Адвокат альберт погосян

Обвиняемый в громком убийстве офицера СОБРа и его семьи вышел на свободу, его дело может развалиться

Обвиняемый в убийстве офицера спецназа Дмитрия Чудакова, его жены и двоих детей, житель Ростовской области Алексей Серенко в конце прошлой недели был освобожден из СИЗО ФСБ Ростова-на-Дону. После того, как прокуратура отказалась утвердить обвинительное заключение в отношении Серенко, посчитав улики против него недостаточными, следствие решило не обращаться с ходатайством об очередном продлении ареста в суд, пишет «Коммерсант». Теперь дело об убийстве семьи спецназовца расследуют заново, и отсидевший в заключении почти два года Серенко может быть признан невиновным.

Как сообщалось ранее, 8 июля 2009 года в Ростовской области на трассе М4 «Дон» в 15 км от выезда из областного центра были убиты командир второго отделения отряда милиции специального назначения ГУВД Нижегородской области Дмитрий Чудаков и члены его семьи. Семья милиционера возвращалась домой из отпуска на собственной машине ВАЗ-2115. По неизвестной причине ночью или рано утром 8 июля подполковник остановил машину на обочине автотрассы недалеко от поселка Рассвет в лесополосе. Преступники или преступник расстреляли семью через стекла машины из гладкоствольного ружья. 35-летний Дмитрий Чудаков и его 7-летний сын были убиты выстрелами в голову. 33-летнюю супругу милиционера сначала ранили в голову, а потом добили ножом в шею. 11-летней дочери спецназовца было нанесено множество ударов ножом в спину. Тела были обнаружены в машине утром. Рядом были беспорядочно разбросаны вещи погибших. Была также предпринята попытка поджечь машину.

В ходе расследования уголовного дела следствие предъявило обвинение в совершении этого и других преступлений работавшему охранником на аксайском рынке Алексею Серенко. Он обвиняется в убийстве 7 лиц, сопряженных с разбойными нападениями, в том числе убийстве семьи Чудаковых, и в ряде других преступлений (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, пп. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

После окончания расследования дело было направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения. Однако прокурор Ростовской области Валерий Кузнецов возвратил в СКР уголовное дело в отношении Алексея Серенко для дополнительного расследования. Основанием для этого явились «существенные нарушения требований УПК РФ и недостатки, связанные с неполнотой предварительного следствия, допущенные в ходе расследования, не позволяющие утвердить обвинительное заключение и направить уголовное дело в суд». Какие именно нарушения были допущены при расследовании, в прокуратуре не уточнили, пояснив, что «их огромное количество».

По словам адвокатов Серенко, срок содержания под стражей их подзащитного истекал 9 августа этого года. Учитывая, что под стражей он находился уже 23 месяца, а, согласно 109-й статье УПК, этот срок не может быть больше 18 месяцев, следствие просто не стало обращаться за очередным продлением ареста в суд. «Следователь сам решил освободить обвиняемого, но при этом взял с него подписки о невыезде и надлежащем поведении, по которым он обязан являться на следственные действия по первому требованию», — сообщает «Коммерсант». По мнению защитников Серенко, скорее всего, теперь следствие начнет искать новых подозреваемых и устанавливать новые мотивы. Адвокаты обвиняемого уверены, что версия следствия о том, что он расстрелял и добил ножом членов семьи офицера спецназа, чтобы «самореализоваться», — явно не соответствует обстоятельствам совершенного преступления.

Напомним, что ранее в СКР утверждали, выстрелы в семью Чудакова были произведены именно из «Сайги» Серенко. Поскольку у погибших денег и ценных вещей с собой не было, в окончательном обвинении Серенко инкриминировали не попытку разбоя, а расстрел четырех человек ради самоутверждения.

В свою очередь, адвокат Серенко Альберт Погосян считает главным нарушением со стороны следствия то, что оно сделало его подзащитного обвиняемым лишь на основании экспертизы, проведенной в Минюсте. «Баллистическая экспертиза была проведена столь грубо, что другие эксперты признали ее полной профанацией. Это исследование не имело под собой методологической основы, оно не дает нужной степени достоверности и не является законным доказательством», — отметил защитник. Он также утверждает, что непричастность Алексея Серенко к убийству подтверждается свидетельскими показаниями. «В частности, у нас есть свидетели, которые в ночь убийства Чудаковых видели Алексея Серенко далеко от места преступления»,— заметил адвокат.

