)

Обзор судебной практики на тему «Нецелевое использование бюджетных средств»

ГАРАНТ:

См. также Обзор судебной практики на тему «Неэффективное использование бюджетных средств и имущества»

Основные нормы, которыми регулируется указанная сфера:

ст. 289 БК РФ в редакции до 03.08.2013

ст. 306.4 БК РФ с 04.08.2013

Обзор за январь 2014 года — апрель 2015 года

1. Нарушение порядка применения кодов видов расходов при оплате командировочных расходов обоснованно может быть квалифицировано в качестве нецелевого использования бюджетных средств

Получателем бюджетных средств заключен контракт, предметом которого является проживание сотрудника в гостинице на время служебной командировки. Оплата услуг в рамках договора произведена с применением вида расходов 122 «Иные выплаты персоналу государственных (муниципальных) органов, за исключением фонда оплаты труда».

В то же время за счет группы видов расходов 100 «Расходы на выплаты персоналу. » осуществляются денежные выплаты сотруднику, связанные с направлением его в командировку (суточные, оплата проезда, найма жилых помещений) в случае, если услуги приобретаются сотрудником (работником) от своего имени. Оплата найма жилых помещений и проездных билетов для командируемых сотрудников (работников) по договорам (контрактам), заключенным учреждением, направившим работника в командировку, или работником, направленным в командировку, от имени учреждения, отражается по виду расходов 244 «Прочая закупка товаров, работ и услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд». Учитывая приведенные выше обстоятельства, привлечение должностного лица организации госсектора к административной ответственности, предусмотренной ст. 15.14 КоАП РФ, признано законным.

( Источник: постановление Камчатского краевого суда от 28.01.2015 по делу N 4А-24/2015).

Оплата командировочных расходов (проезда и проживания) сотрудникам была осуществлена путем выдачи под отчет наличных денежных средств за счет лимитов бюджетных обязательств, доведенных получателю средств федерального бюджета по виду расходов 244 «Прочая закупка товаров, работ и услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд». В то же время у получателя бюджетных средств была возможность по приведению произведенных кассовых выплат в соответствие, не допуская нарушения бюджетного законодательства. Так, согласно письма главного распорядителя бюджетных средств получатели бюджетных средств должны были проанализировать сложившиеся с начала текущего года объемы затрат на возмещение работникам расходов в части найма жилого помещения и транспортных услуг и представить свои предложения по перераспределению лимитов бюджетных обязательств по КОСГУ 220 «Оплата работ и услуг» между видами расходов 244 «Прочая закупка товаров, работ и услуг для государственных нужд» и 122 «Иные выплаты персоналу, за исключением фонда оплаты труда». При таких обстоятельствах привлечение должностного лица организации госсектора к административной ответственности, предусмотренной ст. 15.14 КоАП РФ, признано законным.

( Источник: постановление Второго ААС от 24.06.2014 по делу N А17-7679/2013).

2. Нарушение требований порядка применения бюджетной классификации в части целевых статей является достаточным основанием для привлечения к ответственности за нецелевое использование бюджетных средств

Получателем бюджетных средств компенсация расходов на оплату проезда и провоза багажа при переезде к новому месту жительства была осуществлена за счет лимитов бюджетных обязательств, доведенных по целевой статье 5051002 «Компенсация расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно лицам, работающим в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» в то время, как указанные расходы подлежали оплате за счет целевой статьи 5051003 «Компенсация расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа при переезде работников при расторжении трудовых договоров с организациями, финансируемыми из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям».

Решение о привлечении должностного лица к административной ответственности за нецелевое использование бюджетных средств признано обоснованным. Суд также указал, что довод о том, что должностное лицо действовало в состоянии крайней необходимости, так как предотвращало опасность нарушения прав увольняемого работника, не подтверждается материалами дела, в связи с чем, не может быть принят во внимание.

( Источник: решение Камчатского краевого суда от 17.12.2014 по делу N 21-284/2014).

3. Отсутствие факта нецелевого использования бюджетных средств можно доказать, показав, что определенные схожие расходы могут быть равным образом отнесены на несколько КБК

За счет средств федерального бюджета, выделенных в 2012 году по виду расходов 244 «Прочая закупка товаров, работ и услуг для государственных нужд» и подстатье КОСГУ 225 оплачены работы по капитальному ремонту окон и дверных проемов, подлежащих отнесению на вид расходов 243 «Закупка товаров, работ услуг в целях капитального ремонта государственного имущества». Учитывая схожесть работ и положения п. 14.1 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23, суд не усматривает нецелевого использования денежных средств в ввиду неправильного разнесения их по видам расходов.

4. При определении возможности квалификации расходов в качестве нецелевого использования бюджетных средств судом может быть учтено, что применение казенным учреждением конкретного КБК обусловлено решением главного распорядителя бюджетных средств

При выделении денежных средств главным распорядителем неправильно применена подстатья КОСГУ 225 — должна была применяться статья 310 (работы были квалифицированы в качестве капитального ремонта, а должны были рассматриваться в качестве работ по реконструкции). При этом главному распорядителю были представлены госконтракты, из предмета которых следовал перечень работ. Принимая во внимание, что все указанные в контракте работы были профинансированы за счет выделенных средств, пусть и с неправильным отнесением их в бухгалтерской документации по подстатье КОСГУ, суд пришел к выводу, что контролирующим органом не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что денежные средства фактически выделялись на иные цели. Суд указал, что нарушение требований Указаний о порядке применения бюджетной классификации в данной ситуации не свидетельствует о нецелевом использовании денежных средств.

( Источник: решение АС Алтайского края от 03.04.2015 по делу N А03-6129/2014)

5. Даже если КБК учреждением применены правильно, но расходы в явном виде не предусмотрены бюджетной сметой (расшифровкой к бюджетной смете), они могут быть признаны нецелевыми

В пользу проверяющего

Из материалов дела следует, что заявителем произведены расходы на приобретение медикаментов, не предусмотренные в утвержденной бюджетной смете, а также в расшифровке к этой смете. С учетом данных обстоятельств судом признан обоснованным вывод должностных лиц территориального органа Росфиннадзора о нарушении получателем бюджетных средств требований БК РФ по обеспечению целевого использования бюджетных средств.

( Источник: решение АС Ростовской области от 10.04.2015 по делу N А53-3632/2015)

6. Ведомственными нормативными документами, устанавливающими нормы положенности в части обеспечения деятельности получателя бюджетных средств, не предусмотрено приобретение нефинансовых активов. Кроме того, их приобретение не предусмотрено в явном виде в бюджетной смете и расшифровке к ней. В этом случае расходы обоснованно могут рассматриваться в качестве нецелевого использования бюджетных средств

Получателем средств федерального бюджета в 2013 году за счет подстатьи 310 КОСГУ приобретены напольные часы. Указанные расходы не предусмотрены бюджетной сметой. При этом приобретение напольных часов также противоречит нормам положенности, номенклатуре мебели и отдельных материально-технических средств для служебных помещений органов внутренних дел РФ, утвержденным приказом МВД России от 28.12.2006 N 1101. Суд пришел к выводу о том, что при указанных обстоятельствах использование получателем бюджетных средств на приобретение напольных часов является нецелевым использованием бюджетных средств.

( Источники: постановление 7 ААС от 02.04.2015 по делу N А27-22591/2014, решение АС Кемеровской области от 02.02.2015 по делу N А27-22591/2014)

7. Оплата работ, не предусмотренных проектно-сметной документацией, за счет средств целевых субсидий, выделенных на реализацию целевой программы, квалифицируется в качестве нецелевого использования бюджетных средств

За счет средств целевых субсидий, выделенных субъекту РФ из федерального бюджета в рамках реализации Федеральной целевой программы на условиях софинансирования из бюджета субъекта РФ, был заключен государственный контракт, предметом которого являлись берегоукрепительные работы на участках, предусмотренных Соглашением на предоставление субсидий.

В рамках государственного контракта были выполнены работы, не соответствующие представленной заказчиком для проведения открытого аукциона проектно-сметной документации и техническому заданию. Выполнение работ на данном участке не было предусмотрено условиями получения субсидии, определенными Соглашением.

Принятие не предусмотренных проектом работ и использование бюджетных средств на цели, не предусмотренные программой, расценены судебными инстанциями как нарушение бюджетного законодательства.

