Имущество предмета лизинга в залог

Имущество предмета лизинга в залог

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 января 2012 г. N ВАС-16533/11 «О передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» (ключевые темы: лизингодатель — залог — договор об ипотеке — лизингополучатель — банки)

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 января 2012 г. N ВАС-16533/11
«О передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Ю.Ю. Горячевой, судей Д.И. Дедова, С.В. Сарбаша рассмотрела в судебном заседании заявление открытого акционерного общества «Банк «Санкт-Петербург» о пересмотре в порядке надзора постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.11.2011 по делу Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области N А56-2946/2011.

Закрытое акционерное общество «Балтдрага» (далее — лизингополучатель) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу «Банк «Санк-Петербург» (далее — банк) и обществу с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Скандинавия» (далее — лизингодатель) о признании недействительным договора об ипотеке от 12.12.2008, заключенного между банком и лизингодателем, а также применении последствий его недействительности в виде обязания банка подать заявление Капитану морского порта «Большой порт Санкт-Петербург» о снятии обременения — погашении регистрационной записи об ипотеке N 329 в отношении судна «Печора» (далее — судно).

Обращаясь в суд, лизингополучатель указывал, что по договору лизинга от 15.12.2006 N 068/06 он получил судно от лизингодателя в финансовую аренду (лизинг). Пунктом 1 дополнительного соглашения от 02.03.2007 к договору лизинга предусматривалось, что лизингодатель не вправе передавать судно в залог без письменного согласования с лизингополучателем.

Лизинговые платежи были погашены досрочно, в связи с чем между лизингодателем и лизингополучателем 10.07.2009 заключен договор N 032/09-068/06 купли-продажи судна. Переход права собственности на судно зарегистрирован в Российском международном реестре судов 23.09.2009 за N РМ-30-18, лизингополучателю выдано свидетельство о праве собственности (т. 1, л. 77).

Как утверждает лизингополучатель, в момент регистрации права собственности на выкупленное судно ему стало известно, что судно передано лизингодателем в ипотеку по договору от 12.12.2008, заключенному с банком в обеспечение обязательств по возврату кредита, выданного физическому лицу.

Требуя признания договора ипотеки недействительным, лизингополучатель ссылался на условие договора лизинга о необходимости получения его согласия на передачу судна в ипотеку и на пункт 3 статьи 18 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге).

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.06.2011 в удовлетворении иска отказано.

При этом суд исходил из того, что ни Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс ), ни Закон о лизинге не предусматривают необходимость получения лизингодателем, передавшим в лизинг имущество, согласия лизингополучателя на передачу впоследствии того же имущества в залог в период действия договора лизинга.

На основании статьи 209 Гражданского кодекса лизингодатель, будучи собственником переданного в лизинг имущества, вправе им распоряжаться в период действия договора лизинга, в том числе посредством передачи в залог.

Согласно пункту 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга. Приведенная норма, наделяющая лизингодателя правом использовать предмет лизинга в качестве залога, является императивной. Следовательно, ограничение этого права договором ничтожно в силу статьи 168 Гражданского кодекса как не соответствующее закону ( пункт 1 статьи 422 Гражданского кодекса).

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2011 решение суда первой инстанции от 09.06.2011 отменено.

Договор об ипотеке от 12.12.2008 признан недействительным. Последствия его недействительности не применены с объяснением в мотивировочной части постановления, что для аннулирования регистрационной записи, совершенной по ничтожной сделке, не требуется волеизъявления ее сторон, поскольку такая сделка не порождает юридических последствий с момента совершения.

Мотивируя свое постановление, суд апелляционной инстанции указал на следующее.

Статья 209 Гражданского кодекса предоставляет собственнику право совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Таким образом, право собственника распорядиться своим имуществом не является абсолютным, безусловным правом и может быть ограничено в случаях, предусмотренных законом.

Поскольку одним из основополагающих принципов правового регулирования является приоритет специальной нормы над общей, то в данном случае необходимо руководствоваться нормами Закона о лизинге и Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке), а не статьей 625 Гражданского кодекса о договоре аренды, как полагает банк.

В Законе о лизинге такой специальной нормой является пункт 2 статьи 18 , предусматривающий возможность передачи предмета лизинга в залог только в качестве обеспечения денежного обязательства самого лизингодателя и ограничивающий основания возникновения этого обязательства конкретной целью — приобретением предмета лизинга.

В таком истолковании приведенная норма обеспечивает соблюдение баланса интересов сторон договора лизинга, поскольку позволяет лизингодателю исполнить свое денежное обязательство за счет лизинговых платежей, одновременно гарантируя добросовестному лизингополучателю защиту его прав в части последующего приобретения права собственности на предмет лизинга и отсутствие притязаний на него со стороны третьих лиц. В свою очередь, любой последующий залог, выданный в обеспечение не связанных с лизинговыми отношениями обязательств, такой баланс нарушает, поскольку лишает лизингополучателя, исполнившего свои обязательства по договору лизинга, гарантии получения и сохранения права собственности на предмет лизинга, что противоречит целям регулирования лизинговых правоотношений, сформулированным в Законе о лизинге.

Также суд апелляционной инстанции признал, что в силу пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса и исходя из диспозитивного характера гражданско-правового регулирования лизингодатель и лизингополучатель были вправе включить в договор лизинга условие о необходимости получения первым от второго согласия на передачу предмета лизинга в залог.