Кроме того, защитники Серенко подчеркивают, что следствие так и не проверило другие мотивы этого убийства. Среди них месть боевиков, в отношении которых он проводил спецоперации, неоднократно выезжая на Северный Кавказ, и возможный конфликт офицера с другими бандитами по дороге. В частности, он возвращался из отпуска через печально знаменитую станицу Кущевскую и якобы мог что-то не поделить с участниками группировки Сергея Цапка, которые сейчас находятся под следствием за массовое убийство. Во всяком случае, никто из участников расследования не смог объяснить след от наручников, обнаруженный на левой руке спецназовца. Между тем, это повреждение было прижизненным.

Четыре года уголовного преследования суд оценил в 300 тыс. руб.

Сегодня Пролетарский районный суд Ростова-на-Дону взыскал с госказны 300 тыс. руб. в пользу Алексея Серенко, компенсировав ему таким образом моральный ущерб, нанесенный четырехлетним незаконным преследованием. Господин Серенко, необоснованно обвинявшийся в семи убийствах, в том числе семьи офицера спецназа, рассчитывал получить 10 млн руб., ответчик по делу — управление федерального казначейства по Ростовской области — считало требования истца необоснованными и просило суд вообще отклонить заявленный им иск.

Сегодняшнее заседание в Пролетарском райсуде по делу жителя Аксая Алексея Серенко началось с ходатайства истца об отложении разбирательства в связи с болезнью его адвоката Альберта Погосяна. Истец предоставил больничный адвоката, но суд посчитал, что господин Серенко в состоянии и сам пояснить суть заявленных им требований, отклонил его просьбу.

Почему Алексей Серенко хотел получить компенсацию

Представитель управления федерального казначейства по Ростовской области просила суд отклонить иск, утверждая, что сумма компенсации морального вреда в размере 10 млн руб. не доказана — отсутствует заключение психолога о морально-нравственных страданиях истца, которые он понес за два года заключения в СИЗО и два года нахождения под подпиской о невыезде, и нет материалов СМИ, в которых Алексей Серенко назывался детоубийцей. Судья Анжелика Власенко поинтересовалась у истца, как он себя чувствовал, находясь под стражей. «Ужасно. Как я мог себя чувствовать, если меня обвиняли в страшных преступлениях: в семи убийствах, в том числе двух маленьких детей, в групповом изнасиловании, захвате человека, мне грозил пожизненный срок заключения, моим близким сотрудники ИВС запрещали носить передачи, оперативники угрожали им, что могут оказаться рядом со мной в тюрьме, если не откажутся от меня. После задержания меня в течение десяти ночей избивали сотрудники правоохранительных органов»,— рассказал суду истец. «У вас есть подтверждения документальные, что вы были избиты полицейскими?» — поинтересовалась судья. «Да, в материалах делах представлены справки больницы Аксайского района, врачи которой выезжали в СИЗО»,— добавил пострадавший. По прошествии часа с начала заседания в зал вошел, извинившись за опоздание, адвокат Альберт Погосян. Он предоставил суду документы, свидетельствующие о том, что Алексей Серенко был задержан в ночь на 24 сентября 2009 года по подозрению в убийстве нижегородского подполковника спецназа Дмитрия Чудакова, его супруги и двух малолетних детей, что уже 30 сентября ему были предъявлены обвинения, которые затем несколько раз менялись: увеличивалось количество вменяемых преступлений. Он также просил суд сделать запрос в СКР, расследующий уголовное дело по заявлению Алексея Серенко в отношении двух оперуполномоченных, превысивших должностные обязанности. Но суд отклонил ходатайство, посчитав, что оно не относится к разбирательству о моральной компенсации. Адвокат предоставил суду документы о том, что Алексей Серенко никогда не признавал инкриминируемые ему деяния, настаивая на своей невиновности, однако суд на протяжении предварительного следствия продлевал ему арест по ходатайствам следователей, и только, когда прокурор Ростовской области вернул уголовное на доследования, найдя в нем свыше 16 нарушений, обвиняемому изменили меру пресечения на подписку о невыезде.