( Источники: постановление АС Северо-Кавказского округа от 17.11.2014 по делу N А61-4468/2013, решение АС Республики Северная Осетия Алания от 24.04.2014 по делу N А61-4468/2013)

8. Средства субсидии на выполнение госзадания направлены бюджетным учреждением на осуществление расходов, связанных с приносящей доход деятельностью. При определенных обстоятельствах суд может прийти к выводу, что в подобных действиях учреждения отсутствует состав административного правонарушения

В 2014 году в бюджетном учреждении проведено контрольное мероприятие. Установлено, что за счет субсидии, предоставленной на выполнение госзадания 2013 года, в 2013 году были оплачены расходы, связанные с приносящей доход деятельностью учреждения. Однако суд пришел к выводу: в действиях учреждения отсутствует состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 15.14 КоАП РФ. Данный вывод был сделан с учетом следующих обстоятельств:

1) на момент рассмотрения дела в суде (в 2014 году) установлено, что государственное задание на 2013 год выполнено учреждением в полном объеме;

2) положения ч. 17 ст. 30 Федерального закона от 08.05.2010 N 83-ФЗ позволяют бюджетному учреждению расходовать не использованные в текущем финансовом году остатки средств субсидии, предоставленной согласно абзацу первому п. 1 ст. 78.1 БК РФ, в том числе и в рамках приносящей доход деятельности;

3) в месяце осуществления спорных расходов (в декабре 2013 года) проведение мероприятий в рамках госзадания не планировались и фактически такие мероприятия в декабре 2013 года не проводились;

4) расходы осуществлялись в пределах показателей утвержденного Плана ФХД.

( Источник: Постановление 13 ААС от 09.02.2015 по делу N А56-41232/2014)

9. Целевая субсидия предоставляется бюджетному учреждению в рамках реализации федеральной целевой программы. В этом случае при определении целевого характера расходов необходимо руководствоваться не только содержанием соглашения о предоставлении субсидии, но и положениями программы

В 2013 году федеральным бюджетным учреждением за счет средств целевых субсидий, доведенных на реализацию мероприятий, предусмотренных ФЦП, приобретены транспортные средства, не укомплектованные специальным оборудованием.

Суд пришел к выводу: приобретение указанных транспортных средств является нецелевым использованием средств субсидии, а действия бюджетного учреждения нарушают положения бюджетного законодательства и образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.14 КоАП РФ.

( Источник: Решение АС Курской области от 10.02.2015 по делу N А35-8409/2014)

Обзор за 2013 год

1. Направление средств федерального бюджета, списанных с лицевого счета по заявкам и полученным по чекам в кассу по коду КОСГУ 222 «Транспортные услуги» на иные цели: КОСГУ 226 (прочие услуги), 211 (заработная плата), 212 (прочие выплаты) и восстановленные впоследствии на соответствующую статью сметы до окончания финансового года, не признано нецелевым использованием бюджетных средств.

Суд отметил, что несанкционированное перераспределение средств с одного кода КОСГУ на другой с учетом их последующего восстановления в течение финансового года и до проведения проверки по соответствующим кодам экономической классификации не является нецелевым использованием бюджетных средств, влекущим применение мер ответственности к лицу, его совершившему.

К правовому основанию получения бюджетных средств может быть отнесен не денежный чек, а смета расходов и доходов, согласно которой цели получения бюджетных средств соблюдены, а также соблюдены объем и распределение направлений расходования бюджетных средств, заложенных и закрепленных в смете.

Анализ только кассовых расходов, показывающих сумму средств, полученных учреждением из бюджета и характеризующих движение денежных средств, выделенных учреждению без анализа фактических расходов, то есть начисленных расходов получателя, подтвержденных соответствующими первичными документами, характеризующих полноту их использования, в их совокупности с отчетом об исполнении сметы не может повлечь вывод о нецелевом расходовании средств.

Нарушение порядка осуществления кассовых расходов средств федерального бюджета не подпадает под понятие нецелевое использование, если производится в пределах доведенных до них в установленном порядке лимитов бюджетных обязательств и в соответствии со сметой доходов и расходов.

( Источник: решение арбитражного суда Мурманской области от 20.08.2013 по делу N А42-3649/2012, постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2013 N Ф07-2413/13)

2. Непредставление документов, подтверждающих право собственности муниципального образования на отремонтированные участки дороги, не является основанием для признания нецелевым расходование средств субсидии, выделенных для ремонта улично-дорожной сети муниципального образований без каких-либо оговорок.

Администрацией муниципального образования выполнялся капитальный ремонт покрытия междворовых проездов и въездов на придомовые территории улично-дорожной сети города за счет средств субсидии областного бюджета на ремонт и капитальный ремонт объектов улично-дорожной сети и дорожных сооружений муниципальных образований.

Выводы Счетной палаты о нецелевом использовании этих средств, основывающиеся на том, что Администрацией не представлены документы, подтверждающие право собственности муниципального образования на отремонтированные участки автомобильной дороги, и, ввиду этого, отсутствия у нее обязательств по отношению к такому имуществу, суд признал не основанным на положениях

( Источник: постановление Тринадцатого ААС от 20.12.2013 N 13АП-24484/13)

3. Учреждение не имеет правового основания для получения целевых государственных средств за незаконно оказанную медицинскую помощь по тем видам медицинской помощи, на которые у него отсутствует лицензия.

В ходе проверки территориальным фондом ОМС выявлено нецелевое расходование денежных средств бюджетным учреждением, выразившееся в направлении и использовании денежных средств на цели, не соответствующие условиям их получения (оказание медицинских услуг при отсутствии лицензии по отоларингологии, офтальмологии, дерматовенерологии, кардиологии и на осуществление доврачебной медицинской помощи по медицинской статистике).

Суд указал на то, что право на оказание гражданам медицинской помощи и получение целевых денежных средств ОМС за оказанную медицинскую помощь напрямую зависит от наличия разрешения оказывать определенные виды деятельности, в связи с чем, кроме действующего лицензионного законодательства, учреждением нарушены и нормы бюджетного законодательства, а также нормы законодательства об обязательном медицинском страховании.

В соответствии со ст. 289 БК РФ использование учреждением денежных средств, выразившееся в направлении и использовании их на цели, не соответствующие условиям их получения (оказание медицинских услуг при отсутствии лицензии), является нецелевым использованием средств ОМС.

( Источник: постановление Тринадцатого ААС от 16.08.2013 по делу N А21-558/2013)

4. Оплата работ, которые производились на незавершенном строительством объекте, не может осуществляться по статье 225 КОСГУ.

Автономным учреждением (школа) заключены договоры на выполнение работ на незавершенной строительством столовой. Оплата выполненных работ произведена по коду 225 КОСГУ «Работы, услуги по содержанию имущества», вместо кода 310 КОСГУ «Увеличение стоимости основных средств», что, по мнению Минфина республики Бурятия, является нарушением требований статей 38 и 289 БК РФ, поскольку фактически работы, произведенные в столовой, относятся к понятию «строительство».

В соответствии с подстатьей 225 КОСГУ на нее относятся расходы по оплате договоров на выполнение работ, оказание услуг, связанных с содержанием, обслуживанием, ремонтом (в том числе, текущим, капитальным, реставрацией) нефинансовых активов.

Суды, установив, что здание столовой в эксплуатацию введено не было, по назначению не использовалось, пришли к выводу о том, что оплата выполненных на нем работ за счет подстатьи 225 КОСГУ и средств выделенных из бюджета в качестве субсидии на возмещение нормативных затрат на содержание недвижимого имущества, произведена быть не могла.

Читайте так же:  Приказ министерства труда от 09.12.2020 997

( Источник: постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.12.2013 N Ф02-5546/13)

5. Учитывая разъяснения Пленума ВАС РФ в п. 14.1 постановления от 22.06.2006 N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм БК РФ» о том, что если, из содержания перечней, наименований статей и подстатей Классификации невозможно с очевидностью установить, на какую статью или подстатью Классификации следовало бы отнести осуществленные расходы (то есть когда названные расходы могли бы быть равным образом отнесены на различные статьи и подстатьи Классификации), финансирование указанных расходов за счет средств, выделенных на любую из возможных к применению статей или подстатей Классификации, не признается нецелевым использованием бюджетных средств.

За счет средств федерального бюджета, выделенных в 2011 году, по подстатье КОСГУ 226 «Прочие работы, услуги» перечислено за оформление обхода трассы газопровода. По мнению территориального управления Росфиннадзора данные расходы следовало произвести по подстатье КОСГУ 225 «Работы, услуги по содержанию имущества».

Суд учитывая, что Минфином РФ на момент расходования учреждением средств не был однозначно определен порядок проведения таких расходов (услуги по оформлению обхода трассы) по кодам КОСГУ, посчитал, что отсутствуют основания для вывода о нецелевом расходовании средств. Отметив также, что противоречия позиций сторон по данному вопросу имеют характер методологических разногласий о порядке применения КОСГУ и не могут быть квалифицированы как нарушение бюджетного законодательства.

За счет средств федерального бюджета, выделенных в 2011 году по подстатье КОСГУ 226 «Прочие работы, услуги», перечислено за услуги по устройству площадки из песка, щебня и плит. По мнению ТУ Росфиннадзора данные расходы следовало произвести по подстатье КОСГУ 225 «Работы, услуги по содержанию имущества».

Судом установлено, что рассматриваемые работы не имели целью содержание имущества получателя бюджетных средств (сохранение или восстановление его функциональных и пользовательских характеристик), не являлись ремонтными работами, а были направлены на обустройство стоянки для транспортных средств Учреждения, в связи с чем суд признал допустимым расходование средств на данные цели по подстатье 226, и отсутствующими основания для вывода о нецелевом расходовании бюджетных средств.