Поскольку это условие договора лизинга законодательству не противоречит, то в силу части 3 статьи 6 Закона об ипотеке для передачи судна в ипотеку согласие лизингополучателя являлось необходимым, но в нарушение требований закона и положений договора не было испрошено и получено.

Кроме того, суд апелляционной инстанции на основании статьи 23 Закона о лизинге счел возможным передачу в залог предмета лизинга лишь одновременно с правами лизингодателя, что в данном случае не имело места.

При этих условиях суд апелляционной инстанции признал договор об ипотеке ничтожным на основании статьи 168 Гражданского кодекса.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 22.11.2011 оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения, в целом поддержав его доводы, кроме указания на несоответствие договора ипотеки положениям статьи 23 Закона о лизинге, применение которой признано ошибочным.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, банк просит их отменить, ссылаясь на нарушение этими судами единообразия в толковании и применении норм права и оставить в силе решение суда первой инстанции.

При изучении аргументов банка судебной коллегией установлено, что определяющим в практике арбитражных судов в настоящее время является иной правовой подход, при котором:

пункт 2 статьи 18 Закона о лизинге истолковывается в совокупности с положениями пункта 3 статьи 334 и пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса как допускающий передачу лизингодателем по собственному усмотрению в залог предмета лизинга, ранее уже переданного им лизингополучателю, в том числе и без уведомления последнего, поскольку специальные последствия не уведомления законом не установлены;

передача лизингодателем в залог предмета лизинга, уже переданного лизингополучателю, признается правомерной, даже если по договору лизинга на это требовалось согласие лизингополучателя, так как права собственника могут быть ограничены исключительно законом (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2010 по делу N А56-40626/2010).

При невыполнении лизингодателем своих заемных обязательств, обеспеченных предметом лизинга, на него обращается взыскание с последующей продажей с публичных торгов независимо от того, что лизингополучатель уже выплатил лизинговые платежи и приобрел право собственности на предмет лизинга.

Способом защиты прав лизингополучателей является взыскание с лизингодателей убытков.

В связи с изложенным, коллегия судей считает необходимым в целях обеспечения единообразия судебной практики по вопросам соотношения прав залогодержателей и лизингополучателей в отношении имущества, являющегося одновременно и предметом лизинга, и предметом залога, передать настоящее дело в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для решения вопроса о пересмотре оспариваемых судебных актов.

При изучении материалов настоящего дела в порядке надзора коллегия судей учитывала приобщенные к делу документы, которые могут свидетельствовать о фактических обстоятельствах, связанных с несоблюдением лизингодателем положений статьей 10 и 209 Гражданского кодекса и осведомленности об этом банка на момент заключения спорного договора ипотеки.

На основании договора об ипотеке, действительность которого оспаривается по настоящему делу, решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 23.12.2010 по делу N 2-5563/10, оставленным без изменения определением Санкт-Петербургского городского суда от 14.04.2011 N 5324, по требованию банка обращено взыскание на судно «Печора» как предмет залога (т.1, л. 265-277, 278-288).

В этом решении суда общей юрисдикции сделан вывод об известности лизингополучателю об ограничениях в правах владения и пользования судном, поскольку пункт 2.6 договора лизинга гарантировал такие права за исключением случая обращения банком взыскания на судно на основании заключенного лизингодателем и банком договора залога.

К настоящему делу лизингополучателем приобщены договоры, о которых ему было известно на момент заключения договора лизинга: кредитный договор между банком и лизингодателем, выступающим в качестве заемщика, от 15.12.2006 N 3500-06-00273, на выдачу кредита на приобретение имущества для лизингополучателя, в том числе судна «Печора». В пункте 2.4 этого кредитного договора указано, что кредит обеспечивается залогом судна в соответствии с договором об ипотеке, который будет заключен между лизингодателем (заемщиком) и банком (т. 2, л. 15-21);

Лизингополучатель был извещен лизингодателем о заключении такого договора залога уведомлениями от 15.12.2006 (т. 1, л. 42).

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору от 15.12.2006 N 3500-06-00273 между банком и лизингодателем (заемщиком) оформлен договор об ипотеке судна «Печора» от 29.01.2007, и эта ипотека зарегистрирована в Российском международном реестре судов морского порта «Большой Санкт-Петербург» 01.02.2007 за N 246 (т.1, л. 55, т. 2, л. 22-29).

Непосредственно после этого лизингодатель и лизингополучатель заключили 02.03.2007 дополнительное соглашение к договору лизинга о дополнении пункта 4.1 подпунктом 4.1.2 об обязанности лизингодателя письменно согласовывать с лизингополучателем любые действия, направленные на уступку прав и обязанностей по настоящему договору третьему лицу, в том числе передачу имущества в залог или иные обременения (т. 1, л. 33).

Следовательно, лизингополучатель принял разумные меры для исключения передачи добросовестным лизингодателем судна в залог по обязательствам, не связанным с привлечением денежных средств на цели приобретения судна.

Поскольку разумность и добросовестность участников гражданского оборота предполагаются ( пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса), защите лизингополучателем своих прав по настоящему делу не может быть противопоставлено возражение о неосуществлении им систематической проверки сведений реестра в отношении судна в период действия договора лизинга.