«Освободившись из СИЗО, пройдя издевательства и пытки, Алексей Серенко вынужден был каждую неделю отмечаться в полиции и участвовать в следственных действиях еще в течение двух лет, пока в сентябре 2013 года не была арестована банда так называемых ростовских амазонок, которым сегодня вменяются преступления, якобы совершенные бывшим обвиняемым»,— отметил Альберт Погосян. Адвокат отметил, что 4 ноября 2013 года уголовное преследование экс-обвиняемого было прекращено в связи с его непричастностью к совершению преступлений и с правом на реабилитацию. В феврале 2014 года Генпрокуратура принесла ему извинения за четырехгодичное незаконное преследование. Спустя два с половиной года Алексей Серенко решил воспользоваться своим правом на компенсацию ущерба и подал иск. Он просил взыскать в свою пользу 10 млн руб. с казначейства. 6 млн руб. он рассчитывал получить за нахождение под следствием в СИЗО в 2009–2011 годах, а еще 4 млн руб.— за 2011–2013 годы, которые провел на свободе под подпиской о невыезде.

Читайте так же:  Пенсия по старому месту жительства

Суд, рассмотрев за один день иск Алексея Серенко, принял решение взыскать с государства в пользу истца 300 тыс. руб. «Я не уверен, что буду подавать апелляцию. Подумаю. Мне очень тяжело вспоминать пережитое и унизительно терпеть насмешки со стороны ответчиков, хотя, после перенесенных издевательств, подтвержденных документами, я надеялся на достойную компенсацию»,— заявил “Ъ” после заседания Алексей Серенко.

Иск Алексея Серенко о возмещении морального вреда за незаконное уголовное преследование будет рассмотрен 15 декабря

Исковое заявление Алексея Серенко о возмещении морального вреда к федеральному казначейству будет рассмотрено 15 декабря, — заявила в ходе сегодняшнего заседания судья Пролетарского райсуда Ростова-на-Дону Анжелика Власенко. Такое решение суд принял из-за неявки на заседание представителя ответчика. В свою очередь, представитель истца Альберт Погосян просил суд истребовать у СКР документы, подтверждающие следственные действия в отношении его доверителя на протяжении 2009-2013 годов, когда Алексей Серенко обвинялся в совершении семи убийств и ему грозило пожизненное заключение.

По словам адвоката, заявленная истцом компенсация в 10 млн руб. имеет фактические основания, но не учитывает те издержки, которые понес Алексей Серенко после освобождения из СИЗО. «Больничный период, когда моему доверителю пришлось восстанавливать свое здоровье после тюремных испытаний, мы в иске не учитывали», — пояснил «Ъ-Юг» Альберт Погосян. Сам Алексей Серенко добавил Ъ, что, находясь под подпиской о невыезде, он был вынужден каждую неделю отмечаться в полиции, а также участвовать в следственных действиях. Кроме того, господин Серенко отметил, что из-за навешенного на него СМИ ярлыка «маньяк» он не имел возможности устроиться ни на какую работу.

Как ранее писал «Ъ-ЮГ», 24 сентября 2009 года Алексей Серенко был задержан по подозрению в убийстве семьи сотрудника ГУВД по Нижегородской области подполковника Дмитрия Чудакова, его супруги Ирины и двух маленьких детей — Вероники и Александра, совершенном на трассе «Дон» недалеко от поселка Рассвет Аксайского района Ростовской области летом того же года. Позже, уже после ареста, ему вменили еще три убийства и одно покушение. Осенью 2013 года уголовное преследование экс-обвиняемого было прекращено в связи с его непричастностью к совершению преступлений и с правом на реабилитацию.

Как дела в Кущевской

Дмитрий Медведев объявил об отставке начальника ГУВД Краснодарского края, в Кущевском районе которого были жестоко убиты 12 человек. Расследование по другим нераскрытым делам края все еще ведутся

Москва. 30 ноября. INTERFAX.RU – Президент России Дмитрий Медведев заявил в Послании Федеральному Собранию о своем решении отправить в отставку начальника ГУВД Краснодарского края Сергея Кучерука. Убийство 12-ти человек в станице Кущевской и другие жестокие преступления, многие годы скрываемые и открытые с дня трагедии, и могли повлиять на волю главы государства.

«К сожалению, произошел целый ряд трагических событий, в результате которых погибли, были убиты наши граждане. Их причинами являются, в том числе, и расхлябанность в деятельности правоохранительных и других властных органов, зачастую их прямое сращивание с криминалом», — сказал Медведев в Послании Федеральному Собранию. «По одному из таких эпизодов я принял решение освободить от должности начальника ГУВД Краснодарского края», — сообщил президент.