За счет средств федерального бюджета, выделенных в 2011 году на приобретение материальных запасов по статье КОСГУ 340 «Увеличение стоимости материальных запасов», перечислены средства за липу мелколистную, кустовой посадки, которая была использована для работ по устройству живой изгороди из липы. По мнению ТУ Росфиннадзора данные расходы следовало произвести по статье КОСГУ 310 «Увеличение стоимости основных средств». Суд признал правомерным расходование средств учреждением на приобретение саженцев многолетних насаждений за счет средств по КОСГУ 340 и не усмотрел признаков нецелевого расходования средств.

( Источник: постановление Второго ААС от 23.08.2013 N 02АП-5438/13)

6. При осуществлении расходов на изготовление тюля и портьер по статье КОСГУ 340 не допущено нецелевого использования бюджетных средств.

Учреждение за счет внебюджетных средств, выделенных в 2010 году на приобретение материальных запасов по статье КОСГУ 340 «Увеличение стоимости материальных запасов», перечислило средства за изготовление тюля и за изготовление портьеры. Данные расходы, по мнению территориального управления Росфиннадзора, следовало производить по статье КОСГУ 310 «Увеличение стоимости основных средств».

Из письма Минфина России от 05.02.2010 N 02-05-10/383 следует, что отнесение материальных ценностей к соответствующей группе нефинансовых активов (основные средства или материальные запасы) относится к компетенции получателя бюджетных средств, который принимает решение по указанному вопросу в соответствии с положениями Инструкции N 148н и несет ответственность за правильность принятых им решений.

Суды пришли к выводу, что исходя из предназначения и порядка использования тюля и портьер, они могут быть отнесены к мягкому инвентарю (материальным запасам). В связи с этим при отражении расходов на приобретение тюля и портьер по статье КОСГУ 340 «Увеличение стоимости материальных запасов», не допущено нецелевого использования средств.

( Источник: постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.07.2013 N Ф01-9886/13)

7. Осуществление расходов на изготовление и монтаж основных средств (жалюзи) по подстатье КОСГУ 340 не является нецелевым использованием бюджетных средств.

В пользу проверяемого

За счет средств федерального бюджета, выделенных в 2010 году на приобретение материальных запасов (подстатья КОСГУ 340) «Увеличение стоимости материальных запасов», перечислено за изготовление и монтаж основных средств (жалюзи). По мнению территориального управления Росфиннадзора данные расходы следовало произвести по подстатье КОСГУ 310 «Увеличение стоимости основных средств».

Из Письма Минфина России от 05.02.2010 N 02-05-10/383 следует, что отнесение материальных ценностей к соответствующей группе нефинансовых активов (основные средства или материальные запасы) относится к компетенции получателя бюджетных средств, который принимает решение по указанному вопросу в соответствии с положениями Инструкции по бюджетному учету, утвержденной Приказом Минфина России от 30.12.2008 N 148н, и несет ответственность за правильность принятых им решений. В этой связи орган, осуществляющий кассовое обслуживание исполнения бюджета, не имеет правовых оснований для отказа получателю бюджетных средств в санкционировании оплаты денежного обязательства, подтвержденного в соответствии с порядком санкционирования, установленным финансовым органом соответствующего бюджета бюджетной системы РФ, по подстатьям 310 «Увеличение стоимости основных средств», 340 «Увеличение стоимости материальных запасов» классификации операций сектора государственного управления, если указанные расходы направлены на формирование стоимости нефинансового актива, который может быть отнесен как к основным средствам, так и к материальным запасам, исходя из его предназначения и порядка использования.

Суды пришли к выводу, что расходование учреждением денежных средств на изготовление и монтаж основных средств (жалюзи) по подстатье КОСГУ 340 «Увеличение стоимости материальных запасов» не является нецелевым использованием бюджетных средств.

( Источники: постановления ФАС Волго-Вятского округа от 10.07.2013 N Ф01-9675/13, Второго ААС от 14.03.2013 N 02АП-835/13)

8. Осуществление расходов по монтажу локально-вычислительной сети, за счет средств субвенции на реализацию основных общеобразовательных программ, признано правомерным, поскольку производилось подключение компьютеров, используемых в образовательном процессе.

За счет субвенции областного бюджета, предоставленной на финансирование расходов, связанных с реализацией основных общеобразовательных программ в общеобразовательных учреждениях, администрацией муниципального образования по статье 340 «Увеличение стоимости материальных запасов» произведены расходы по договору на выполнение работ и услуг, поставку оборудования и расходных материалов для монтажа локально-вычислительной сети в кабинетах информатики, физики и биологии. По результатам проверки инспекция указала, что расходы по монтажу локально-вычислительной сети не относятся к расходам на технические средства обучения, финансирование которых производится за счет субвенции, предоставленной на реализацию основных общеобразовательных программ в общеобразовательных учреждениях.

Судами установлено, что расходование бюджетных средств на приобретение оборудования, расходных материалов для монтажа локальной сети осуществлено с целью подключения компьютеров, используемых в образовательном процессе, к сети, в том числе к Интернету и сделан вывод о том, что такие расходы нельзя признать расходами по приобретению основных средств, не связанных с обучением. Следовательно, отнесение их на реализацию основной общеобразовательной программы является правомерным.

( Источник: постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2013 N Ф07-85/13)

9. Поскольку объем и целевой характер расходования средств субсидии обозначен органами государственной исполнительной власти вполне определенно, расходование бюджетных средств произведено в рамках названных целей и подтверждено документально, доказательств нецелевого и неэффективного использования средств в материалы дела не представлено, суды отказали во взыскании средств субсидии.

Автономному учреждению предоставлена целевая субсидия. В результате сопоставления статей расходов отчета о целевом использовании субсидии и статей сметы расходов к договору о субсидировании, выявлены несоответствия в части расходов.

Суд, пришел к выводу о направлении ответчиком субсидий на создание и обеспечение деятельности Центра кластерного развития Республики Башкортостан и, исходя из недоказанности истцом факта нецелевого использования учреждением выделенных ему денежных средств, прекратил производство по делу в части требований о признании договора неисполненным и отказал в удовлетворении требований о взыскании с учреждения средств целевой субсидии.

Принимая данное решение, суд указал, что любые действия, приводящие к нарушению адресности предусмотренных бюджетом средств либо к направлению их на цели, не обозначенные в бюджете при выделении конкретных сумм средств, являются нарушением бюджетного законодательства РФ. Фактически нецелевым использованием является недостижение цели, для реализации которой выделялись бюджетные средства.

( Источники: постановления ФАС Уральского округа от 13.12.2013 N Ф09-12806/13, Восемнадцатого ААС от 15 августа 2013 г. N 18АП-7569/13)

Три «не» при квалификации нарушений

Что означают понятия «нецелевое расходование бюджетных средств», «неэффективное расходование бюджетных средств» и «неправомерное расходование бюджетных средств», чем они отличаются и в каких случаях выявляемые нарушения квалифицируются таким образом. А главное, почему растет их количество и что это означает для бюджетной системы страны.

Анатолий Борисович ВИФЛЕЕМСКИЙ, действительный член Академии педагогических и социальных наук, доктор экономических наук, магистр юриспруденции

Нецелевое использование бюджетных средств

Теория

Принцип целевого характера бюджетных средств установлен статьей 38 БК РФ. Он означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования. На практике под такой целью понимают заранее определенные направления расходования бюджетных средств. Если расходы произведены в рамках этих направлений, то признаются целевым использованием бюджетных средств, если же за пределами них, то нецелевым (НИБС).

Однако в БК РФ есть еще и специальная статья 306.4 «Нецелевое использование бюджетных средств», которая содержит определение этого понятия: направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо правовым актом, являющимся основанием для предоставления указанных средств. Поэтому с позиций бюджетного законодательства только действия участников бюджетного процесса могут быть квалифицированы как бюджетное правонарушение и только к ним могут применяться бюджетные меры принуждения, которые предусмотрены в статье 306.4 БК РФ.

В КоАП РФ понятие «нецелевое использование бюджетных средств» трактуется значительно шире, нежели в БК: статья 15.14 КоАП РФ признает нецелевым направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, на цели, которые не соответствуют целям документа, являющегося правовым основанием их предоставления. Формулировка «средства, полученные из бюджета» позволяет привлекать к ответственности и лиц, не являющихся получателями бюджетных средств. Понятие «средства, полученные из бюджета» законом не определено, но фактически под такими средствами понимаются, как правило, средства субсидий, получаемых бюджетными и автономными учреждениями, а также иными некоммерческими и даже коммерческими организациями.