Согласно условиям договора лизинга расчеты по нему должны были производиться на счет лизингодателя в банке. Доказательств иного в деле не имеется и стороны на это не ссылались. Следовательно, банк имел возможность контролировать состояние расчетов по договору лизинга. Актом сверки расчетов, составленным между лизингополучателем и лизингодателем за 2009 год, подтверждается перечисление лизингополучателем лизингодателю платежей по лизингу (за исключением одного) до заключения 10.07.2009 договора купли-продажи судна (т. 1, л. 54).

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.04.2010 по делу N А56-74855/2009 банку было отказано в обращении взыскания на судно «Печора» по договору об ипотеке от 20.01.2007 в связи с неисполнением лизингодателем обязательств по кредитному договору от 15.12.2006 N 3500-06-00273, в том числе и на том основании, что лизингополучатель погасил за лизингодателя задолженность банку по состоянию на 31.12.2009.

Спорный договор об ипотеке от 12.12.2008 подписан банком с лизингодателем в обеспечение обязательств физического лица по кредитному договору.

В этом договоре об ипотеке указано на обременение судна предшествующей ипотекой в пользу банка (пункт 2.1.1), невозможность залогодателя (он же лизингодатель) отчуждать предмет ипотеки и иным образом им распоряжаться без согласия банка (пункт 4.2.1) при одновременной возможности залогодателя владеть и пользоваться предметом ипотеки (пункт 4.3) (т. 1, л. 11-18).

Таким образом, содержание обязанностей одного и того же юридического лица, являвшегося лизингодателем по договору лизинга и залогодателем по спорному договору об ипотеке противоречат друг другу, что было очевидно и для лизингодателя, и для банка, осведомленного о наличии договора лизинга.

Читайте так же:  Договор купли продажи квартиры долевой с участием детей

Доказательств, свидетельствующих о том, что лизингополучателю было известно о предстоящем или состоявшемся заключении спорного договора ипотеки до заключения договора купли-продажи судна в материалах арбитражного дела не имеется.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц от 07.02.2011 N 23946В/2011, гражданин Архангельский В.Д., чьи обязательства по кредиту на потребительские цели в сумме 130 миллионов рублей обеспечивались лизингодателем по спорному договору ипотеки, а также по договору поручительства, по состоянию на указанную дату является генеральным директором самого лизингодателя (т. 1, л. 85).

Как установлено судебными актами суда общей юрисдикции, банк выдал кредит гражданину Архангельскому В.Д. по договору от 28.11.2008 N 0035-08-01759 (т.1, л. 19-24) первоначально сроком до 31.12.2008, а затем продлил его до 31.12.2009, увеличив ставку за пользование денежными средствами с 19,25 до 23,25 процентов годовых. Однако в связи с невыполнением гражданином Архангельским В.Д. своих обязательств по внесению в течение года платежей банк 07.07.2009 потребовал от него досрочного возврата кредита и 06.08.2009 известил лизингодателя о необходимости исполнить обязательства поручителя.

На основании пункта 2 статьи 209 Гражданского кодексе Российской Федерации собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие охраняемые законом права и интересы других лиц.

По мнению коллегии судей, цели и условия кредитования банком гражданина Архангельского В.Д. под обеспечение залогом чужого имущества, находящегося в лизинге у третьего лица, притязающего на его выкуп и своевременно оплачивающего лизинговые платежи, о чем и банку и лизингодателю было заведомо известно, не отвечают критериям разумности и добросовестности делового оборота.

Заключение оспариваемого договора ипотеки очевидно направлено в ущерб интересам лизингополучателя.

И банк, и лизингодатель не могли не знать, что реализация банком прав залогодержателя приведет к тому, что лизингополучатель, выкупив имущество у лизингополучателя, лишится его по долгам последнего банку после обращения взыскания на это имущество как предмет залога.

Совокупность названных обстоятельств может свидетельствовать о наличии факта злоупотребления правами со стороны банка и лизингодателя, в том числе выразившегося в заключении спорного договора ипотеки, что позволяет признать его недействительным на основании пункта 2 статьи 10 , пункта 2 статьи 209 и статьи 168 Гражданского кодекса.

Соответствующие разъяснения по квалификации сделок, при заключении которых было допущено злоупотребление правом, изложены в пункте 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Вместе с тем, коллегия судей считает неправильным вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии необходимости применять последствия ничтожности подобных сделок, в том числе в виде погашения записи о залоге (ипотеке). Как указано в 52 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», решение суда о признании сделки недействительной, по которой не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Аналогичный подход должен применяться и по регистрационным записям на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, государственная регистрация которых осуществляется в иных реестрах.

Руководствуясь статьями 299 , 300 , 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А56-2946/2011 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области для пересмотра в порядке надзора постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.11.2011.

ГАРАНТ:

См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 марта 2012 г. N 16533/11

Направить копии настоящего определения, заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора и прилагаемых к нему документов лицам, участвующим в деле.