Расследование ситуации в станице Кущевской привело к раскрытию многих других тяжких происшествий, прежде замалчиваемых, или оставленных нераскрытыми. Так, во вторник Кущевской районный суд избрал меру пресечения для Вадима Палкина, подозреваемого в убийстве в 2002-м году главы района Бориса Москвича. Палкин будет заключен под стражу до суда. Ранее фамилия предполагаемого убийцы не называлась, хотя и отмечалось, что это житель района, не согласный с результатами выборов, по итогам которых пост главы Кущевского района занял Москвич. Преступление, как отмечает представительница суда, было раскрыто при помощи детектора лжи.

Подозреваемый в совершении этого преступления не имеет никакого отношения к бандитам, совершившим убийство 12 человек 5 ноября. Так же, как не имеет к нему отношения Сергей Цапок, ранее подозреваемый в причастности к нападению. Об этом заявил во вторник официальный представитель СК РФ Владимир Маркин.

Также Маркин объявил о завершении СК РФ следственных действий по уголовному делу в отношении Алексея Серенко, обвиняемого в серии убийств и разбоев на территории Ростовской области, в том числе убийства командира отряда спецназа ГУВД Нижегородской области Дмитрия Чудакова и его семьи. «Причастность Серенко к инкриминируемым преступлениям подтверждается совокупностью собранных доказательств, в том числе заключениями баллистических судебных экспертиз, установивших, что при совершении убийств Серенко использовал свой карабин «Сайга», — сказал Маркин.

Адвокат Серенко Альберт Погосян выразил недоумение по поводу заявления официального представителя СК РФ. По словам Погосяна, 22 ноября в станице Кущевская встретился с исполняющим обязанности СК Александром Бастрыкиным, и договорился с ним о том, что «в оговоренные сроки» будут представлены доказательства невиновности Серенко – как утверждает Погосян, сроки эти еще не истекли. Он отметил, что все обвинение, с материалами которого Серенко и его адвокаты знакомятся уже месяц, построены на баллистических экспертизах карабина «Сайга» – эти экспертизы, заявил Погосян, «иначе как нелепыми назвать нельзя, они не выдерживают никакой критики».

Однако дело, с которым разбирается следственный комитет, совсем нешуточное: в ночь на 8 июля 2009 года командир отряда милиции спецназначения по Нижегородской области Чудаков, его жена и двое детей, 1998 и 2002 годов рождения были обнаружены убитыми в своем автомобиле на трассе М-4 («Дон») в Ростовской области. На их телах были и огнестрельные и ножевые ранения.

О раскрытии убийства Чудаковых и членов его семьи Маркин сообщил еще в сентябре 2009 года. «В ходе следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий установлено лицо, причастное к жестокому убийству», — сказал тогда он «Интерфаксу». По его словам, задержанным оказался 27-летний житель Ростовской области, который ранее не был судим. По ходатайству следствия судом в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, сказал представитель СК РФ.

Между тем мать Чудакова уверена в причастности к убийству сына членов группировки Цапка. «Он заезжал в Кущевку. Я нашла свидетелей, что после этого визита ему угрожали», — сообщила она журналистам 22 ноября в ходе встречи главы СК РФ Александра Бастрыкина с жителями Краснодарского края. Женщина добавила, что 10 ноября неизвестные по телефону дали ей прослушать аудиозапись последних минут жизни ее сына. По версии Чудаковой, семья, возвращаясь с летнего отдыха домой, сделала остановку близ станицы Кущевская, где его жена сорвала пару подсолнухов. Это было замечено двумя подростками, которые стали говорить о том, что подсолнухи принадлежат семье Цапок.

По уверениям матери Чудакова, омоновец выступил в защиту жены и вступил в конфликт с обидчиками, именно это послужило причиной для убийства семьи Чудаковых. В связи с этим Маркин заявил: «Безусловно, Следственный комитет сделает все, чтобы кущевские бандиты понесли уголовную ответственность за все те преступления, которые были ими совершены, но следствие исключает всякую возможность «навешивания» на эту банду чужих преступлений».

Следствием как катком по судьбе

Следователь Павлов своими методами изломал жизнь обвиняемому в громком убийстве и продолжает работать в органах

02.10.2013 в 15:07, просмотров: 3280

Две недели назад областное управление следственного комитета сообщило о предъявлении обвинения членам банды Подкопаева-Тарвердиевой. Самым ожидаемым было заявление об их причастности к убийству нижегородского омоновца Дмитрия Чудакова. Однако среди шести перечисленных эпизодов это дело названо не было. Это означает, что с Алексея Серенко, который является официальным подозреваемым по делу, обвинение пока не снимается. В течение четырех лет он вынужден терпеть незаслуженно навешенный на него ярлык убийцы.