УК РФ в статье 285.1 формально ограничивает возможность квалификации нецелевого использования средств в качестве преступления лишь расходованием бюджетных средств должностным лицом получателя бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения ( Определенные утвержденными бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств.), совершенным в крупном размере (крупным размером признается сумма, превышающая 1,5 миллиона рублей). При этом в определении Конституционного суда РФ от 20 декабря 2016 года № подчеркнуто, что это законоположение применяется в нормативном единстве с положениями бюджетного законодательства. Поэтому, казалось бы, расширительных трактовок быть не должно, ведь перечень получателей бюджетных средств (получателей средств соответствующего бюджета) четко определен в статье 6 БК РФ. Однако органы финансового контроля ( Такой позиции придерживаются органы как внутреннего, так и внешнего финансового контроля (см. Классификатор нарушений (рисков), утвержденный Казначейством России 19 декабря 2017 года, Классификатор нарушений, утвержденный постановлением Коллегии Счетной палаты РФ от 7 сентября 2017 года № 9ПК).) трактуют положения статьи 285.1 УК РФ расширительно (как и статья 15.14 КоАП РФ) и говорят об уголовном преследовании не только должностных лиц получателей бюджетных средств, но и должностных лиц бюджетных и автономных учреждений.

Практика

На практике нецелевым использованием бюджетных средств считается следующее:

расходование бюджетных средств по государственному или муниципальному контракту при несоответствии использования поставленного товара, выполненной работы (ее результата) или оказанной услуги цели осуществления самой закупки, а также без подтверждения первичными учетными документами;

  • расходование бюджетных средств сверх утвержденных сметных назначений;
  • несоблюдение указаний по применению кодов бюджетной классификации РФ;
  • использование средств от приносящей доход деятельности и неперечисление их в доход бюджета;
  • оплата расходов, на обеспечение которых не предоставлены лимиты бюджетных обязательств;
  • оплата расходов, не предусмотренных законом (постановлением) о бюджете;
  • оплата расходов за подведомственное учреждение;
  • расходование бюджетных средств сверх утвержденных решением о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной сметой, сверх доведенных лимитов бюджетных обязательств;
  • использование бюджетных средств на оплату расходов, которые должны осуществляться за счет бюджетов других уровней;
  • использование бюджетных средств на оплату расходов, которые должны осуществляться за счет внебюджетных источников, если это не предусмотрено в бюджете;
  • несанкционированное перемещение, перераспределение бюджетных средств по кодам бюджетной классификации;
  • использование бюджетных средств на оплату работ и услуг, не связанных с деятельностью казенного учреждения (взносы в уставный капитал юридических лиц, расходы на капитальный ремонт и реконструкцию арендуемых помещений);
  • использование бюджетных средств на строительство объектов, не включенных в перечень объектов капитального строительства (реконструкции) и приобретения объектов недвижимого имущества в государственную (муниципальную) собственность в форме капитальных вложений, утвержденный в установленном порядке, и на затраты, не предусмотренные проектно-сметной документацией;
  • использование средств, выделенных на реализацию государственных (муниципальных) целевых программ, на иные цели;
  • осуществление расходов на оплату товаров (работ, услуг), не связанных с деятельностью учреждения;
  • расходование средств субсидий на финансовое обеспечение выполнения задания государственным (муниципальным) учреждением на оплату товаров, работ, услуг, приобретаемых для приносящей доход деятельности или прямо не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии, в том числе на оплату труда работников учреждения, не участвующих в выполнении задания, на командировочные и прочие расходы, не связанные с выполнением задания;
  • использование средств субсидий на оказание финансовой помощи коммерческим организациям или на их создание.
  • Нецелевое расходование бюджетных средств

    Статьи по теме

    Источником деятельности государственных учреждений является финансирование из бюджетов различных уровней. Получаемые средства выделяются под целевые нужды, которые перечисляются в отчетных документах. Ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств описана в ст. 285.1 УК РФ.

    Рассмотрим, какие санкции предусмотрены за нецелевое расходование бюджетных средств.

    Нецелевое расходование бюджетных средств по статье 285.1 УК РФ

    Условия получения бюджетных средств могут устанавливаться в следующих документах:

    • Сводная бюджетная роспись.
    • Смета бюджета.
    • Закон (решение) о бюджете.
    • Бюджетная роспись.
    • Соглашение или договор.
    • Уведомление об ассигнованиях.
    • Иной документ на финансирование.
    • Любое выделение средств из госбюджета осуществляется на конкретные цели. Порядок списания денег с единого бюджетного счета регламентируется БК РФ. Для проведения оплаты требуется подтверждение БО (бюджетное обязательство) от ФК РФ или соответствующего финоргана региона или муниципалитета России. Общий финансовый контроль за законностью расходования осуществляет Минфин, а также его подведомственные территориальные подразделения.

      Использовании денег на другие нужды это нецелевые расходы. Ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств предусмотрена в КоАП и Уголовном Кодексе. В стат. 285.1 УК РФ определены составные части преступления:

    • Предмет – то есть, выделенные под конкретные траты бюджетные средства.
    • Субъект – ответственное за распоряжение средствами должностное лицо учреждения или группа соисполнителей, то есть нескольких таких лиц.
    • Объект – интересы органа госвласти в части контроля за выполнением бюджета.
    • Объективная сторона – неправомерные действия, которые заключаются в нецелевых тратах бюджетного финансирования.
    • Субъективная сторона – форма вины может быть выражена в неосторожных действиях или в умышленных.
    • Законодательная конструкция – данное преступление является формальным. Признается оконченным при полном израсходовании средств, выделенных за счет бюджетных источников.
    • Квалифицированные виды нарушения – преступление по своему виду может быть совершено в крупном размере (или особо крупном), по предварительному сговору группой мошенников.
    • Обратите внимание! Чтобы преступление квалифицировалось как групповое, необходимо, как минимум, двое участников (должностных лиц учреждения) и наличие предварительной договоренности между ними. К примеру, это могут быть руководитель организации и ее главный бухгалтер. По своей характеристике большинство таких нарушений относятся к групповым, так как платежные операции требуют наличия распоряжения руководителя и главбуха одновременно.

      Обязательным признаком факта преступления является размер израсходованных на другие нужды бюджетных средств. В целях рассматриваемой статьи крупным размером признаются суммы, превышающие 1500000 бюджетных средств. Особо крупным считаются суммы от 7500000 руб.

      Если деяние совершено на сумму меньше 1500000 руб., виновное лицо привлекается к ответственности по КоАП РФ. При отсутствии уголовного состава преступления размер административных санкций составляет:

    • Для должностных сотрудников учреждения – штраф величиной в 20000-50000 руб. или дисквалификация ответственного лица на срок в 1-3 года.
    • Для юрлиц – штраф величиной в 5-25 % от использованных на нецелевые нужды бюджетных средств.
    • Вывод – при нецелом расходовании средств из бюджета любого уровня неправомерное действие считается правонарушением, если сумма не превышает 1500000 руб. Если потраченная сумма составляет более 1500000 руб., это уголовное преступление. За правонарушение без признаков уголовно-наказуемого деяния должностному лицу грозит штраф или дисквалификация, учреждению – штраф. За преступление ответственность предусмотрена в стат. 285.1 УК. Подробнее о санкциях далее.

      Как проверить целевое использование бюджетных средств, смотрите в рекомендации Системы Госфинансы

      Размеры штрафов

      Уголовная ответственность за использование целевого субсидирования не по назначению предусмотрена в стат. 285.1 УК РФ. Наказание наступает при совершении преступлений в крупном размере (от 1500000 руб.) или особо крупном (от 7500000 руб.). За нецелевое расходование средств бюджета предусмотрена ответственность (ч. 1 стат. 285.1 УК):

    • Штрафная санкция величиной в 100000-300000 руб. или в виде зарплаты (прочих доходов) осужденного лица за 1-2 года.
    • Привлечение к исполнению принудительных работ на период до 2 лет с одновременным запретом на исполнение отдельных должностей или ведение деятельности на период до 3 лет.
    • Арест лица на период до 6 мес. или полное лишение свободы на период до 2 лет с одновременным запретом на исполнение отдельных должностей или деятельности на период до 3 лет.
    • В случае совершения равнозначного преступления в размерах особо крупных (от 7500000 руб.) или при наличии предварительного сговора наказание установлено в следующем виде (ч. 2 стат. 285 УК):

    • Штрафная санкция величиной в 200000-500000 руб. или в виде зарплаты (прочих доходов) осужденного лица за 1-3 года.
    • Привлечение к исполнению принудительных работ на период до 5 лет с одновременным запретом на исполнение отдельных должностей или деятельности на период до 3 лет.
    • Полное лишение свободы на период до 5 лет с одновременным запретом на исполнение отдельных должностей или деятельности на период до 3 лет.
    • Судебная практика

      Когда речь идет о нецелевом расходовании бюджетных средств, судебная практика насчитывает множество подобных прецедентов. Как правило, если дело передается в суд, побеждает обвинение. Работа защиты позволяет добиться смягчения наказания для виновных лиц.

      Многие случаи растрат возникают из-за некорректного применения учреждениями кодов КОСГУ и КБК. Если средства перечисляются на неверные статьи и по неправильным кодам, такие действия признаются нарушением законодательства. Примером является Постановление Камчатского краевого суда от 28.01.15 г. по делу N 4А-24/2015. Если КБК применены верно, но траты не соответствуют заявленным в смете, это тоже нарушение (Решение АС Ростовской области от 10.04.15 г. по делу N А53-3632/2015).