Предложить лицам, участвующим в деле, представить отзывы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в срок до 15.03.2011.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Обзор документа

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24 мая 2016 г. N Ф09-3568/16 по делу N А60-16685/2015 (ключевые темы: залог — лизинговые платежи — договор лизинга — договор залога — лизингополучатель)

Екатеринбург
24 мая 2016 г. Дело N А60-16685/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 17 мая 2016 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 24 мая 2016 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Семеновой З.Г.,

судей Купреенкова В.А., Беляевой Н.Г.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества «Уральский Транспортный банк» на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2016 по делу N А60-16685/2015 Арбитражного суда Свердловской области.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

публичного акционерного общества «Уральский Транспортный банк» (далее — общество «УралТрансБанк») — Эпингер Д.Р. (доверенность от 20.08.2015);

индивидуальный предприниматель Русин Василий Ильич (далее — предприниматель Русин В.И., паспорт), его представитель — Раздьяконова А.В. (доверенность от 21.03.2016).

Предприниматель Русин В.И. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ГАЗ-Инвест» (далее — общество «ГАЗ-Инвест»), обществу «УралТрансБанк» о признании права собственности на два транспортных средства: 1) Марка, модель ТС: IVECO 440Е43, VIN WJMS2NSK004250582; 2) Марка, модель ТС: SCHWERINER SF24/13.25, VIN W0904F334RSA10025; о признании прекратившим (отсутствующим) право залога у общества «УралТрансБанк» в отношении двух транспортных средств: 1) Марка, модель ТС: IVECO 440Е43, VIN WJMS2NSK004250582; 2) Марка, модель ТС: SCHWERINER SF24/13.25, VIN W0904F334RSA10025.

В порядке, установленном ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Компания Доломит» (далее — общество «Компания Доломит»), Людин Валерий Михайлович, Вяткин Роман Николаевич, Савостина Ольга Викторовна.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 01.11.2015 (судья Матущак Ю.В.) исковые требования удовлетворены частично, признано право собственности предпринимателя Русина В.И. на транспортные средства: 1) Марка, модель ТС: IVECO 440Е43, VIN WJMS2NSK004250582; 2) Марка, модель ТС: SCHWERINER SF24/13.25, VIN W0904F334RSA10025 (далее — спорное имущество); в удовлетворении требования о признании прекратившимся (отсутствующим) права залога у общества «УралТрансБанк» в отношении спорного имущества отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2016 (судьи Жукова Т.М., Виноградова Л.Ф., Макаров Т.В.) решение суда отменено в части отказа в удовлетворении требования о признании прекратившимся (отсутствующим) права залога у общества «УралТрансБанк» в отношении спорного имущества; требование предпринимателя Русина В.И. удовлетворено, признано прекратившимся (отсутствующим) право залога у общества «УралТрансБанк» в отношении спорного имущества.

В кассационной жалобе общество «УралТрансБанк» просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, нарушение норм процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам спора и имеющимся в деле доказательствам. Заявитель считает, что вывод суда апелляционной инстанции о том, что договор залога имущества от 21.02.2012 N 18-12/1, по которому спорное имущество передано обществом «ГАЗ-Инвест» в счет обеспечения обязательств по кредитному договору третьего лица, является недействительной сделкой, противоречит п. 2 ст. 18 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге). Судом апелляционной инстанции не дано надлежащей оценки доводам общества «УралТрансБанк» о том, что при заключении договора залога залогодержатель не был извещен о наличии обременения спорного имущества.

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель Русин В.И. просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Поскольку обществом «УралТрансБанк» постановление суда апелляционной инстанций обжалуется только в части признания прекратившимся (отсутствующим) права залога в отношении спорного имущества, то законность судебного акта в остальной части судом кассационной инстанции не проверяется, суд кассационной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе (ч. 1 ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении спора судами установлено, что между обществом «ГАЗ-Инвест» (лизингодатель) и предпринимателем Русиным В.И. (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) транспортных средств от 26.08.2011 N 9, по условиям которого лизингодатель принял на себя обязательство приобрести у продавцов: гр. Махонина Александра Юрьевича в собственность, выбранное лизингополучателем транспортное средство, грузовой тягач седельный IVECO 440Е43, и у гр. Перетрухиной Ирины Сергеевны в собственность, выбранное лизингополучателем транспортное средство, полуприцеп-фургон SCHWER1NER SF24/13, 25; передать данное имущество лизингополучателю во временное владение и в пользование в качестве предмета лизинга за плату на срок и на условиях, указанных в настоящем договоре (п. 1.1 договора).

Согласно п. 1.2 договора предметом лизинга являются следующие транспортные средства:

марка, модель ТС: IVECO 440Е43, идентификационный номер (VIN) WJMS2NSK004250582, Тип ТС ГРУЗОВОЙ-ТЯГАЧ СЕДЕЛЬНЫЙ, год изготовления ТС 2002, модель, N двигателя F3AE0681D В305-027419, шасси (рама) N WJMS2NSK.004250582, кузов N отсутствует, цвет — белый, мощность двигателя 430 л.с./3 16 кВт., рабочий объем двигателя 10 300 куб. см., паспорт ТС 78 ТТ 349614 выдан 01.08.2006, северо-западная акцизная таможня, стоимость — 1 050 000 руб. 00 коп.;

марка, модель ТС SCHWERINMER SF24/13, 25, идентификационный номер (VIN) W0904F334RSA10025, тип ТС полуприцеп-фургон, год изготовления ТС 1994, модель, N двигателя отсутствуют, шасси (рама) N W0904F334RSA10025, кузов N отсутствует, цвет — белый, мощность двигателя — не установлена, рабочий объем двигателя — не установлен, паспорт ТС 39 ТО 063419 выдан 29.11.2009 Московский таможенный пост, стоимость полуприцепа-фургона SCHWER1NER SF24/13, 25 — 500 000 руб. 00 коп.