Читайте так же:  Заключение о возможности быть опекуном срок действия

— На мои вопросы, когда возобновятся следственные действия, когда я узнаю о результатах, мне отвечают: вы же смотрите новости, — говорит Алексей. — Получается, информацию по делу мы должны получать из СМИ.

А если бы на его месте был мой сын?

В силу профессии мне пришлось следить за судьбой Алексея Серенко с того момента, как началась эта история. Бывать на судах, видеть переживания матери и девушки — теперь уже жены Ирины. Четыре года назад меня поразило, как спокойно они обо всем рассказывали. Сейчас знаю, чего им это стоило. А еще примеряла на себя — если бы это случилось с моим сыном, тоже Алексеем? Известно, сколько невиновных отсидели за преступления, которых не совершали. И интуиция подсказывала, что этот парень здесь ни при чем.

— Я был на 100% в этом уверен, — говорит адвокат Алексея Альберт Погосян. — Человеку грозило пожизненное заключение — каково знать, что ты ему не смог помочь? А потом появилось много фактов, я вел свое расследование.

Алексею повезло, что судьба свела его не просто с хорошим адвокатом — таких много, — а с порядочным человеком, который боролся за своего подопечного, как за собственного сына. Сегодня они рассказывают том, о чем вчера еще было нельзя, так как это могло повредить следствию. И взвешивают каждое слово, ведь дело еще не закрыто.

Имитация расследования

По оценке адвоката, вместо того чтобы искать истину, следствие проводило мероприятия по нейтрализации всех версий, кроме одной, где виновник Серенко.

— Все искусственно подтягивалось под нее, другие он даже не пытался рассматривать, — рассказал Альберт Михайлович. — Им было проведено не расследование, а его имитация. Доказательной базы не было никакой — только расчет на чистосердечное признание. А методы применялись незаконные и с моральной, и с процессуальной точки зрения. Я много лет работаю адвокатом, но более беспринципных и циничных людей не встречал. Мы к нему обращались и официально, и по душам говорили, он лишь усмехался:»Забудьте про процессуальный кодекс, вам не стоит об этом рассуждать, у нас в Москве даже Резник не пикает, когда мы работаем».

Павлов и его помощники выбивали признательные показания, чередуя физическое и моральное воздействие. Это сложно пересказать, лучше пусть расскажут те, кто прошел через все. Я просто приведу отрывки из нашего четырехчасового разговора с Серенко и Погосяном.

«Я все равно его посажу»

Алексей Серенко: «Били первые 10 дней постоянно, а потом периодически, по мере необходимости».

Альберт Погосян: Одну и ту же фразу Павлов мог вбивать, чтобы вогнать на подсознательный уровень: «Будет плохо маме, мы тебя все равно посадим». И импровизировали — подкидывали к коренным фразам рассказы про близких. Мы видели от него не стремление выявить правду, а подавить всех участников — свидетелей, обвиняемого, адвокатов, близких. Они очень хорошо его психологию изучили — у Леши трепетное отношение к семье, на это слабое место и давили. Говорили, что мать и Ирина никуда не смогут устроиться на работу в Аксае. Настраивали Ирину против него: приводили примеры женщин, с которыми он был, даже показывали фото, протоколы допросов. А Лешу параллельно настраивали против Иры: «Она тебя не дождется, и смысла нет тебе упираться». Перед свиданием маму уговаривали, что ей необходимо убедить его сознаться — так будет лучше для них же».

А.С.: «Мне говорили, что получу определенный срок — лет 18, 8 отсижу и досрочно освободят».

А.П.: «Павлов ездил к родне и требовал, чтобы с их стороны не было помощи, ездил к друзьям на работу — принуждал не участвовать в судьбе Алексея. Был у руководства двоюродного брата Сергея, который занимал руководящую должность на крупном предприятии, убеждал уволить его. Следователи угрожали посадить в камеру, где над ним совершат определенные действия. Через подставных лиц предлагали методы суицида. Сажали в карцер, причем в праздники, например в Новый год».

А.С.: «Павлов пытался настроить меня против адвокатов, давил на национальность: «Эти армяне не защитят тебя»».