      Чтобы не допускать ошибок в применении кодов КБК, воспользуйтесь сервисом:

      Нецелевое использование: судебная практика 2020 года

      За нецелевое использование бюджетных средств нарушителя могут привлечь к административной, бюджетной или уголовной ответственности. Если должностное лицо не нарушило Уголовный кодекс, контролеры выпишут штраф в размере от 20 000 до 50 000 руб. или дисквалифицируют на срок от одного года до трех лет (ст. 15.14 КоАП). Штраф для муниципалитета или казенного учреждения — от 5 до 25 процентов бюджетных средств, которые использованы нецелевым образом.

      Главбуха оштрафовали за выплату, которой не было по условиям договора

      Главного бухгалтера администрации сельского поселения оштрафовали на 20 000 руб. за нецелевое использование бюджетных средств (ст. 15.14 КоАП).

      Документ: Решение Волгоградского областного суда от 03.04.2020 по делу № 07-152/2020

      Причина спора — пять договоров подряда:

    • три на уборку мусора вдоль дорог;
    • один на выкашивание травы вдоль дорог;
    • один на обкос внутри поселковых дорог.
    • В договорах было указано, что при выплате вознаграждений заказчик удерживает НДФЛ, а также начисляет взносы в соответствии с Налоговым кодексом, исключая взносы в ФСС на травматизм.

      50 тыс. руб. — максимальный штраф, который взыщут с должностного лица, если будет обнаружено нецелевое использование бюджетных средств ( ст. 15.14 КоАП)

      Подрядчики выполнили все работы вовремя. Для каждого вида работ есть акты приемки-сдачи. Сельское поселение оплатило договоры в срок. Также бухгалтер перечислил взносы в ФСС от несчастных случаев на производстве и взносы на случай временной нетрудоспособности, что подтверждается платежными поручениями. Проблема в том, что местная администрация направила суммы в ФСС в нарушение утвержденного положения о местном бюджете, а также норм НК.

      СОВЕТ: прежде чем оплачивать работы или услуги, проверьте, на какие цели вы направляете деньги. В первую очередь читайте договор и документ о предоставлении средств.

      Должностное лицо отдела образования признали виновным в «нецелевке»

      Чиновник отдела образования неправомерно использовал бюджетные средства. Его оштрафовали на 25 000 руб. (ст. 15.14 КоАП).

      Документ: Решение Климовского городского суда Тульской области от 15.05.2020 по делу № 5-21/2020

      Причина спора: муниципальное образование получило бюджетные средства по программе «Улучшение демографической ситуации» на организацию лагерей с дневным пребыванием и лагерей труда и отдыха. За финансирование мероприятий в рамках оздоровительной кампании отвечает отдел образования комитета по социальным вопросам. За счет бюджетных средств оплатили педагогическим и медицинским работникам командировочные расходы по сопровождению детей в места отдыха и обратно, что не соответствует целям, определенным в программе. Факт оплаты подтверждают платежные поручения. Общая сумма «нецелевки» составила 90 161 руб.

      СОВЕТ: контролируйте целевое направление расходов. Если средства выдали на проведение мероприятий, то тратить их на прочую деятельность вы не вправе.

      Директора учреждения оштрафовали за расходы, связанные с безопасностью

      Директор казенного учреждения направил бюджетные средства на предотвращение наступления неблагоприятных последствий. Суд признал это правонарушением и оштрафовал его на сумму 20 000 руб. (ст. 15.14 КоАП).

      Документ: Решение Вологодского городского суда от 20.02.2020 по делу № 12-307/2020

      Причина спора: казенное учреждение получило бюджетные средства по подпрограмме «Транспортное обслуживание населения» госпрограммы «Развитие транспортной системы Вологодской области на 2014–2020 годы». Направление расходов — содержание взлетно-посадочной полосы. Учреждение направило деньги еще и на содержание мест стоянки самолетов, рулежной дорожки и земельного участка аэродрома. Директор обосновал дополнительные расходы крайней необходимостью: ремонт был нужен в целях безопасности (ст. 2.7 КоАП). Суд не согласился с этим доводом. В данной ситуации не было условий, при которых возникает состояние крайней необходимости. Следовательно, учреждение использовало средства бюджета в целях, не соответствующих полностью целям, определенным в бюджетной смете (соглашении).

      Совет: если у учреждения возникла потребность в дополнительных средствах на содержание имущества, согласуйте затраты с учредителем. Если они действительно необходимы для того, чтобы предотвратить чрезвычайные ситуации, учредитель дополнительно выделит ЛБО.

      Суд признал нецелевое использование средств областного бюджета

      Администрацию города признали виновной в нецелевом использовании денежных средств областного бюджета в размере почти 5 млн руб.

      НА ЗАМЕТКУ: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.02.2020 № Ф03-5682/2017 по делу № А04-6086/2017

      Причина спора: областной бюджет предоставляет муниципальным образованиям субсидию, которую они перечисляют из своих бюджетов теплоснабжающим организациям. Деньги предназначены для компенсации выпадающих доходов теплоснабжающих организаций. Расчет размера субсидии производят на основании фактических данных об оказываемых услугах. Однако комитет жилищно- коммунального хозяйства определял размер выпадающих доходов на основании завышенных объемов услуг по теплоснабжению.

      Всего за счет средств, полученных из областного бюджета, теплоснабжающим организациям перечислены субсидии на сумму 57,6 млн руб. Фактический же размер выпадающих доходов этих организаций составил 52,6 млн руб. При этом получатели субсидий не возвращали в бюджет разницу между объемом предоставленных средств и фактическими выпадающими доходами.

      Поскольку законом предусмотрена компенсация только фактически сложившихся выпадающих доходов, суд пришел к выводу о нецелевом использовании денежных средств областного бюджета.

      СОВЕТ: если размер выпадающих доходов меньше субсидии, проверяйте, вернул ли получатель в бюджет разницу между предоставленной субсидией и фактическими выпадающими доходами в отчетном периоде.

      Министерство перечислило бюджетные средства не тому учреждению

      Министерство перечислило 100 000 руб. в бюджет муниципального образования, которое не являлось сельским поселением. Судьи усмотрели в этом признаки правонарушения и назначили штраф в размере 5000 руб. (ст. 15.14 КоАП).

      Документ: Определение ВС от 17.01.2020 № 303-АД17-20760

      Причина спора: Министерство культуры и туризма Магаданской области перечислило бюджетные средства на выплату денежного поощрения лучшим муниципальным учреждениям культуры, которые находятся на территории сельских поселений, и их работникам.

      Механизм поддержки муниципальных учреждений культуры на территории сельских поселений и их работников определен Указом Президента от 28.07.2012 № 1062. В нем прописано, что межбюджетные трансферты на выплату денежного поощрения предоставляются муниципальным учреждениям, расположенным на территории именно сельских поселений. Однако министерство перечислило денежные средства для поощрения муниципального казенного учреждения культуры, которое находится на территории городского округа. Таким образом, областное министерство допустило нецелевое использование бюджетных средств.

      СОВЕТ: анализируйте механизм выделения и расходования бюджетных средств, закрепленный в нормативных правовых актах, и сопоставляйте его с фактическими обстоятельствами дела.

      Руководителя казенного учреждения оштрафовали за взносы на капремонт

      Директор казенного учреждения направил средства бюджета на капремонт помещений, которые выбыли из муниципального жилого фонда. Его оштрафовали на 20 000 руб.

      НА ЗАМЕТКУ: Решение Красноярского краевого суда от 24.05.2020 по делу № 7р-311/2020

      Причина спора: муниципальное казенное учреждение «Городское хозяйство» (МКУ ГХ) направляло в региональный фонд капитального ремонта средства на капремонт жилых помещений, которые не находятся в ведении муниципалитета.

      Обязанность МКУ ГХ уплачивать взносы на капремонт закрепил законодатель на местном уровне. Размер взносов установлен в нормативно-правовых актах.

      Собственник помещения каждый месяц самостоятельно рассчитывает сумму взносов и сверяет ее с суммой в платежных документах.

      Также он сравнивает адреса и площади с данными в актуальном реестре муниципальной собственности. Только после этого формирует заявку на финансирование.

      За период с 2012 по 2017 год из реестра муниципального имущества исключили 98 квартир общей площадью 3064,4 кв. м. Однако МКУ ГХ допсоглашения в фонд капремонта не представляло. Учреждение продолжало принимать платежки с недостоверными данными.

      Директор учреждения настаивал на том, что нецелевого расходования бюджетных средств не было, так как учреждение имеет задолженность по оплате взносов на капитальный ремонт. Но суд не принял во внимание такой довод. Каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным документом, который должен быть составлен при его совершении. В данном случае оплата взносов на капремонт была произведена за квартиры, выбывшие из муниципальной собственности. Это подтверждают приложения к платежным документам и распоряжения об исключении квартир из реестра муниципального имущества. Директора казенного учреждения признали виновным в административном правонарушении по статье 15.14 КоАП.

      СОВЕТ: когда списываете имущество или передаете его другому учреждению, своевременно отражайте операции в учете. Внесите изменения в ЛБО в части расходов на содержание выбывшего имущества. Не забудьте запросить выписку из ЕГРН и уведомить об изменениях контрагентов.