Пунктом 2.2 договора лизинга установлено, что транспортные средства, указанные в п. 1.2. договора, переходят в собственность лизингополучателя по выкупной стоимости по истечении срока действия настоящего договора или до его истечения при условии выплаты лизингополучателем в полном объеме всех сумм, предусмотренных настоящим договором и действующим законодательством. Переход права собственности осуществляется на основании договора купли-продажи транспортных средств. Выкупная стоимость устанавливается в размере 47 000 руб. 00 коп.

В соответствии с п. 7.1, 7.2 договора общая сумма договора лизинга, которую лизингополучатель обязуется уплатить лизингодателю за пользование предметом лизинга, по обоюдному согласию сторон устанавливается в размере 3 040 000 руб. 00 коп. Общая сумма настоящего договора является твердой и изменению не подлежит. Первоначальный (авансовый) платеж за транспортные средства составляет 100 000 руб. 00 коп. Обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают после получения предмета лизинга лизингополучателем и подписания акта приема-передачи.

Пунктами 7.3, 7.4, 7.5 договора предусмотрено, что обязательства лизингополучателя по внесению ежемесячных платежей определяются в соответствии с графиком платежей (Приложение N 1 к договору) на основании выставленных счетов. Лизингополучатель имеет право досрочной выплаты предусмотренных лизинговых платежей с разрешения лизингодателя, письменно известив об этом лизингодателя за 5 дней. Досрочная выплата лизинговых платежей оформляется дополнительным соглашением к настоящему договору, подписываемым обеими сторонами. Стоимость ежемесячного лизингового платежа определяется в рублях исходя из обязательства лизингополучателя. Уплата лизинговых платежей производится ежемесячно равными долями от суммы лизинговых платежей в соответствии с п.7.1 за текущий месяц в срок до 20 числа текущего месяца независимо от фактического использования имущества.

Графиком арендных платежей предусмотрен аванс в сумме 100 000 руб. 00 коп., 42 лизинговых платежа по 70 000 руб. 00 коп. каждый, последний из них — до 20 февраля 2015 г.

Соглашением от 10.12.2014 стороны договора лизинга определили условия расторжения договора финансовой аренды (лизинга) транспортных средств от 26.08.2011 N 9, в том числе определили размер денежного обязательства за передачу прав на транспортные средства в сумме 1 000 000 руб. 00 коп., определенный в качестве последнего платежа, который делает лизингополучатель (п. 1, 2 соглашения).

Согласно п. 3 указанного соглашения на момент его подписания лизингодатель уведомил лизингополучателя о том, что транспортные средства находятся в залоге у общества «УралТрансБанк». Все финансовые условия регулируются договором залога с обществом «УралТрансБанк» (п. 4 соглашения).

В тоже время между обществом «УралТрансБанк» (банк) и обществом «Компания Доломит» (заемщик) 21.02.2012 заключен кредитный договор N 18-12, в соответствии с п.п. 1.1, 1.2, 1.3 которого банк предоставил заемщику максимальный фиксированный лимит ссудной задолженности 10 000 000 руб. для пополнения оборотных средств заемщика до 20.02.2015.

Читайте так же:  Пособие за уходом пенсионерам

Между обществом «УралТрансБанк» и обществом «ГАЗ-Инвест» в лице директора Вяткина Р.Н. 21.02.2012 заключен договор залога имущества N 18-12/1, в соответствии с условиями которого общество «ГАЗ-Инвест» (лизингодатель) в обеспечение исполнения кредитного договора от 21.02.2012 N 18-12 передал спорное имущество в залог кредитной организации — обществу «УралТрансБанк».

Денежные средства в сумме 1 000 000 руб. 00 коп., являющиеся последним платежом по договору лизинга, переданы предпринимателем Русиным В.И. обществу «ГАЗ-Инвест» во исполнение соглашения о расторжении договора лизинга, что подтверждено распиской от 12.12.2014.

Ссылаясь на исполнение обязательств по внесению денежных средств в соответствии с условиями договора финансовой аренды (лизинга) транспортных средств от 26.08.2011 N 9, полагая, что в силу ст. 23 Федерального закона Закона о лизинге, подп. 3 п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации у лизингополучателя возникло право собственности на спорное имущество, в связи с чем прекратилось и право залога спорного имущества, предприниматель Русин В.И. обратился в суд с рассматриваемым иском.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования предпринимателя Русина В.И. в части признания права собственности на спорное имущество, исходил из того, что истцом полностью произведены лизинговые платежи. Отказывая в удовлетворении требований о признании прекратившимся (отсутствующим) права залога у общества «УралТрансБанк», суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор залога между лизингодателем и банком о передаче спорного имущества в счет обеспечения исполнения обязательств общества «Компания Доломит» по кредитному договору не противоречит закону. Поскольку кредитная организация не была извещена о том, что предмет залога является предметом лизинга и передан во владение лизингополучателя, оснований для прекращения права залога в отношении спорного имущества не имеется.