А.П.: «А нам заявлял: этот детоубийца — пятно на вашей дальнейшей карьере. А параллельно писали на нас со Светланой Манукян представление в палату о лишении нас статуса адвоката.

Проявления нормальных человеческих чувств тут же использовали во вред подследственному: на вопрос, ссорился ли со своей девушкой, Алексей, как и любой нормальный человек, отвечал «да». Следствие делало вывод: ссорился на почве сексуальной неудовлетворенности и поэтому совершал преступления. Эту версию Павлов претворил в жизнь, и после психологической экспертизы месячной давности назначил новую, сексуально-психиатрическую. В Волгограде, откуда он вышел и где у него были связи.

Когда мы пытались образумить Павлова ссылкой на законы, от него слышали: «Я все равно его посажу, он будет сидеть». Мы ему пытались объяснить, что для этого нужны основания, а он: «Если я его не посажу, я сниму погоны». Он давал слово офицера, что если ему не удастся отправить дело в суд, то уйдет из органов».

А.С.: «Я ему говорил: «И что будешь делать?» — «Уйду на пенсию»».

А.П.: «Павлов преуспел в действиях морального давления, все его действия никак не были связаны с реальным расследованием дела. У него была четкая уверенность, и он неоднократно нам об этом заявлял, что в комитете его поддержат, а в прокуратуре пропустят. Эта уверенность и безнаказанность давали возможность действовать такими методами».

В этом мире еще можно кому-то верить

По словам Алексея, выдерживать такой прессинг на протяжении двух лет помогла поддержка со всех сторон — от семьи, друзей, адвокатов.

— Альберт Михалыч приходит, — вспоминает он. — Я, говорит, просто так приехал: привет из дома передавали, Ирка ждет, любит — все нормально. У меня после этого такой прилив энергии появлялся, что прыгать хотелось.

— Я верил ему, и настолько же он верил мне. Так получилось, — рассказывает адвокат. — Я его понимал и чувствовал, когда ему будет плохо. Отсюда и предугадывал, когда и какие действия могли совершить с ним эти «борцы за правосудие», и в этот момент появлялся.

Был такой случай: один из помощников следователя при Серенко и Погосяне хвастался, как в выходные ходил в баню и пил пиво с раками — мол, как на свободе хорошо. Альберт Михайлович тут же ему выдал: «А Леха завтра шашлык есть будет». И привез, и он ел его при нем. Как выразился адвокат, шла война, в которой не было ни дня передышки. Ежедневно приходилось на их действия придумывать свои противодействия — других свидетелей, другие доказательства, экспертизы.

— Не существует людей, которых нельзя сломать, — уверен адвокат Погосян. — Но Алексей относится к тем людям, у которых порог крепости завышенный. У него редкая стойкость, если б этого не было, наш труд списался бы на нет.

Жизнь после.

Два года, проведенные за решеткой, и два последующих дают о себе знать. С Серенко еще не сняли клеймо убийцы, из-за этого он не может устроиться на работу. Опять помогают родственники, друзья и случайные подработки.

— Вы когда-нибудь слышали, чтобы адвокат финансово помогал? — вопросом на вопрос о том, как же он выкручивается, отвечает Алексей.

Не так давно у него родился сын, а всем известно, сколько нужно денег, чтобы вырастить малыша. Никто не подсчитывает и реальный материальный ущерб, нанесенный подозреваемому в ходе следствия: автомобиль до сих пор стоит на штрафплощадке, нет возможности пользоваться квартирами (одна оформлена, к слову, на маму) — он вынужден жить с родителями супруги. Мало того, что имущество было разгромлено во время обыска, так оно еще арестовано в счет возмещения возможного материального ущерба потерпевших. Это при не доказанной-то вине.

— Мы хотим, чтобы с Леши не просто были сняты все обвинения, а была признана ошибка следствия и все предварительные действия были признаны проводимыми вне закона, — заявляют адвокаты.

Тем временем следователь Владимир Павлов продолжает работать в органах — в городе Волгограде.

В отношении адвоката Алексея Серенко, экс-обвиняемого в убийстве семьи Чудаковых, возбуждено дело

В отношении адвоката Светланы Манукян, защищавшей аксайчанина Алексея Серенко, обвиняемого в убийстве семьи нижегородского омоновца Дмитрия Чудакова, возбуждено дело. Защитник подозревается в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении.