      НА ЗАМЕТКУ: Как оспорить штраф за «нецелевку»

      Если суд первой инстанции поддержал ревизоров, обжалуйте решение. Объясните, что уже исправили ошибку. Сошлитесь на то, что нарушили закон неумышленно. Верховный суд неоднократно указывал, что привлекать к ответственности за нецелевое использование бюджетных средств нужно только за умышленное правонарушение. Например, судьи не приняли сторону ревизоров и суда первой инстанции в решении ВС Республики Саха (Якутия) от 02.09.2016 по делу № 7/2–447/16. Доказать умысел очень сложно. Если вы своими действиями не нанесли ущерба, шансы на успех есть.

      Пятый Арбитражный апелляционный суд

      О суде

      Обзор судебной практики по спорам, связанным с применением бюджетного законодательства

      За 2015 год Пятым арбитражным апелляционным судом рассмотрено 41 дело, связанное с применением бюджетного законодательства, что составляет 0,4% от общего количества рассмотренных в 2015 году дел (9146). Из них: 9 дел связаны с предоставлением юридическому лицу бюджетных средств на возвратной и возмездной основе, 10 — со взысканием убытков за счет средств соответствующего бюджета, связанных с реализацией законов о предоставлении льгот отдельным категориям граждан, 3 — с нецелевым использованием бюджетных средств, 3 — с обжалованием действий (бездействий) органов, исполняющих судебные акты, 16 — с реализацией принудительного порядка по возврату неиспользованных средств субсидий.

      По результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты по делам, связанным с применением бюджетного законодательства, в 8 случаях судебный акт суда первой инстанции Пятым арбитражным апелляционным судом был отменен, в 1 случае – судебный акт суда первой инстанции был изменен.

      По итогам анализа практики рассмотрения споров связанных с применением бюджетного законодательства, определены следующие общие подходы его применения:

      1. Целевое и эффективное использование бюджетных средств.

      1.1. Федеральное казенное учреждение обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании частично недействительным представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, вынесенного по результатам проверки правомерности и эффективности использования средств федерального бюджета, а также имущества, находящегося в федеральной собственности, которым выявлены факты нецелевого использования выделенных бюджетных ассигнований получателем бюджетных средств, а также не исполнены полномочия получателя бюджетных средств в части результативности их использования.

      При этом, в обоснование заявленных требований учреждение указало, что нецелевого расходования бюджетных средств им допущено не было. Все выделенные денежные средства использованы эффективно и на утвержденные цели в пределах доведенных лимитов.

      Решением суда заявленные требования удовлетворены частично. Представление Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора признано незаконным в части выводов о нецелевом использовании денежных средств, оплаченных за работы по установке понтонного причала; за работы по устройству защитного сооружения откосного типа; за услуги по аренде причала. В остальной части заявленных требований отказано.

      Пятый арбитражный апелляционный суд, оставляя без изменения решение суда первой инстанции, исходил из того, что материалами дела подтверждаются факты частичного нецелевого использования выделенных бюджетных ассигнований получателем бюджетных средств, а также подтвержден факт неисполнения полномочия получателя бюджетных средств в части результативности их использования.

      В силу статьи 34 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее БК РФ) принцип эффективности использования бюджетных средств означает, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств (экономности) и (или) достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств (результативности).

      В соответствии со статьей 38 БК РФ принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования.

      В статье 162 БК РФ определено, что получатель бюджетных средств обеспечивает результативность, целевой характер использования предусмотренных ему бюджетных ассигнований.

      В рамках рассмотренного дела судом установлено, что Федеральное казенное учреждение заключило контракт на выполнение работ по реконструкции здания. Объем работ, подлежащих выполнению, был согласован Целевой программой, а стоимость работ установлена соответствующей сметой.

      При этом, исследовав объем выполненных работ, суд установил, что часть работ, выполненных и оплаченных учреждением, не была предусмотрена целевой Программой и не была заложена в смету.

      Таким образом, факт частичного нецелевого использования бюджетных средств был подтвержден.

      В то же время суды обеих инстанции установили, что Федеральным казенным учреждением также были потрачены бюджетные средства в соответствии с их целевым назначением, однако, не были представлены надлежащим образом оформленные документы о выполнении соответствующих работ, на оплату которых эти бюджетные средства были предоставлены. Фактически же бюджетные средства были израсходованы результативно и по целевому назначению. Поскольку факт отсутствия документов на все работы при их фактическом выполнении не может являться безусловным доказательством нецелевого использования бюджетных средств, требования в этой части были удовлетворены.

      (Постановление Пятого арбитражного суда от 09.09.2015 №А51-7019/2014).

      1.2. Федеральное агентство морского и речного транспорта обратилось в суд с исковым заявлением к администрации субъекта РФ о взыскании денежных средств, выделенных администрации в качестве субсидии и использованных не по целевому назначению, в доход федерального бюджета.

      В обоснование требования агентство указало, что целевыми показателями предоставления субсидии являлось: приобретение двух единиц пассажирских судов вместимостью 233 человека; аренда одного круизного лайнера вместимостью 2100 человек. Между тем, администрация, кроме приобретения двух единиц пассажирских судов и аренды одного круизного

      лайнера, приобрела судно представительского класса вместимостью 112 человек.

      При этом обоснования необходимости приобретения судна представительского класса администрация не представила, что свидетельствует о нецелевом расходовании выделенных в качестве субсидии денежных средств.

      Суд первой инстанции требования агентства удовлетворил и взыскал с администрации денежные средства, использованные не по целевому назначению.

      Отменяя решение суда первой инстанции, коллегия апелляционной инстанции подержала вывод суда о нецелевом использовании денежных средств, поскольку согласно статье 306.4 БК РФ нецелевым использованием бюджетных средств признаются направление средств бюджета бюджетной системы Российской Федерации и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств (пункт 1).

      Нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в нецелевом использовании финансовыми органами (главными распорядителями (распорядителями) и получателями средств бюджета, которому предоставлены межбюджетные трансферты межбюджетных субсидий, субвенций и иных межбюджетных трансфертов, имеющих целевое назначение, а также кредитов бюджетам бюджетной системы Российской Федерации, влечет бесспорное взыскание суммы средств, полученных из другого бюджета бюджетной системы Российской Федерации, и платы за пользование ими либо приостановление (сокращение) предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций).

      Между тем, апелляционный суд пришел к выводу, что данный спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поскольку фактически средства, потраченные администрацией на приобретение судна представительского класса вместимостью 112 человек, являются неиспользованным остатком целевых бюджетных средств, а в соответствии со статьей 242 БК РФ и Приказом Минфина России от 11.06.2009 №51н взыскание неиспользованных остатков межбюджетных трансфертов, предоставленных из федерального бюджета, производится территориальным органом Федерального казначейства на основании приказа Минфина Российской Федерации о взыскании неиспользованных остатков целевых средств.

      Таким образом, в силу прямого указания федерального закона средства, которые должны быть возращены в федеральный бюджет в рамках статьи 242 БК РФ, подлежат взысканию во внесудебном (в порядке, установленном Минфином Российской Федерации), а не в судебном порядке.

      (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2015 по делу №А51-26891/2014).

      1.3. Министерство транспорта и дорожного хозяйства обратилось в арбитражный суд с заявлением к Территориальному управлению Федеральной службы финансово-бюджетного надзора о признании недействительным представления, которым последнее указало на необеспечение Министерством эффективного использования средств федерального бюджета, неосвоение средств, выделенных из федерального бюджета по причине несвоевременного решения субъектом Российской Федерации организационных вопросов по перераспределению денежных средств на другие объекты, необеспечение контроля за соблюдением сроков выполнения работ в соответствии с графиками производства работ.

      В свою очередь министерство указало, что им не было допущено неэффективного использования денежных средств, поскольку денежные средства, выделенные на строительство дороги, не могли быть использованы, так как дорога должна была вести к рыбозаводу, строительство которого было отложено до 2017 года, соответственно оснований для строительства дороги и использования выделенных средств не было.

      Удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что уполномоченный орган, принимая решение о наличии или отсутствии нарушения норм, регулирующих бюджетные правоотношения, должен не только установить событие нарушения, но и лицо, обязанное совершить действие, несовершение которого является нарушением, а также наличие у такого лица необходимых полномочий (прав) по совершению такого действия, а также правовых средств по их реализации.

      Так, суд первой инстанции посчитал, что лицом, ответственным за принятие решения о начале работ, в том числе по проведению закупки, по объекту «Строительство автомобильной дороги» является не министерство, а Правительство области, поскольку именно оно является органом исполнительной власти, координирующим работу подведомственных ему министерств и агентств, по реализации федеральной целевой программы в части строительства заводов и дорог к ним, в связи с чем действия министерства в данном случае определяются решениями правительства, как вышестоящего органа исполнительной власти.

      Принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что в данном случае министерство не является тем лицом, которое допустило неосвоение средств субсидии, выделенных по объекту «Строительство автомобильной дороги», как впрочем, министерство и не является тем органом исполнительной власти Сахалинской области, который в данном случае ответственен за несвоевременное решение организационных вопросов по перераспределению денежных средств на другие объекты или исключению объекта «Строительство автомобильной дороги» из Перечня работ, подлежащих выполнению.