Отменяя решение суда в части отказа в удовлетворении требования о признании прекратившимся (отсутствующим) права залога у общества «УралТрансБанк», суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что договор залога противоречит положениям п. 2 ст. 18 Закона о лизинге; действия общества «ГАЗ-Инвест» по заключению спорной сделки содержат признаки злоупотребления правом. При этом суд исходил из того, что п. 2 ст. 18 Закона о лизинге установлены ограничения права собственности лизингодателя, допускающие передачу им предмета лизинга в залог только в качестве обеспечения его денежного обязательства, связанного с приобретением предмета лизинга. Суд апелляционной инстанции счел, что передача имущества в обеспечение исполнения третьим лицом своего обязательства, находящегося во владении лизингополучателя, претендующего на его выкуп и своевременно оплачивающего лизинговые платежи, не отвечает критерию разумности и добросовестности делового оборота; заключение спорного договора залога направлено на причинение ущерба лизингополучателю.

Проверив законность судебных актов в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции полагает, что постановление апелляционного суда подлежит отмене, решение суда первой инстанции — оставлению в силе в связи со следующим.

Согласно ст. 2 Закона о лизинге договор лизинга — договор, в соответствии с которым арендодатель (далее — лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (далее — лизингополучатель) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование.

В соответствии с п. 2 ст. 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в п. 10 постановления от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», названное положение Закона о лизинге означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, в силу того, что залогодателем является юридическое лицо, основной вид деятельности которого — совершение лизинговых операций), то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны учитывать следующее.

По смыслу подп. 3 п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (ст. 408 Гражданского кодекса Российской Федерации), вследствие чего залог предмета лизинга прекращается применительно к п. 2 ст. 354 Гражданского кодекса Российской Федерации, при этом положения ст. 353 Гражданского кодекса Российской Федерации к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем ст. 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в этом пункте.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг. Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Сделки залога переданного в выкупной лизинг имущества являются действительными, но при обращении залогодержателями взыскания на это имущество его приобретатели получают права лизингодателей (право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга и изъятия его предмета при ненадлежащем исполнении обязательств лизингополучателями, постановление Президиума от 22.03.2012 N 16533/11).

Пунктом 1 ст. 353 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в подп. 2 п. 1 ст. 352 и ст. 357 настоящего Кодекса) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется.

Залог прекращается в случаях, предусмотренных в ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции, спорный договор залога имущества от 21.02.2012 N 18-12/1 заключен позднее договора финансовой аренды (лизинга) транспортных средств от 26.08.2011 N 9 в отношении уже переданного лизингополучателю спорного имущества.

Суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и установив, что 12.12.2011 транспортные средства осмотрены обществом «УралТрансБанк», в паспортах транспортных средств, переданных обществу «УралТрансБанк» обществом «ГАЗ-Инвест» при подписании договора залога, не содержится отметок о наличии договора лизинга, приняв во внимание пояснения предпринимателя Русина В.И. относительно того факта, что во время использования им спорного имущества, последнее осматривалось неизвестными истцу лицами, предоставленные в судебном заседании 10.07.2015, а также то обстоятельство, что при рассмотрении дела в ВерхИсетском районном суде г. Екатеринбурга по иску общества «УралТрансБанк» к обществу «Компания Доломит», Людину В.М., Вяткину Р.Н., обществу «ГАЗ-Инвест», Савостиной О.В. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество, предприниматель Русин В.И. не был привлечен к участию в деле, сведения о наличии залога спорного имущества и о залогодержателе, истцу стали известны при подписании соглашения 10.12.2014 о расторжении договора лизинга, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что залогодержатель не был извещен о факте передачи его в лизинг и не должен был знать об указанном обстоятельстве, следовательно, правовые основания для прекращения права залога общества «УралТрансБанк» в отношении спорного имущества отсутствуют.

Выводы апелляционного суда о том, что договор залога имущества от 21.02.2012 N 18-12/1 заключен с нарушением положений п. 2 ст. 10 и ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, требований п. 2 ст. 18 Закона о лизинге, не соответствуют приведенным нормам права и обстоятельствам дела.

На основании изложенного внесение истцом всех лизинговых платежей и переход к нему права собственности на спорное имущество не является безусловным основанием для прекращения права залога, поскольку в данном случае, при отсутствии у залогодержателя сведений о том, что предмет залога являлся предметом лизинга, прекращение права залога одновременно с прекращением договора лизинга означало бы нарушение прав и законных интересов залогодержателя на получение возмещения своих потерь за счет предмета залога. В силу положений ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации у лизингополучателя имеется иной способ защиты своих прав и законных интересов на случай изъятия имущества в случае обращения на него взыскания.

При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении исковых требований в части признания прекратившимся (отсутствующим) права залога у общества «УралТрансБанк» в отношении спорных транспортных средств.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отмену судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

С учетом изложенного постановление апелляционного суда следует отменить (ч. 2 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), решение суда первой инстанции — оставить в силе (п. 5 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Руководствуясь ст.ст. 286- 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2016 по делу N А60-16685/2015 Арбитражного суда Свердловской области отменить.

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 01.11.2015 по делу N А60-16685/2015 Арбитражного суда Свердловской области оставить в силе.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Русина Василия Ильича в пользу публичного акционерного общества «Уральский Транспортный банк» 3000 (три тысячи) руб. 00 коп. государственной пошлины по кассационной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий З.Г. Семенова
Судьи В.А. Купреенков
Н.Г. Беляева

Обзор документа

Суд округа согласился с первой инстанцией, которая отказала лизингополучателю в признании залога лизингового имущества прекращенным (отсутствующим).