Читайте так же:  Требования к сокращению штатов

По данным следствия, в 2012 году Манукян составила протокол опроса свидетеля, в который внесла ложные сведения и заставила гражданина его подписать. Согласно документу в 2009 году житель Ростовской области недалеко от места убийства Чудаковых обнаружил сумку с документами на имя сотрудника ГУВД по Нижегородской области Дмитрия Чудакова и его супруги Ирины. В дальнейшем адвокат заявила ходатайство следователю о признании недопустимыми ряда следственных действий, в том числе и одного из основных — протокола осмотра места происшествия, приложив в качестве доказательства сфальсифицированный протокол. Ходатайство подозреваемой следователем было частично удовлетворено, протокол опроса свидетеля приобщен к материалам уголовного дела. Однако спустя три года «липовый» свидетель от своих показаний отказался.
— Вместе с тем, как следует из материалов уголовного дела по факту убийства семьи Чудаковых, паспорт на имя Ирины Чудаковой был обнаружен в автомашине потерпевших в ходе осмотра места происшествия, служебное удостоверение сотрудника полиции Дмитрия Чудакова – в ходе обыска по месту жительства обвиняемых в их убийстве – Тарвердиевых, — сообщает следственный комитет России. — Свидетель же, представленный адвокатом почти спустя три года после совершения преступления в отношении Чудаковых, отказался подтверждать факты, указанные в протоколе об обнаружении им документов погибших, сообщив о том, что он подписал протокол, находясь под психологическим воздействием адвоката Манукян.

Коллега Светланы Манукян – Альберт Погосян, который также во время следствия представлял интересы Алексея Серенко, рассказал Bloknot-rostov, что, по его мнению, приведенные следствием нарушения со стороны Манукян отсутствуют.
— Указанное следствием нарушение отсутствует. Уверен, правда восторжествует, — прокомментировал Альберт Мнацакович, — моя коллега выполняла все действия в рамках закона.

В настоящее время расследование уголовного дела продолжается. Напомним, 26-летний охранник аксайского рынка Алексей Серенко долгое время был единственным подозреваемым в громком деле о жестоком убийстве семьи полицейского. Подполковник нижегородского СОБРа Дмитрий Чудаков вместе с семьей был зверски убит в ночь на 8 июля 2009 года в окрестностях Аксая. Офицера, его жену и сына-первоклассника расстреляли в упор картечью из охотничьего ружья. 11-летняя дочка скончалась от 37 ножевых ударов.

8 сентября 2013 года удалось задержать настоящих преступников, после того, как они напали на сотрудников вневедомственной охраны Ивана Шахового и Алексея Лагоду. Участниками банды оказались 46-летняя жительница Ставропольского края Инесса Тарвердиева, ее 25-летняя дочь Виктория, сотрудник ДПС Сергей Синельник и его супруга Анастасия Синельник. Еще один участник – Роман Подкопаев – при задержании был убит.

Новости на Блoкнoт-Ростов-на-Дону

«Амазонки» в законе

Алексей висел пристегнутый наручниками, терял сознание от боли… «Потом узнал, что это называется «Ласточка», – вспоминает один из первых допросов 30-летний Алексей Серенко, – руки за спину, наручники перекидывают через высокую перекладину и застегивают, ощущение, что суставы выворачивают наизнанку. Но хуже было, когда на меня надели противогаз, который закрывали, чтоб не поступал воздух, и били пластиковой бутылкой с водой. По голове, почкам… Боль нереальная, а следов побоев нет». Этот кошмар начался 23 сентября 2009 года – Алексей Серенко был обвинен в убийстве спецназовца Дмитрия Чудакова и его семьи.

Без вины виноват

Отдохнув в сочинском санатории, Чудаковы возвращались домой в Нижний Новгород. Проехав на «Ладе» пятнадцатой модели три четверти пути, остановились на ночлег… Утром 8 июля недалеко от города Аксай были обнаружены их тела – 35-летнего Дмитрия, его 33-летней жены Ирины, 11-летней дочери Вероники и 7-летнего сына Саши. В них стреляли из карабина «Сайга», а на телах детей были найдены десятки ножевых ранений. Это убийство семьи спецназовца, подполковника Чудакова, потрясло всех, и раскрыть его для стражей порядка стало делом чести.