      Суд апелляционной инстанции посчитал, что выводы суда являются ошибочными, поскольку факт невыполнения работ по строительству дороги подтверждается материалами дела, соответственно министерством допущено неэффективное использование денежных средств.

      При этом Уставом субъекта Российской Федерации установлено, что в состав правительства входят высшие должностные лица, в том числе возглавляющие Министерство транспорта и дорожного хозяйства субъекта РФ. Правительство осуществляет полномочия через органы исполнительной власти, созданные им.

      Министерство осуществляет функции по выработке и реализации региональной политики в сфере дорожного хозяйства. Одной из основных задач министерства является выработка и реализация региональной государственной политики в сфере транспорта и дорожного хозяйства. Также министерство осуществляет полномочия в установленной сфере деятельности, в частности разрабатывает, в том числе совместно с федеральными органами исполнительной власти и их территориальными органами, другими органами исполнительной власти субъекта РФ, концепции и программы по развитию транспортного комплекса и дорожного хозяйства на территории субъекта РФ; реализует отдельные полномочия в соответствии с бюджетным законодательством; осуществляет дорожную деятельность в отношении автомобильных дорог регионального или межмуниципального значения через подведомственные учреждения и государственные унитарные дорожные предприятия субъекта РФ, созданные с целью выполнения работ по содержанию и ремонту автомобильных дорог общего пользования, необходимых для обеспечения сохранности автомобильных дорог, улучшения их транспортно-эксплутационного состояния и безопасной эксплуатации.

      Таким образом, права и обязанности по реализации политики в области дорожного строительства возложены на министерство нормативным правовым актом – Положением о министерстве.

      В связи с вышеизложенным судебная коллегия указала, что вывод суда первой инстанции о возникновении обязанностей по исполнению от имени субъекта РФ соглашений только у Правительства этого субъекта не соответствует непосредственно действующему Положению о министерстве.

      При таких обстоятельствах, Росфиннадзор обоснованно и законно выдал министерству предписание.

      (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015 по делу №А59-1546/2015).

      2. Получение (отказ в получении) субсидий субъектами малого предпринимательства.

      Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением к администрации города о признании незаконным решения об отказе в предоставлении субсидии на возмещение части затрат связанных с содействием развитию лизинга оборудования.

      В обоснование доводов общество указало, что представило все документы для получения субсидий.

      Отказывая в удовлетворении требований суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что согласно пункту 1 статьи 17 Закона № 209-ФЗ оказание финансовой поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, может осуществляться в соответствии с законодательством Российской Федерации за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации, средств местных бюджетов путем предоставления субсидий, бюджетных инвестиций, государственных и муниципальных гарантий по обязательствам субъектов малого и среднего предпринимательства и организаций, образующих инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства.

      Субсидии из местного бюджета предоставляются в случаях и порядке, предусмотренных решением представительного органа муниципального образования о местном бюджете и принимаемыми в соответствии с ним муниципальными правовыми актами местной администрации (пункт 2 статьи 78 БК РФ).

      В этой связи, с целью обеспечения благоприятных условий для устойчивого функционирования и развития субъектов малого и среднего предпринимательства в соответствии с приоритетами экономического развития Приморского края постановлением администрации города Владивостока от 18.09.2013 № 2673 утверждена муниципальная программа «Развитие малого и среднего предпринимательства в городе Владивостоке» на 2014-2020 годы», приложением № 10 к которому является Порядок оказания финансовой поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства города Владивостока, производящим и (или) реализующим товары (работы, услуги), предназначенные для внутреннего рынка Российской Федерации (далее — Порядок).

      Согласно пункту 3.3. Порядка финансовая поддержка в виде субсидий субъектам малого и среднего предпринимательства, производящим и реализующим товары (работы, услуги), на возмещение части затрат по мероприятиям, связанным с содействием развитию лизинга оборудования, устройств, механизмов, транспортных средств (за исключением легковых автомобилей), станков, приборов, аппаратов, агрегатов, установок, машин, средств и технологий (далее — оборудование), за исключением оборудования, предназначенного для осуществления оптовой и розничной торговой деятельности, на реализацию одного из следующих направлений:

      — субсидирование уплаты субъектом малого и среднего предпринимательства первого взноса (аванса) при заключении договора лизинга оборудования;

      — субсидирование части затрат, связанных с уплатой субъектом малого и среднего предпринимательства лизинговых платежей по договорам лизинга.

      Субсидии предоставляются субъектам малого и среднего предпринимательства по договорам финансовой аренды (лизинга), предметами которых являются: устройства, механизмы, приборы, аппараты, агрегаты, установки, машины, средства и технологии (далее — оборудование), автотранспортные средства (за исключением легковых автомобилей), имеющие прямое отношение к осуществляемому виду предпринимательской деятельности и фактически эксплуатируемые на момент подачи заявления (без передачи в сублизинг) (пункт 3.3.1. Порядка).

      Как установлено судом, заявитель являлся субъектом малого и среднего предпринимательства и участвовал в муниципальной Программе «Развития малого и среднего предпринимательства в городе Владивостоке» на 2014-2020г.г., по оказанию финансовой поддержки указанным субъектам.

      В целях получения субсидий из бюджета в рамках муниципальной программы «Развитие малого и среднего предпринимательства» общество представило договор финансовой аренды, дополнительное соглашение к договору финансовой аренды, договор субаренды оборудования.

      По результатам рассмотрения представленных обществом документов Комиссией по вопросам предоставления финансовой поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства было установлено, что предмет лизинга, находится в сублизинге.

      Вместе с тем, пунктом 3.3 Порядка прямо установлено, что субсидии не предоставляются заявителям в случае передачи предмета лизинга в сублизинг, в связи с чем отказ в предоставлении субсидии был правомерен.

      (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2015 по делу №А51-35890/2014).

      3. Возмещение пособий, излишне выплаченных гражданам.

      Государственное учреждение – региональное отделение Фонда социального страхования РФ обратилось в суд с иском к Министерству социальной защиты субъекта РФ о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства.

      Районным отделом соцзащиты был установлен факт, что гражданка Г. получала пособие по уходу за ребенком до полутора лет по двум местам, а именно в двух городах разных субъектов РФ. В результате ей было излишне выплачено пособие. По состоянию на 01.07.2011 гражданка Г. произвела возврат части денежных средств. Однако часть денежных средств в кассу районного отдела соцзащиты, подконтрольного ответчику, не внесена.

      Полагая, что Министерством социальной защиты субъекта РФ допущены нарушения пунктов 2.3.5 и 2.3.6 договора от 16.12.2010, которыми ответчик обязан осуществлять контроль за правомерностью назначения и выплаты пособий, заявитель посчитал, что ему причинены убытки в сумме невозмещенных денежных средств.

      Отказывая в удовлетворении требований, суды исходили из того, что правоотношения по назначению и выплате пособия по уходу за ребенком в период времени, относящийся к возникновению спорных правоотношений, регулировался Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23.12.2009 № 1012н «Об утверждении Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий граждан, имеющим детей», и Приказом Министерства социальной защиты населения Сахалинской области от 30.09.2010 № 263-н «Об утверждении административного регламента по предоставлению государственной услуги «назначение и выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком родителям, являющимся гражданами Российской Федерации, не подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством (в том числе обучающимся по очной форме обучения в образовательных учреждениях и находящимся в отпуске по уходу за ребенком), ребенок которых рожден на территории Российской Федерации».

      Поскольку при обращении за оформлением пособия в районный отдел социальной защиты были представлены все документы, необходимые для назначения пособия по уходу за ребенком, у специалистов указанного отдела отсутствовали основания для отказа в назначении пособия с учетом указанных абзацем выше приказов.

      Таким образом, судом не были установлены допущенные сотрудниками районного отдела Минсоцзащиты субъекта РФ нарушения приведенных нормативных актов или иных нормативных актов, регламентирующих назначение пособия по уходу за ребенком.

      С учетом изложенного, судом не установлено виновных действий должностных лиц государственного органа Министерства соцзащиты населения субъекта РФ, являющихся основанием для взыскания убытков.

      (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда по делу №А59-3882/2014).

      4. Использование бюджетных средств сверх доведенных лимитов.

      Управление Федеральной службы исполнения наказаний обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными пунктов 2 — 3 представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, которыми установлен факт превышения бюджетных обязательств сверх доведенных лимитов бюджетных средств в 2013 году.

      Из материалов дела следовало, что Управление Федеральной службы исполнения наказаний является как распорядителем, так и получателем бюджетных средств, которому в Управлении Федерального казначейства открыты лицевые счета, один из которых предназначен только для распределения Управлением бюджетных ассигнований по подведомственным получателем бюджетных средств, второй – только для учета принятых бюджетных обязательств Управления Федеральной службы исполнения наказаний посредством заключения государственных контрактов в пределах, доведенных до него лимитов бюджетных обязательств, а также для оплаты принятых денежных обязательств.