В спорном случае внесение лизингополучателем всех лизинговых платежей и переход к нему права собственности на лизинговое имущество не является безусловным основанием для прекращения залога. Ведь у залогодержателя не было сведений о том, что заложенное имущество является предметом лизинга.

Прекращение права залога одновременно с прекращением договора лизинга означало бы нарушение прав и законных интересов залогодержателя.

Залог имущества, уже переданного в лизинг, не противоречит закону

ФАС Московского округа в постановлении N А40—113569/5 от 04.10.2013 отклонил довод о неправомерности передачи лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, передает «Клерк.Ру».

ФАС отметил, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

Постановление

Резолютивная часть постановления объявлена 03 октября 2013 года

Полный текст постановления изготовлен 04 октября 2013 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Русаковой О. И.,

судей Комаровой О. И., Тихоновой В. К.,

при участии в заседании:

от истца ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» — Тверитнев А. И., доверенность от 24.01.2013

от ответчика ООО «Лизинговая компания «Дело» — представитель не явился, извещен

от третьего лица АО «БТА Банк» — Кутенко И. В., доверенность от 04.01.2013

Читайте так же:  Штраф по ис

рассмотрев 03 октября 2013 года в судебном заседании кассационную жалобу АО «БТА Банк», третьего лица

на постановление от 26 февраля 2013 года

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Кораблевой М. С., Тихоновым А. П., Кузнецовой Е. Е.

по иску закрытого акционерного общества «Гражданские самолеты Сухого»

(ОГРН 1027739155180, ИНН 7714175986)

к обществу с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Дело»

(ОГРН 1027739373540, ИНН 7708179446)

третье лицо: АО БТА Банк

об обязании заключить договор купли-продажи

установил:

Закрытое акционерное общество «Гражданские самолеты Сухого» (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Дело» (далее — ответчик) об обязании ответчика заключить договор купли-продажи предмета лизинга на условиях, предложенных истцом в письме от 28.07.2011 № 5507/354, ссылаясь на статьи 307, 309, 421, 429, 445, 446 Гражданского кодекса РФ, ст. 19 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечено АО «БТА Банк» (далее — Банк).

Решением суда от 26.03.2012 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 решение суда первой инстанции отменено, производство по делу в связи с утверждением между истцом и ответчиком мирового соглашения прекращено.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.12.2012 постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд со ссылкой на нарушение утвержденным судом мировым соглашением между истцом и ответчиком прав третьего лица (залогодержателя) — АО «БТА Банк».

При новом рассмотрении дела Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 26.02.2013 отменил решение Арбитражного суда города Москвы от 26.03.2012 года по делу N А40—113569/5 и иск удовлетворил, обязав ООО «Лизинговая компания «Дело» заключить с ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» договор купли-продажи предмета лизинга: вакуумной подметально-уборочной машины Johnston C№ 400 заводской N SA94VMLDX80068459, двигатель № 65В71915, 2008 года выпуска, желтый цвет, ПСМ серии ТС № 271210, выдан 06.06.2008, на условиях, предложенных ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в письме № 5507/354 от 28.07.2012 года.

С ООО «Лизинговая компания «Дело» взысканы расходы по уплате государственной пошлины по иску в пользу с ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в размере 4000 руб. и в доход федерального бюджета — 2000 руб. государственной пошлины по апелляционной жалобе.

В кассационной жалобе АО «БТА Банк» просит отменить постановление суда от 26.02.2013, оставить в силе решение суда первой инстанции, считая его законным и обоснованным. Заявитель кассационной жалобы приводит довод о том, что на момент заключения договора о залоге от 01.10.2008 N РФ 08/143 обязательство ответчика передать заложенное имущество в собственность лизингополучателю не возникло, поскольку отдельный договор купли-продажи лизингового имущества между истцом и ответчиком подписан не был. Банк ссылается на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2009 по делу N А40—160907/06, которым обращено взыскание в пользу Банка на принадлежащее истцу и переданное в лизинг имущество.

Отзыв на кассационную жалобу в порядке ст. 279 АПК РФ в суд не поступил.

В судебном заседании представитель Банка поддержал доводы кассационной жалобы. Представитель истца возражал против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в постановлении суда от 26.02.2013.

ООО «Лизинговая компания «Дело» в судебное заседание, назначенное на 03.10.2013 г., явку своего представителя не обеспечило, отзыв на кассационную жалобу в порядке ст. 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду не представило.

Судом приняты все меры к надлежащему извещению лиц, участвующих в деле, с направлением по имеющимся в деле адресам судебных извещений и своевременному размещению информации о судебном заседании на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети Интернет согласно отчету о публикации судебного акта 03.09.2013 г.

Неявка лица, участвующего в деле, в судебное заседание при надлежащем его извещении не препятствует в силу ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрению дела в настоящем судебном заседании.

Выслушав явившихся представителей истца и третьего лица, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, изучив материалы дела и проверив в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм процессуального права, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалованного постановления суда.

Как установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, между ответчиком (лизингодатель) и истцом (лизингополучатель) заключен на срок 36 месяцев договор финансовой аренды (лизинга) № 1541-Л1/СТ08 от 19.03.2008.