Под подозрение попал Алексей Серенко. Отработав смену контролером на овощной базе в Аксае, он сел за руль «Лады» четырнадцатой модели. «Десять минут, и я дома, – вспоминает Леша. – Но на половине пути меня обогнала машина ДПС, показывают – нарушил. Припарковался на обочине, все думал: что я сделал не так? Меня попросили выйти и сесть в машину к ним, чтобы посмотреть видеозапись нарушения. А там надели на голову кулек и увезли в отдел, где сказали: «Можешь прикидываться дурачком, убийство мы повесим на тебя».

Связаться с близкими Серенко не мог. Его девушка Ирина за ночь обзвонила больницы и морги – безрезультатно. «Утром нервничала, пришла на работу, и тут звонок из милиции: Лешу обвиняют в убийстве, – вспоминает она. – Вскоре приехали и увезли меня под конвоем. Я работаю бухгалтером на «Водоканале», а тут такой позор! Меня допрашивали 15 часов… По версии следствия я была соучастницей. Никого не останавливало алиби – вечером гуляли, ночью заходил и в магазин, а примерно в момент преступления отправила маме сообщение: «Останусь у Леши, не волнуйся». Через сутки Ирину отпустили. Позже ей пришлось пройти несколько экспертиз. «Если б это продолжалось дольше, сдалась бы, – делится Ира. – Следов моей крови на месте преступления не нашли. «Полиграф» прошла без заминок».

А в это же время Серенко обвинили еще в двух убийствах: «Делайте, что хотите! Не подпишусь под тем, чего не совершал», – повторял он. У Алексея было все – здоровые родители, любимая девушка, квартира, машина, достойный заработок. Зачем ему убивать? «Все было как какая-то нелепая импровизация, – делится Альберт Погосян, адвокат Алексея. – Много улик осталось неучтенными. Зато каким-то образом эксперты доказали, что выстрелы были произведены из «Сайги» Алексея, он с 2006 года хранил ее дома для самообороны. На него решили повесить эти убийства только лишь потому, что он – житель Аксая, неподалеку работает, к тому же спортсмен, а значит, сильный, агрессивный и имеет оружие. Вот и все доказательства!»

Спустя год Серенко разрешили первое свидание. К нему пришла мама. Сын обнял ее и сказал: «Мам, я не убивал» – и она разрыдалась, прошептав: «Я знаю». В невиновность Алексея верила и мама Чудакова, во время судебных заседаний заявила, что сядет вместе с невинно осужденным.

Цена жизней

Почти два года Алексей находился в СИЗО. Но летом 2011-го истек срок предельного содержания под стражей. «Меня перевели в ранг подозреваемых 5 августа 2011 года. Выпустили под подписку о невыезде, а я все думал: «Надолго ли?» – вспоминает Серенко.

– Мой адвокат Альберт Михайлович устроил сюрприз – звонил близким, друзьям и говорил: «Приезжайте к Лешиной маме, дело есть!» Все волновались… А тут я пришел! Ирина так плакала, мы впервые за два года обнялись и до утра друг друга из объятий не выпускали: не верилось, что снова вместе…»

Поняв, что каждая минута дорога, Алексей и Ирина поженились 14 февраля 2012 года. Свадьба была скромной. А вскоре у них родился сын Андрей, сейчас ему уже полтора года. Серенко не брали на работу: кому нужен сотрудник под следствием? Чтобы кормить семью, приходилось перебиваться случайными заработками.

Кошмар закончился так же неожиданно, как и начался. В сентябре 2013 года Серенко позвонил брат Владимир: «Леш, слышал – вчера стреляли, задержали какую-то банду, они столько людей убили!» Полицейские поймали банду «Амазонок», в ней были в основном женщины. Чуть позже одна из задержанных 46-летняя Инесса Таривердиева давала показания и рассказала, как они с мужем убили семью Чудаковых. Рыскали по трассе в поисках жертв и заметили машину. Инесса хладнокровно стреляла из «Сайги», а супруг зарезал детей. Добычей банды оказались ноутбук, фен…

В начале декабря 2013 года с Алексея Серенко были сняты все обвинения. «Жду, когда меня обелят так же принародно, как и очернили, – признается Алексей. – Физически почти восстановился – пришлось побегать по врачам. С адвокатом занимаемся вопросом возмещения морального ущерба и за избиение, и за незаконное содержание под стражей. Сейчас готовим документы для подачи в Следственный комитет. Но главное, что теперь смогу устроиться на работу, съездить к Валентине Чудаковой, чтобы поблагодарить за веру в меня и помощь, да и просто свободно вздохнуть, не оглядываясь…»