      На лицевом счете, предназначенном для учета принятых бюджетных обязательств по состоянию на 30.12.2013 и 31.12.2013, лимиты бюджетных обязательств для принятия бюджетных обязательств на 2014 год в Управлении Федеральной службы исполнения наказаний отсутствовали. Однако посредством заключения государственных контрактов и договоров управлением были приняты бюджетные обязательства на 2014 год при отсутствии доведенных в 2013 году лимитов бюджетных обязательств на 2014 год.

      Решением суда первой инстанции требования заявителя были удовлетворены, поскольку суд первой инстанции пришел к выводу, что в результате принятия Управлением Федеральной службы исполнения наказаний бюджетных обязательств в декабре 2013 года путем заключения государственных контрактов на 2014 год был нарушен только порядок учета бюджетных обязательств, и это не привело к превышению лимитов бюджетных обязательств.

      Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в нарушение статьи 162, пункта 3 статьи 2020 БК РФ Управлением Федеральной службы исполнения наказаний превышен объем лимитов бюджетных обязательств.

      Так, лимит бюджетных обязательств определен как объем прав в денежном выражении на принятие казенным учреждением бюджетных обязательств и (или) их исполнение в текущем финансовом году (текущем финансовом году и плановом периоде), а бюджетные обязательства — расходные обязательства, подлежащие исполнению в соответствующем финансовом году, то принятие и расходование бюджетных средств по заключенным Управлением договорам и контрактам возможно только в пределах доведенных до них лимитов бюджетных обязательств и утвержденной бюджетной сметы, в связи с чем принятие бюджетных обязательств на 2014 год, не доведенных до Управления в 2013 году, является нарушением бюджетного законодательства.

      Таким образом, коллегия пришла к выводу, что Управление Федеральной службы исполнения наказаний, как получатель бюджетных средств, не имело право принять бюджетные обязательства на 2014 год при отсутствии доведенных лимитов в 2013 году, в связи с чем вынесенное Росфиннадзором предписание соответствовало нормам материального права и не нарушало права и законные интересы управления.

      (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2015 по делу №А24-2384/2015).

      5. Исполнение судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджета.

      Административная комиссия городского округа обратилась в арбитражный суд с заявлением к Управлению федерального казначейства о признании незаконными действий последнего, выразившихся в отказе в принятии и исполнении постановления по делу об административном правонарушении; об обязании устранить допущенное нарушение прав и законных интересов заявителя путем принятия к исполнению указанного постановления.

      При рассмотрении дела судами установлено, что постановлением по делу об административном правонарушении Департамент дорожного хозяйства субъекта РФ привлечен к административной ответственности с назначением наказания в виде административного штрафа в сумме 50 000 руб.

      Добровольно постановление по делу об административном правонарушении Департаментом не исполнено, в связи с чем Административная комиссия городского округа направила в Управление федерального казначейства заявление с просьбой принятия к исполнению исполнительного документа, а именно: постановления по делу об административном правонарушении.

      Посчитав, что Управление федерального казначейства не вправе принимать к исполнению данный документ, письмом постановление было возвращено без исполнения.

      Удовлетворяя заявленные требования и обязывая Федеральное казначейство принять к исполнению постановление административного органа, суды исходили из того, что департамент дорожного хозяйства является органом исполнительной власти, финансирование деятельности Департамента осуществляется за счет средств краевого бюджета через лицевые счета, открытые в органах федерального казначейства

      Порядок исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджета субъекта Российской Федерации по денежным обязательствам казенных учреждений субъекта Российской Федерации, в том числе, в силу положений статьи 161 БК РФ, по денежным обязательствам органов государственной власти (государственных органов), установлен статьей 242.4 БК РФ.

      Согласно положениям указанной статьи исполнительный документ, предусматривающий обращение взыскания на средства бюджета субъекта Российской Федерации по денежным обязательствам его казенного учреждения — должника, направляется судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем вместе с документами, предусмотренными статьей 242.1 БК РФ, в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевого счета казенного учреждения субъекта Российской Федерации, по месту открытия должнику как получателю средств бюджета субъекта Российской Федерации лицевых счетов для учета операций по исполнению расходов бюджета субъекта Российской Федерации.

      Таким образом, поскольку у Департамента, являющегося бюджетным учреждением, отсутствуют счета в банке или в другом кредитном учреждении, постановление по делу об административном правонарушении, как соответствующий исполнительный документ, выдаваемый административным органом – Административной комиссией городского округа, подлежит исполнению органом Федерального казначейства в порядке, предусмотренном статьями 242.3- 242.5 БК РФ.

      При таких обстоятельствах, в случае поступления в территориальный орган Федерального казначейства постановления государственного органа о наложении (взыскании) административного штрафа территориальный орган Федерального казначейства письменно сообщает должнику о поступлении указанного постановления и необходимости представления им в установленном порядке платежного документа для оплаты.

      (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2015 по делу №А51-3567/2015).

      6. Порядок взыскания задолженности с органов исполнительной власти.

      Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия Финансового управления городского округа, выразившегося в неисполнении требований исполнительного листа в трехмесячный срок, наложении штрафа.

      Из материалов дела следовало, что предпринимателем в Финансовое управление городского округа был предъявлен исполнительный лист на взыскание неосновательного обогащения с администрации городского округа.

      В силу того, что спустя три месяца сумма задолженности перед предпринимателем управлением так и не была погашена в полном объеме, заявитель посчитал, что бездействие Финансового управления является незаконным, в связи с чем обратился в суд за защитой нарушенного права.

      Отказывая в удовлетворении требований суды первой и апелляционной инстанций указали, что в абзаце 3 пункта 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 23 приведены разъяснения, из которых следует, что согласно пункту 6 статьи 242.2 БК РФ исполнение судебного акта о взыскании денежных средств с муниципального образования за счет средств бюджета должно быть произведено соответствующим финансовым органом в течение трех месяцев со дня поступления указанному органу исполнительного листа на исполнение. Согласно пункту 5 статьи 242.2 БК РФ исполнение судебных актов по искам о взыскании денежных средств за счет средств казны муниципального образования осуществляется за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете. При исполнении судебных актов в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные законом (решением) о бюджете на эти цели, вносятся соответствующие изменения в сводную бюджетную роспись.

      Механизм, обеспечивающий в случае необходимости возможность принятия финансовым органом муниципального образования организационно-технических мер по перераспределению бюджетных средств, находящихся на казначейских счетах, предусмотрен действующим бюджетным законодательством. В силу статьи 217 БК РФ порядок составления и ведения сводной бюджетной росписи устанавливается соответствующим финансовым органом.

      В соответствии с пунктом 3 статьи 217 БК РФ в сводную бюджетную роспись могут быть внесены изменения в соответствии с решениями руководителя финансового органа (руководителя органа управления государственным внебюджетным фондом) без внесения изменений в закон (решение) о бюджете, в том числе в случае исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

      Конституционный Суд РФ в Определении от 01.10.2009 №1312-0-0 указал, что согласно положений пункта 4 статьи 21, пункта 4 статьи 217 и пункта 3 статьи 219.1 БК РФ, внесение изменений в сводную бюджетную роспись без внесения изменений в решение о бюджете, в том числе при исполнении судебных решений по обращению взыскания на средства местных бюджетов, может быть произведено лишь в порядке перераспределения расходов внутри одного вида (статьи, раздела и т.д.), т.е. в случае направления ассигнований, выделенных на конкретные расходы, на иные расходы того же рода, определенные одной целью.

      Между тем, из материалов дела было установлено, что на момент поступления исполнительного листа денежные средства на уплату задолженности по поступившему исполнительному листу отсутствовали.

      При этом в соответствии с бюджетом городского округа на год, на исполнение судебных актов в этом году было предусмотрено 25 млн. рублей, тогда как общая задолженность по исполнительным листам, предусматривающим взыскание средств с местного бюджета, составляла более 130 млн. рублей.

      Финансовое управление выходило с инициативой в Думу городского округа о перераспределении бюджетных ассигнований для увеличения расходов на исполнение судебных решений. Однако перераспределение денежных средств произведено не было, в связи с чем, по объективным и независящим от финансового управления причинам, исполнительный лист, предъявленный предпринимателем, не был исполнен.

      При таких обстоятельствах, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о недоказанности факта незаконного бездействия административного органа по исполнению спорного судебного акта, поскольку вина Финансового управления в неисполнении судебных актов отсутствовала. Указанным органом в рамках его полномочий были предприняты все возможные меры, направленные на исполнение судебных актов, предусматривающих взыскания средств муниципального бюджета.

      При этом при вынесении решения суды учитывали, что Финансовое управление не вправе направлять расходы иного вида на исполнение судебных актов при отсутствии внесения изменений в решение о бюджете. Сводная бюджетная роспись должна соответствовать основным параметрам бюджета, иной подход свидетельствовал бы о вмешательстве в исключительную компетенцию представительного органа муниципального образования и создавал угрозу сбалансированности бюджета.

      (постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2015 по делу №А51-27385/2014).

      Читайте так же:  Патент амурская область