Пунктом 6.1 договора лизинга предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии исполнения лизингополучателем своих финансовых обязательств предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя путем подписания между сторонами отдельного договора купли-продажи предмета лизинга в течение 30 календарных дней с момента окончания срока лизинга, оформляемой по процедуре, изложенной в пункте 6.7 договора.

28.07.2011 года истец с письмом № 5507/354 направил ответчику проект договора купли-продажи предмета лизинга, в ответ на которое письмом исх. 82 от 01.08.2011 года истец получил информацию об обременении передаваемого в собственность предмета лизинга.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2009 по делу N А40-1609-07/09—47, вступившим в законную силу, на предмет залога было обращено взыскание в пользу АО «БТА Банк», в том числе и на спорный предмет лизинга.

Указанное обременение возникло на основании договора залога от 01.10.2008 N РФ 08/143, заключенного между ООО «Лизинговая компания «Дело» и АО «БТА Банк» после заключения договора лизинга.

Переданный истцу во владение и пользование по акту приема-передачи от 30.06.2008 предмет лизинга — вакуумная подметально-уборочная машина JOHNSTON C№ 400 на момент судебного разбирательства лизингодателю не возвращена, находится во владении истца, взыскание на него третьим лицом не обращено.

Поскольку предмет лизинга ответчиком в собственность истца не передан, договор купли-продажи (выкуп) предмета лизинга заключен не был, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском об обязании ответчика заключить договор купли-продажи предмета лизинга.

Согласно пункту 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.

В силу пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

Особенность договора выкупного лизинга состоит в том, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных платежей.

В свою очередь, имущественный интерес лизингополучателя в выкупном лизинге заключается в приобретении предмета лизинга в собственность. Исходя из этого лизинговые платежи при выкупном лизинге включают в себя в том числе цену продажи переданного в лизинг имущества, и имущество передается в лизинг, будучи обремененным правом лизингополучателя на последующий выкуп.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества.

Праву лизингополучателя выкупить имущество по договору выкупного лизинга корреспондируют обязанности лизингодателя, неразрывно сочетающие в себе обязанности арендодателя и продавца.

На основе оценки имеющихся в материалах дела и дополнительно представленных при новом рассмотрении доказательств суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу об обоснованности требований истца ввиду исполнения им обязательств по договору лизинга № 1541-Л1/СТ08 от 19.03.2008 в части внесения всех лизинговых платежей и оплаты выкупной стоимости предмета лизинга.

Данное обстоятельство Банком не оспаривается.

Доводы кассационной жалобы о нахождении вакуумной подметально-уборочной машины, являющегося предметом лизинга в залоге у Банка по договору залога движимого имущества от 01.10.2008 N РФ 08/143, препятствующему передаче истцу в собственность предмет лизинга, отклоняются как несостоятельные.

В силу статьи 23 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга (подпункт 3 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса).

При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 г. № 16533/11 по делу N А56—2946/2011 и от 14.05.2013 г. № 17312/12.

Кроме того, суд кассационной инстанции учитывает, что договор залога движимого имущества от 01.10.2008 N РФ 08/143, на который ссылается Банк, был заключен по времени позднее договора лизинга № 1541-Л1/СТ08 от 19.03.2008.

При этом в пункте 7 Приложении № 2 к договору о залоге движимого имущества от 01.10.2008 N РФ 08/143 «Документы, подтверждающие возникновение обременения на предмет залога» зафиксировано, что движимое имущество, указанное в пункте 1 Таблицы 2 Приложения № 1 к настоящему договору, передано в финансовую аренду (лизинг) на основании спорного договора лизинга, заключенного от 19.03.2008 между залогодателем и ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» (т. 2 л. д. 41).

Таким образом, договор залога между Банком и ООО «Лизинговая компания «Дело» был заключен в отношении уже переданного ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в лизинг имущества, о чем Банк должен был достоверно знать, тем не менее, несмотря на это обстоятельство и наличие определенного обременения в виде передачи объекта в лизинг с правом выкупа, Банк заключил договор залога.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на наличие вступившего в законную силу решения Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2009 по делу N А40-1609-07/09—47, которым в счет погашения задолженности ООО «Лизинговая компания «Дело» перед Банком по кредитному договору обращено взыскание на имущество, заложенное по договору залога от 01.10.2008 N РФ 08/143, не может быть принята, поскольку судебный акт по указанному делу не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, так как ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» не было привлечено к участию в деле N А40-1609-07/09—47.

При этом, как следует из норм пункта 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, даже в случае передаче третьим лицам права владения, пользования и распоряжения имуществом, и реально не владея, не распоряжаясь и не пользуясь имуществом, собственник имущества все равно остается таковым.

Суд кассационной инстанции находит выводы суда апелляционной инстанций правильными и обоснованными.

Доводы заявителя кассационной жалобы не опровергают выводы апелляционного суда относительно установленных судебной коллегией при повторном рассмотрении настоящего дела обстоятельств, не влияют на законность обжалуемого судебного акта, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом, что недопустимо при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, исходя из положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены по доводам кассационной жалобы обжалуемого постановления суда.

Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь ст. ст. 274, 284, 286, п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

постановил:

постановление от 26 февраля 2013 года Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40—113569/5 оставить без изменения, а кассационную жалобу АО «БТА Банк» — без удовлетворения.